«Как можно проработать столько времени в одном издании? Это же скучно! – выговаривала мне по телефону бывшая однокурсница, которая пару лет назад перебралась в Москву и собирала команду для нового проекта. – Сейчас журналист должен как минимум раз в пять лет менять место работы для расширения кругозора».


Подругу я слушала, счищая комья грязи с кроссовок после визита в Зерноград: все утро я прыгала по местам «локального разлития из системы водоотведения» – залитым нечистотами огородам десятков горожан. А через полчаса мне нужно было бежать в здание областного правительства на совещание по началу сезона капитальных ремонтов на Дону. Тема это неинтересная лишь для непосвященного, а раскопать среди массива отчетов полезную для читателей информацию (именно на этом заседании должны были объяснить немало спорных моментов) можно было только лично.

… За 15 лет работы в «Нашем времени» лично я выяснила и для себя, и для читателей немало важнейших моментов, но не понятие «скучно». На подобную критику от коллег я лишь вежливо улыбалась, так и не определив: это каким образом может быть скучной работа в региональном издании? Засиделась в кабинете – прыгаем в редакционную машину и мчим «в поля»: уникальные, «штучной работы» люди чаще всего живут как раз в небольших городках или поселках. Именно здесь можно познакомиться с настоящей оппозицией бюрократии и интересам крупного капитала: один лишь «самый противный пенсионер сельского Октябрьского района» (как Сергей Васильевич Трифонов себя сам называет) добился реальных побед в этой борьбе в сотни раз больше, чем именитые «мыздесьвласть» блогеры и активисты.

А таких неравнодушных и бескорыстно преданных общественным интересам жителей на Дону – тысячи. Неутомимые управдомы, которые вводят в трепет региональных чиновников, яростные зоозащитники, поражающие своей отвагой волонтеры и благотворители с прекрасной душой, владеющие уникальными знаниями хранители музеев и волшебники-учителя… О какой Москве вообще может идти речь, если со всеми ними еще не перезнакомился?!

Моя особо любимая фраза: «Мы – добрая газета». Многие ли из моих коллег могут так охарактеризовать свое место работы? А есть еще и редакционный девиз: «Маленьких обижать нехорошо!», который относится и к детям, и к удаленным хуторкам Ростовской области, и к оставшимся наедине с большой бедой простым и не имеющим связей людям.

Постоянные читатели газеты знают: больше всего мы любим писать теплые истории о добившихся признания земляках, разъяснять особенности социальной поддержки, радоваться успехам и достижениям на селе, разгребать коммунальные путаницы и с особым трепетом давать слово активистам поискового движения на Дону. Такие нескандальные и бытовые темы, возможно, не побьют рекорды читаемости у массовой аудитории. По крайней мере, в интернет-топах региональных новостей заметки «Нашего времени» мелькают другие: оперативно раздобытые опровержения очередных фейковых пугалок или, например, пояснения медиков о произошедшем на федеральном уровне скандале.

Впрочем, взрывообразные пики читаемости, по крайней мере интернет-аудитории, мы наблюдаем в самые стрессовые для региона и страны моменты. Так было во время очередных коммунальных реформ, с начала гражданской войны на Донбассе, а потом в первые месяцы пандемии – в таких экстренных ситуациях донские жители бросаются за информацией к источникам повышенного доверия, пускай для кого-то и «скучным». А это, согласитесь, дорогого стоит.