В газету я пришла, когда она уже много лет называлась «Нашим временем». Не сразу узнала, что когда-то она носила другое название. Зато когда мне стало известно, что «Наше время» – это бывший «Комсомолец» и я рассказала об этом своим знакомым постарше, те сразу одобрительно закивали. «Солидное, известное издание, – говорили они. – Работать там придется серьезно».


Так я поняла, что «Комсомолец» за долгие годы своего существования заслужил огромное уважение жителей Ростовской области. Кто-то, однажды познакомившись с газетой, так и продолжал читать ее всю жизнь, кто-то – нет. Однако о «Комсомольце» знало все старшее поколение. И оно ему верило. Продолжает верить и сегодня.

Приведу в пример довольно типичное телефонное обращение (такие звонки в редакцию поступают регулярно).

– Здравствуйте! Мне сказали, что вам можно позвонить и вы поможете. Это правда?

– А вы не подписчик «Нашего времени»?

– Я вашу газету видел только у соседей и знаю, что им вы помогли. А у меня тут такая история… И никто не реагирует на мои обращения.

– «Наше время» – это «Комсомолец». Слышали?

– Да вы что? Правда? Так «Комсомольца» мы все читали! Там даже про меня когда-то материал был. До сих пор тот номер хранится…

И дальше может следовать долгий рассказ о жизни самого человека, о том, что раньше в нашей газете печаталось. Один раз даже случилось так, что позвонивший изложил всю свою биографию, попрощался. А потом перезвонил минут через двадцать – забыл рассказать о проблеме, из-за которой и решил обратиться в редакцию.

Слыша о «Комсомольце», люди постарше улыбаются, молодеют. Это – их прошлое, их юность и молодость. Молодежь, слыша об истории издания, удивляется: «Сто лет газете? Быть этого не может! Просуществовать столько времени… То есть газета была и при Ленине, и при Сталине, и при Ельцине с Путиным? Это круто!»

В общем, когда я произношу название «Комсомолец» (конечно, сегодня все чаще приходится пояснять, что за ним стоит), равнодушным не остается никто. И эмоции, которые возникают при этом у людей, всегда бывают со знаком «плюс».

Единственный раз при мне о «Комсомольце» отозвались с негативом (и то – как посмотреть). Беседовала со своей молодой коллегой, которая никак не могла устроиться на работу.

– А почему в «Наше время» не придешь? Ты же проходила там практику?

– Даже пробовать не хочу. Это же бывший «Комсомолец», и настрой там у всех такой, как у комсомольцев: «Пятилетку в два года. Догнать и перегнать. Быстрее, выше, сильнее. Окажем помощь нуждающимся». Нет, это не по мне.

А по мне – только так и надо. Без перегибов, конечно. Но, наверное, такой настрой и помог газете встретить столетний юбилей. И это, правда, круто!