В помощь – счастливая мама

Диагноз «атипичный аутизм» Саше поставили в семь лет. К этому времени родители с сыном побывали на приеме у множества специалистов. Но никто из них не делал системных назначений. Почти все говорили, что ребенок так и не заговорит и не сможет находиться в обществе... Сегодня Саше – девять. Мальчик ходит в школу. У него есть друзья. Он довольно свободно общается. Об истории Саши и его семьи мы поговорили с мамой мальчика Валентиной Пытиной.


Валентина ПЫТИНА с сыновьями Ильей и Сашей радуется каждой минуте, проведенной вместе.

Могла ли беда пройти стороной?

Саша родился совершенно здоровым ребенком. Если старшему брату Илье врачи не назначали прививки до 2,5 года, то состояние этого малыша никаких опасений не вызывало. Однако после очередной прививки мальчик заболел. Температура, красное горло, вялость... Когда пришел в себя, мама заметила, что ребенок больше не смотрит ей в глаза, не реагирует на свое имя, а любимым Сашиным занятием стало собирать мусор с пола, чего раньше никогда не было. 

Невролог признал: так проявилась реакция на прививку…

А дальше начались походы по врачам. Каждый последующий специалист удивлялся назначениям своих коллег, сделанным ранее. Звучали страшные прогнозы, а иногда призывы набраться терпения и верить в лучшее. Но о системном лечении не говорил никто.

Время шло. Валентина выполняла рекомендации врачей. Занималась с Сашей дома. По дороге в садик рассказывала мальчику о природе, временах года, птицах. Но тот никак не реагировал, что-то сам себе рассказывал на своем птичьем языке. 

– Это было так страшно, возникало ощущение полной безысходности, – вспоминает наша героиня. – Который год ты рассказываешь мальчику одно и то же, а он не меняется. Все пойдут в школу, а он? А он ведь не говорит и, казалось, не слышит. В какой-то момент я поняла, что в Ростове мне никто не поможет. И стала искать в Интернете других специалистов. Так мы попали на консультацию к московскому врачу.

Принять правду трудно. Но необходимо.

В столицу Пытиным пришлось ехать. Первый прием у психиатра длился около двух часов. Валентина вспоминает, что врач говорил вещи, от которых становилось больно и обидно за потерянное время, за то, что доверила судьбу сына людям, которые ничем не помогли… Зато Саше назначили системное лечение. Правда, врач сразу предупредил, чтобы быстрых изменений не ждали. В лучшем случае они появятся через полгода. А могут и не появиться...

Пытиным сделали назначения. Около десяти обследований, которые до этого Саша никогда не проходил (МРТ, рентген головного мозга в разных проекциях, консультация генетика, сдача анализов на внутренние вирусы…). Валентина надеялась, что сыну проведут обследования в стационаре в Ростове, в котором он должен был проходить плановое лечение. Не получилось.

Родителей пугали те медикаментозные назначения, которые Саше сделал московский врач. Ростовские медики их не одобрили. Лекарства были сильнодействующими и назначались в дозах, превышающих те, что дают по регламенту, в разы. Было невероятно страшно. Однако Пытины выполнили абсолютно все назначения. И, действительно, через полгода мальчик изменился. 

Саша до сих пор находится под наблюдением столичного психиатра. Раз в два месяца они выходят на видеосвязь. Раз в год Валентина едет с сыном в Москву на очный прием, все-таки специалисту нужен прямой контакт. К тому же только в последнее время Саша стал более-менее нормально относиться к видеосвязи. Со своим лечащим врачом он уже может долго общаться сам. Для Саши это – невероятное достижение. 

Не нужно мерить жизнь тяготами

Сегодня Саша ходит в коррекционный класс ростовской школы № 96 «Эврика-Развитие». У него пока небольшой словарный запас, но Валентина все усилия тратит на то, чтобы было по-другому. 

Как оказалось, мальчик прекрасно понимал и запомнил все то, о чем рассказывала ему мама по дороге в садик. Когда однажды Саша сказал Валентине: «Мама, смотри! Это – радуга», женщина была на седьмом небе от счастья. Значит, ее старания не пропали даром и, главное, сын не обижен интеллектом. 

Саша – хороший математик и логик.

В школе он ходит в секцию по адаптивному футболу. На лето поехал со старшим братом в деревню к бабушке с дедушкой. Некоторые сильнодействующие препараты врач Саше уже отменил. Перед этим он постепенно снижал дозы. У Пытиных теплится мечта, что, возможно, со временем мальчик станет минимально зависим от препаратов. Ну и, конечно, в семье очень надеются, что в будущем Саше станет проще находиться в обществе. Сегодня он с удовольствием ходит в привычные для него места. С новыми сложнее. Но Валентина отмечает: мальчику стало легче находиться среди людей, когда она сама, мама, поменяла свое отношение к жизни.

– Много лет я жила в депрессии, делала все необходимое для Саши и семьи, а сама уже не знала, как смотреть на белый свет, как радоваться достижениям старшего сына Ильи, – рассказывает Валентина. – Думала, как это возможно, когда с младшим такое. И только когда признала, что мне нужна помощь, когда стала ее искать у психологов, в книгах, пришло некоторое облегчение. А еще я поняла, что не надо ждать чего-то от своего ребенка. Нужно делать то, что ты считаешь правильным, а дальше как получится. Когда рассчитывала, что через полгода ребенок заговорит, а он этого не делал, получалось, сын не оправдывал моих ожиданий, и ему было тяжело – дети-то все чувствуют. И мне от этого было непросто. Замкнутый круг получался. Я его разорвала. Мне стало легче. И, представьте себе, в лучшую сторону поменялся и Саша.

Сегодня Валентина работает учителем-дефектологом в той же школе, где учится Саша. Она получила педагогическое образование, когда поняла, что это ей поможет в работе с сыном. А еще таким образом она реализовала себя. Валентина считает, что для хорошего самочувствия детей в семье очень важно, чтобы и родители чувствовали себя счастливыми, удовлетворенными, нужными. Сегодня Валентина чувствует себя именно так.