После того, как мы напечатали материалы «Клятва Гиппократа» и «Ваш доктор останется с вами!» (29 октября и 7 ноября), не оставляет ощущение: мы как будто ткнули в какую-то болевую точку, дернули невидимые нити…

 И началось! Задело многих, даже тех, кто вроде и ни при чем. Хотя повод для публикаций был самый банальный. В редакцию обратились родственники вылеченных Г.Остапенко (он — завотделением областного психиатрического диспансера) больных, чтобы поблагодарить доктора. Мы рассказали историю излечения, подробно остановившись при этом на некоторых трудностях, возникших на пути врача.

Медицинский мир вообще-то очень ревнив, это всем журналистам известно. В итоге одними коллегами Г. Остапенко публикации о нем были расценены как а) самопиар и б) «вынесение сора из избы» (поведал о трудностях с аппаратурой). Другой стороной (родственниками пациентов, средним медперсоналом) это было воспринято как сигнал, что его надо спасать. Поскольку он, мол, может лишиться должности. Из-за предстоящей реорганизации психиатрической службы (об этом — чуть позже).

В газету пошли письма в защиту завотделением. А одна из сотрудниц, придя в редакцию, вытирала глаза и все повторяла: «Так тревожно, так тревожно!» Перечисляла заслуги Г.Остапенко: отремонтировал отделение, не боится трудных случаев, раньше всех приходит и позже всех уходит…

«Да это все можно организовать — и письма, и визиты в редакцию, и слезные обращения…» — возражали «противники». В одном из откликов на сайте «НВ» так и сказано: «У нас в психиатрии много врачей, которые спасли жизнь пациентам, но об этом не трубили в газете «Наше время».

А зря. О хорошем, считаю, надо трубить как можно громче.

…Всем беспокоящимся о судьбе Г. Остапенко я говорила: напрасно волнуетесь. В корреспонденции «Ваш доктор останется с вами!» я привела слова министра Т. Быковской: она гарантировала, что доктор Остапенко останется на своем месте.

— Ничего подобного, - возразил осведомленный в административных перипетиях знакомый. — Знаете, как отреагировал на упоминание о вашей публикации один из начальников, которого прочат (по причине грядущей реорганизации психиатрической службы. — Л. К.) в еще большие начальники? Он сказал: мол, не стоит брать это в расчет — во вчерашнюю газету, как известно, заворачивают рыбу…

Нас, журналистов, честно скажу, это задело. По большому счету, не о газете речь — о том, что гарантии доктору дала министр… Или рвущимся в руководящие «психиатрические кресла» на это уже плевать? Что ж, тогда заворачивайте рыбу в приказы минздрава.

Что принесет предстоящая реорганизация психиатрической службе, никто точно корреспонденту сказать не мог.

Говорят, что на количестве стационарных коек соединение двух филиалов не скажется: меньше их не станет (слава богу!). А будут, скорее всего, сокращены какие-то административные должности.

Из—за этого, наверное, и возникло волнение в рядах психиатров? Идет прикидка, кто останется, а кто — нет? А на Г. Остапенко коллеги ополчились (сужу по комментариям на сайте «НВ» и некоторым высказываниям мне лично), по-видимому, из-за того, что он «такой молодой, зеленый – и сразу в заведующих оказался»? Молодость вообще-то быстро проходит, а о профессиональных качествах следует судить по делам, конечным результатам.

Главврач диспансера И.Бакуменко сейчас на больничном — готовится к операции. Когда я позвонила ему, он лежал под капельницей, ему было не до разговоров. Он продолжает оставаться главным психиатром области...

А на следующий день мне позвонили с очередной новостью: на начальника Ростовского филиала психдиспансера С. Выгонского возложены обязанности главврача областного психоневрологического диспансера — с 27 ноября. Но, уходя на больничный, И. Бакуменко издал приказ, что в его отсутствие обязанности главврача возлагаются на заместителя по орг­методработе Е. Бойко — с 23 октября.

Мы запутались окончательно: в диспансере — два «и.о.»? Это как? Господа психиатры, что вообще происходит?

На расширенном заседании правительства 27 ноября министр здравоохранения области в очередной раз подтвердила: никакого ущерба коечному фонду и больным реорганизация психиатрической службы не принесет. Изменения коснутся лишь административного звена.

Интересно, как воспримут эти слова министра «звезды донской психиатрии», которые в фейсбуке уже давно выясняют, не стесняясь в выражениях, кто из них главнее…