Снова наши журналисты – на 1077-м километре трассы М4 «Дон» на несанкционированном переходе между хуторами Ленина и Маяковского в Аксайском районе. Здесь ежедневно рискуют жизнью жители этих населенных пунктов (материалы «Трасса или жизнь» № 213 от 19 июля 2016 года, «Знак есть, а хутора... нет» в № 220 от 27 июля, «Сочувствие и... безысходность» № 240 от 16 августа). 

Николай Бражников (слева): «Я прошу вас, дорогие чиновники, решите проблему нашего хутора. Мы просто хотим выжить!»

По разные стороны

Мы обратились в отдел пропаганды областной ГИБДД с предложением: пусть ситуацию на месте оценят профессионалы. Договорились встретиться на трассе в районе несанкционированного перехода. Журналистов водитель высадил у хутора Ленина, а группа представителей ГИБДД подъехала к хутору Маяковского. И оказались мы по разные стороны шоссе. Потому хочешь не хочешь, а переходить трассу нам пришлось. Как раз с нашей стороны подъехал парнишка на велосипеде, к рулю прикручен пакет с хлебом. Он выждал удобный момент – все же скорость у велосипедиста больше, чем у пешехода, – и рванул через дорогу. Мы – за ним. На середине парень притормозил, выждал момент. Еще один рывок и... мы все стоим перед инспекторами безопасности дорожного движения.

– Уж от вас-то мы такого не ожидали! – сердито говорят мне.

– А люди так каждый день переходят, – этот аргумент – мое единственное оправдание.


От статистики – к человеку

Наверное, не зря говорят, лучше один раз увидеть, чем семь раз услышать. Вот и прибывший на место представитель Ростовского территориального управления госкомпании «Автодор» Александр Каменев поначалу по отношению к нашей инициативе – оценить на месте ситуацию – был настроен весьма скептически. Несколько месяцев идет переписка Автодора с главой администрации Ленинского сельского поселения (в него входят оба хутора) Татьяной Дьяченко. На все ее предложения поставить знаки, организовать пешеходный переход ответ один: «Автомобильная дорога М4 «Дон»... является дорогой федерального значения и предназначена для связи столицы России г. Москва с административными центрами субъектов РФ. Ограничивать установленную ПДД скорость движения транспорта запрещается. Для обеспечения безопасного перехода пешеходами через дорогу на 1076-м километре построен надземный переход».

– По нашим данным, у вас здесь всего одно ДТП со смертельным исходом было, – сообщает Александр Каменев ошарашенным местным жителям.

Ведущий специалист «Автодора» заговорил по-другому, когда перед ним встали родственники жертв ДТП на участке 1077-й километр, погибших в разные годы при переходе дороги.

Наметанный глаз старшего государственного инспектора дорожного надзора первого Донского батальона, который обслуживает трассу М-4 «Дон», капитана полиции Александра Назарова реально оценивает расклад: люди и трасса. 

– Проблема есть. Но, к сожалению, мы сами только после газетной публикации и вашего обращения в отдел пропаганды ГИБДД узнали, что здесь все настолько критично. От администрации Аксайского района ни жалоб, ни предложений каким-то образом повлиять на ситуацию к нам не поступало. Я выбрал статистику ДТП на этом участке за пять лет: цифры серьезные. Только в этом году здесь погибло три человека, восемь получили ранения. За последних пять лет на этом участке дороги произошло 68 ДТП. В них погибло 8 человек, 31 получили ранения.

Я прикидываю: если возьмем статистику за десять лет – цифры спокойно можно удвоить. Мы уже писали, что на местном кладбище больше десятка могил – детей, стариков, молодых и взрослых, погибших при переходе трассы. Стоит ли ждать новых жертв?

– Понимаете, это для чиновника – статистика: один погибший пешеход, трое – водителей, восемь раненых, – с болью говорит житель хутора Маяковского Николай Бражников. – Я Анастасию Яценко знал с детства, ее ребятишек – с рождения. Она – моя соседка, жила через два дома. Ее уже нет (о трагедии мы рассказали в материале «Трасса или жизнь»). Малыш ее (по статистике – получивший ранения) перенес несколько операций и кому. И что с ним будет дальше – неизвестно. А мы все каждый день испытываем страх, когда переходим трассу. К этому нельзя привыкнуть.


Оказывается, «нет» – это не ответ

Народ объясняет и А. Назарову, и А. Каменеву, почему никто не пользуется переходом, расположенным – по утверждению одних – в двух, других – в полутора километрах от хутора. Потому что – далеко, не набегаешься. А в слякоть и снег по бездорожью рядом с неосвещенной лесополосой туда и обратно три километра тоже не пройдешь – нет пешеходной дорожки. Пожилым людям до перехода просто не добраться. 

– Но уже готов проект развязки на этот участок дороги – он сейчас проходит госэкспертизу. Там предусмотрен пешеходный переход, огороженный отбойником, – сообщает Александр Каменев.

А что можно сделать уже сегодня без особых капитальных затрат и без «долгих» проектов, чтобы хоть как-то обезопасить людей? Ведь в период летних отпусков по трассе в одну сторону проходит в сутки до ста тысяч автомобилей. Поток плотный, с каждым годом автомобилей все больше, риски возрастают. 

– Можно установить знак «Аварийно-опасный участок дороги». Возможно и нанесение разметки пешеходного перехода и установка соответствующего знака. Однако хочу отметить, что это может рассматриваться только как временная мера – до строительства надземного пешеходного перехода, – прояснил ситуацию Александр Назаров. – Как варианты: знак ограничения скорости и действующий радар, сигналы которого будут улавливать приборы автомобилей. Вкупе со знаком пешеходного перехода это должно подействовать.

– У меня лично очень тяжелое впечатление от этой ситуации. К ней необходимо привлечь внимание властей. Надо помочь людям. Мы передадим предложения на рассмотрение областной комиссии по обеспечению безопасности дорожного движения (ОБДД), – сказала государственный инспектор безопасности дорожного движения отдела пропаганды ГИБДД Оксана Ермыкина. – Решение комиссии с рекомендациями будет передано балансодержателю трассы.

И журналисты решают внести свою лепту: а нельзя ли, помимо знаков, ограничивающих скорость, и радара поставить такой светофор с таймером, чтобы красный свет для автомобилей и зеленый для пешеходов загорался всего несколько раз в день на 3 минуты, когда идет максимальный поток пешеходов? К примеру, в 7-30 и 8-00 утром. В 13-00 и 14-00 в обед, затем в 17-00 и 18-00 вечером. Можно соотнести расписание работы светофора с расписанием жизни хутора Маяковского. Такой светофор и хуторян организует, и движение автомобилей по трассе не затруднит. Зато у жителей будут гарантированные безопасные «окна» для перехода. Плюс местная власть должна дорожку построить пешеходную к уже готовому переходу для тех, кто не готов рисковать. 

– А в перспективе необходимо настаивать на строительстве надземного пешеходного перехода, – обозначает свою позицию глава Ленинского сельского поселения Татьяна Дьяченко. – Ни развязка, ни наземный переход проблем не решат. Если делать для людей, то как положено, чтобы обеспечить их безопасность!

Так что у нас обозначились и программа минимум, и программа максимум. На том и порешили. 

...Переходить обратно к машине через трассу второй раз – страшно. Мне и одного раза хватило, чтобы испытать эмоции людей, которые это дважды в день проделывают. И я неудачно пошутила: мол, останусь жить в хуторе Маяковском, пока переход надземный не построят. Буду слать по интернету в редакцию репортажи с места события…

– Вам смешно, – обижаются хуторяне. – Только вы все равно уедете, а мы – останемся.



P. S. Когда верстался номер, с нами связались представители «Автодора» и сообщили, что в ближайшее время у хутора Маяковского будут установлены рекомендованные дорожные знаки.