Материал с таким названием вышел 17 ноября 2017 года. Его тема – поборы в  школе и последствия для тех, кто отказался в них участвовать – вызвала бурю эмоций

Мы открыто указали фамилии, имена, суммы, номер школы. Именно такая конкретика и вызвала особенно эмоциональную реакцию. 

Уже через несколько часов после публикации в редакцию позвонили «униженные и  оскорбленные» родительницы-активистки с требованием опровержения.

Что, собственно, хотели опровергнуть? То, что ежемесячно на так называемые нужды класса и школы родители вынуждены сдавать больше тысячи рублей? Так об этом свидетельствует даже переписка в школьном чате типа «Убедительная просьба, кто не сдал до среды, досдайте 1000 рублей на нужды класса. Уже 5-го числа День учителя, многие не сдали» или «На дворе октябрь, а деньги за уборку и охрану не сдали еще за сентябрь».

Что по отношению к Максиму Шевелеву, родители которого отказались сдавать деньги, классный руководитель проявила высшую степень равнодушия? Несмотря на то, что он пожаловался на боль в руке, не отвела к врачу. Как потом выяснилось, у мальчика краевой перелом пятого пальца левой руки.

Этот факт подтвержден не только медицинскими документами, но не отрицался и директором школы Ириной Александровной Пановой. К сожалению, она, как и родительницы-активистки, попыталась все свалить на мальчика, у которого якобы проблемы с поведением и учебой. Но при чем здесь это? Будем теперь вызывать «скорую» лишь к самым достойным и к тем, у кого в дневнике пятерки? 

В Интернете, где тоже был размещен материал, развернулась нешуточная дискуссия, которая длилась весь месяц. Ее костяк составлял спор между теми же родительницами 5 «А» класса и собственно мамой Максима – Леной, которая обратилась с заявлениями о поборах и неоказании медпомощи в самые разные инстанции – от районо до прокуратуры и полиции.

В этой перебранке, напичканной грубыми, унизительными словами оппонентов в адрес 11-летнего мальчика и его родителей, досталось и мне как автору, и нашему изданию. 

Например, что «статья проплаченная», «журналистка хотела сделать сенсацию, и ей это удалось», «пора призывать журналистов за то, что печатают, куда смотрит администрация города?» 

К счастью, нашлись и те, кто пытался разобраться в проблеме:

«Сочувствую родителям. Держитесь. Была свидетелем подобной ситуации. Говорить об этом нужно обязательно. Кто знает, сколько семей сейчас выдерживают такое же давление без поддержки газеты, в одиночку?»

«Возмущает вся ситуация в целом! Хочу сказать, что знаю эту семью, и что простого человеческого извинения от администрации школы им было бы достаточно! Насчет поборов хочу сказать, что своими глазами видела переписку чата родительского комитета со ссылками на имя директора школы, мол, это она требует. Также знаю про девочку – дочку одной из членов родительского комитета, которая на перемене подходит к детям и требует деньги... Это, по-вашему, норма? Вы тут можете что хотите писать про Максима, но факт поборов явен!» 

«Это в любой школе так! Родители молодцы, что не молчат. Но много ли таких? И главный вопрос – что делать?»

«Это просто ужас!!! Как так ребенок просидел на уроке с переломом? О чем вы говорите, люди? Какой бы он ни был, он же ребенок и ему больно!»

«Ваше негодование по поводу газеты вызывает смех и позитивный настрой. Это лишь доказывает ваше бессилие! И говорит о том, что журналист – профессионал своего дела!»

«Спасибо за смелость написать такое. Не слушайте тех, кто оправдывается. 

Чует кошка, чье сало съела... Именно из-за таких нападок и умалчиваются все подобные истории. Представляю этого ребенка и маму, на которых весь класс пыхтит».

Как автор, в Интернете я ответила всем участникам дискуссии то, что готова здесь повторить еще раз: «Во-первых, тем, кто в истерике кричал мне как автору «позор». Знаете, а я горжусь тем, что именно газета «Наше время» первой прямо, смело и без обобщений подняла тему школьных поборов. Это, конечно, жесткая правда. Не у всех личная моральная планка позволяет признать проблему, которая зашла так далеко, что уже обсуждается даже на уровне Министерства образования России. 

Поэтому отдельное спасибо родителям Максима – Лене и Сереже за храбрость и принципиальность. Признаюсь, за двадцать лет в журналистике мне, к сожалению, пришлось встретить немного таких людей.

Спасибо всем, кто пытался вывести дискуссию в конструктивное русло.»

Родители Максима, в свою очередь, написали следующее: «От чистого сердца всей семьей хотим сказать спасибо вашему изданию и всем тем, кто не остался равнодушен к нашей проблеме, за помощь и советы. Благодаря газете «Наше время» мы смогли достучаться во все двери и были услышаны повсюду. 

Максимке сняли гипс, курс психологической помощи проходим по сей день... В новую школу сын бежит с удовольствием, так как встретил там деток, с которыми ходил еще в детский сад. В классе его приняли дружелюбно, появились новые друзья. В нашей новой школе охрана и уборка бесплатно. 

Что касается нас, родителей, мы учли все мнения, прислушались даже к негативным, конечно, в пределах разумного.

С огромной благодарностью газете «Наше время» за понимание, сочувствие и помощь!» 

Надеемся, что все участники этого недетского ЧП сделают выводы. Но, к сожалению, проблема школьных поборов дала такие глубокие корни, что побороть ее теперь так же сложно, как, например, коррупцию. Пока молчим и платим – так и будем жить беспросветно.