Этот конфликт начался четыре года назад прямо с котлована. Уже через несколько недель после начала строительства дома по адресу 3-я Баррикадная, 21, в администрацию Железнодорожного района Ростова поступила первая жалоба. Жаловалась соседка — строительство начали слишком близко к границе участка…

…Новостройка все росла, и вслед за третьим этажом начал появляться следующий, что особенно возмутило соседку — какой же это частный дом? В 2008 году Алла Ивановна Ш. впервые обратилась в суд, требуя прекратить строительство. Иск женщина подавала не только на соседа, но и на допустившие такое строительство районные власти. И лишь в 2010-м выяснилось — разрешение на строительство индивидуального жилого дома изначально было выдано со значительными нарушениями законодательства: не были обозначены параметры строящегося дома, технические условия для подключения объекта к инженерным коммуникациям. Только спросить уже не с кого — выдавший разрешение архитектор Железнодорожного района Михаил Ходаковский в данный момент отстранен от дел в связи с заведенным на него уголовным делом по коррупционной статье.

Вся королевская конница…

Итак, строительство дома внезапно оказалось самовольным. Но к моменту выяснения этого факта объект уже был официально готов и оформлен в собственность. По словам застройщика Исамутдина Казанбековича С., дом — трехэтажный, с подвалом и чердаком. А на взгляд специалистов отдела архитектуры районной администрации, департамента архитектуры Ростова-на-Дону, региональной службы строительного надзора, министерства территориального развития РО — четырехэтажный многоквартирный дом. В некоторых заключениях прямо указывалось на наличие в схеме дома как минимум девяти квартир. Комиссия по пресечению самовольного строительства объектов на территории Ростова-на-Дону 28 июля 2010 года также подтвердила этот вердикт.

Казалось бы, при такой мощной поддержке Алла Ивановна должна была с легкостью победить. Ведь по закону самовольно построенные здания необходимо или привести в соответствие с существующими строительными, пожарными, экологическими и другими действующими нормативами, или снести.

Судебная чехарда

Череда судебных решений и кассационных жалоб за четыре года признавала правоту то одной, то другой стороны. Так судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда  в апреле 2010-го установила: дом возводится с многочисленными нарушениями требований гражданского, градостроительного и земельного законодательств. Через месяц определение Ростовского областного суда 13 мая 2010 года поддержало решение региональной службы стройнадзора, оштрафовавшей застройщика за самовольное строительство четвертого этажа. А спустя еще месяц, 21 июня, эта же инстанция по иску Аллы Ш. признала спорный дом… трехэтажным и соответствующим всем требованиям Градостроительного кодекса РФ. Противоречий в этом ни судьи, ни надзорные инстанции не усмотрели.

Последний иск — уже о полном сносе «самоволки» — подала районная администрация под давлением Аллы Ивановны (сама женщина такое требование выдвигать не имела права). Представитель истца,  юрист администрации Железнодорожного района Александр Небабин, на суде вел себя странно: лишь поддерживал ходатайства третьих лиц (Аллы Ивановны и представителей департаментов и министерства), практически не выдвигая своих, систематически не являлся на заседания, а под конец… подал отдельный иск на Аллу Ш., обвинив ее в клевете. Довел дело до суда, тут же пошел на мировое соглашение и по этой причине отказался от участия в заседаниях по дому на 3-й Баррикадной, 21. Замены ему не нашлось — прения сторон и вынесение решения суда проходили при неявке представителей истца (администрации Железнодорожного района) без уважительной причины.

«Я тут при чем?!»

… Хозяин дома встретил нас достаточно агрессивно. Чуть успокоившись, пояснил — эта судебная волокита ему порядком надоела.

— У меня большая семья, я строю для них, — пояснил Исамутдин Казанбекович. — Все документы получил еще до начала работ. Постановление мэра Ростова о конкретных отступах от межи было опубликовано в 2008 году, когда я уже заканчивал второй этаж. А если в разрешение на строительство вкралась ошибка, почему за это должен отвечать я? Пусть разбираются со своими архитекторами и их наказывают.

Его доводы — это выданный в 2009 году ФГУП «Ростехинвестаризация — Федеральное БТИ» технический паспорт на дом и решение экспертов «Южно-Российского центра научно-технической экспертизы РГСУ», согласно которому никаких нарушений в построенном доме нет. А главной причиной затянувшейся тяжбы он считает личный конфликт с Аллой Ивановной.

— И вообще, какая разница, живут ли в доме 9 семей по 2 человека или 18 человек в одной семье — воды же выпьют одинаково, — изумлялся Исамутдин Казанбекович. — Я имею право жить со своими родственниками под одной крышей!

На первый взгляд…

В дом пригласить журналистов хозяин не захотел — имеет полное право. Не удалось попасть в частную собственность Исамутдина Казанбековича и выездному заседанию суда. А это было обязательное условие, на котором настаивали третьи лица по иску — соседка и специалисты архитектурных отделов. Ведь согласно письму из управления федеральной службы госрегистрации кадастра и картографии, уже в декабре 2009 года трехэтажный индивидуальный дом был зарегистрирован как имеющий 100% готовность. Но до сих пор в нем отсутствует часть инженерного оборудования, нет межкомнатных дверей. По словам соседки, рабочие на объекте шумят ежедневно. Как, не видя окончательного варианта отделки помещения, утверждать наверняка о способе использования спорного чердака (техэтаж это или жилая мансарда) или о количестве квартир в доме?

Один раз судебным приставам, уже полгода пытавшимся исполнить одно из решений суда (запрещавшее продолжение стройки), удалось тайком (!) прокрасться в дом и сфотографировать лестничную клетку с уже вмонтированными на этаже тремя железными межквартирными дверьми. Но для суда ценности такая фотография не имеет — по закону хозяин сам должен предоставить свою территорию к осмотру.

 …И вот, стоя в огороде Аллы Ивановны, суду пытались объяснить на «наглядном пособии», чем же мешает злополучный дом. Указывали на склоны крыши, с которых снег и вода стекают во двор соседки, окна (предположительно кухонь), где просматривались водогрейные котлы, лишние метры стены, где спрятался четвертый этаж (дом превышает допустимый максимум в 12 метров на треть). Показали и газовую трубу, которая к моменту рассмотрения иска все еще не была подключена к 100% готовому дому. Здесь ситуация и вовсе патовая. Если к моменту заселения газ все еще не будет подведен, отапливать комнаты придется «теплыми полами». Значит, выделенных 15 кВт на дом в почти тысячу кв. метров не хватит — у соседей начнутся перебои с электричеством. А согласованный проект на газ сразу покажет, сколько же кухонь в доме и, следовательно, сколько квартир.

— На индивидуальный дом для одной семьи выделяют ресурсы по обозначенным нормативам, — пояснила участвующая в судебном процессе главный специалист отдела контроля градостроительной деятельности городского департамента архитектуры Татьяна Николаева. — Даже двум семьям их уже может не хватить. Построенный в частном секторе многоквартирный дома в дальнейшем станет «бомбой» для жильцов и их соседей. Будет не хватать воды, газа, электричества — строительство осуществлялось без расчета технических условий подключения такого дома к существующим коммуникациям. А виноватыми в грядущих бедах у людей станут, разумеется, чиновники, которые не смогли защитить их интересы на стадии строительства.

…На последнем заседании суда Железнодорожного района одно только оглашение прилагаемых документов заняло почти полчаса. В итоге дом снова — одноквартирный и трехэтажный, построенный по всем правилам. Однако уже через три дня после этого новое действующее лицо — прокурор Железнодорожного района — направил в районный суд иск с требованием привести дом по адресу Ростов-на-Дону, ул. 3–я Баррикадная, 21 в соответствие с градостроительным законодательством и признать недействительным регистрацию права собственности на него. Параллельно проверяется выдавшая технический паспорт организация — запрос о легальности такого решения тоже рассматривается в прокуратуре. А пока Алла Ивановна и Исамутдин Казанбекович встретятся в здании суда в седьмой раз. Если соседка застройщика окажется права и в дальнейшем ее соседями станут не одна большая, а несколько семей, абонемент на судебные скамьи будет выписан и им.