Наша многолетняя читательница Мария Георгиевна Ратовская из Ростова обратилась в редакцию с просьбой помочь ей разрешить ситуацию, выхода из которой она не видит, хотя речь идет всего­навсего о том, чтобы прописать в собственное домовладение родную дочь.

В отделе УФМС по РО Пролетарского района Ростова, куда обратилась пожилая женщина, ей объяснили, что, поскольку на ее участке проживают, кроме нее, еще два собственника, для прописки дочери необходимо их письменное согласие. «Но одна собственница старая и больная, ходить она не может и  в паспортный стол точно не придет, — сокрушается наша читательница. — А второй собственник вообще там не проживает, и его часто разыскивает милиция».

Сын Марии Георгиевны попытался прописать сестру у себя. Но столкнулся с той же проблемой — необходимо согласие других собственников участка, на котором он проживает. Их четверо, что только осложняет ситуацию, так как собрать всех вместе и привести в отдел УФМС еще сложнее.

«Зачем создается такая волокита? — сокрушается Мария Георгиевна. — Дочка живет без прописки и даже не смогла в 45 лет поменять паспорт, как положено. Сейчас ей 47, а мы так и не можем ее прописать! Хорошо, что хоть устроилась на работу, когда была прописана в другом месте. Иначе бы осталась без средств к существованию… Вот умру я, и останется моя дочка без прописки…— Мария Георгиевна считает, что такой закон нарушает права ее дочери. Она обращалась и в УФМС по РО, и к Уполномоченному по правам человека в РО, где ей помочь, естественно,  не смогли. Ведь даже неудобный для граждан закон остается законом, который нужно исполнять. Приблизить его к жизни — дело законодателей, но это уже другая тема.

Мы все же решили еще раз обратиться за консультацией в отдел паспортов и регистрационной работы УФМС по РО, описав ситуацию Марии Георгиевны.

Действительно, ответили нам, прописать даже дочь к матери невозможно без  согласия других собственников. Если они больны и не имеют возможности самостоятельно прийти в отдел УФМС, чтобы подтвердить свое согласие, то им следует написать заявление на имя начальника подразделения районного УФМС о том, чтобы представители миграционной службы выехали по месту их жительства и приняли заявление о согласии на прописку. Выходит, проблему с одной из собственниц участка, где живет Мария Георгиевна, решить все–таки можно. А вот ситуация со вторым собственником, который практически не живет в доме и периодически разыскивается милицией, сложнее. Его нужно искать. А как его разыщешь, если даже милиция не может его найти?

И все­таки выход есть — можно обратиться в суд. Мария Георгиевна знает, что такой вариант возможен, однако скептически относится к нему: « Смешно идти в суд, чтобы прописали мою дочь в моем же доме. Да и навряд ли я смогу — ведь мне скоро 80 лет и я инвалид 2–й группы…»

Однако в суд надо обращаться не за разрешением о прописке дочери. Речь о другом — именно в суде определят долю Марии Георгиевны в общей собственности. Вот тогда она спокойно, не спрашивая других владельцев, сможет прописать дочь на своей части домовладения.

И пока это — единственный выход для тех, кто не хочет зависеть от соседей — собственников общего участка. И неужели взрослые дочь и сын не помогут пожилой матери–инвалиду собрать необходимые документы и добраться до суда?