«Театр абсурда на районной площадке» разыгрывался в прошлом году в Константиновском районе. В материале под таким названием, опубликованном в №354 от 6 октября 2010 года, шла речь о том, как Инне Плющенко — бывшей заведующей отделом культуры района — предъявили обвинение в злоупотреблении должностными полномочиями: она приняла на работу заместителем директора районного Дворца культуры собственного мужа, якобы заведомо зная, что он не будет работать.

И в ходе следствия, и в ходе судебного разбирательства мнения тех, кто работал в отделе культуры района, и тех, кто работал в сельских Домах культуры, кардинально разделились. Будто речь шла не об одном человеке — Сергее Плющенко, а о двух совершенно разных людях.

Первый находился на работе с утра до позднего вечера, мотался по сельским домам культуры: на нем было обеспечение текущих ремонтов, согласование смет, подготовка к зиме, противопожарная безопасность, оснащение объектов всем необходимым. Второй целыми днями слонялся без дела, «просто сидел» в кабинете, выполнял личные поручения жены  или делал вид, что работает. И чему верить?

Трудный год

Чтобы разобраться в сути происходящего, надо вернуться к 2003 году, когда вышел новый закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» N 131. Тогда сельские Дома культуры должны были перейти с баланса района на баланс сельских поселений. В Константиновском районе в связи с этим «за ненадобностью» даже ликвидировали отдел культуры, сократив его работников, отдел стал сектором. Но своевременной передачи полномочий не случилось, у поселений на содержание клубов не было денег. В конце 2006 года администрация района восстановила отдел культуры, а руководить им назначили бывшего директора Дворца культуры района Инну Плющенко. На место директора ДК пришла методист — Ирина Губарева. «Под крылом» районного ДК остались и сельские клубы, которые нужно было ремонтировать,  обеспечивать углем, необходимым инвентарем, контролировать пожарную безопасность. В свое время этой работой занимался Сергей Плющенко, будучи несколько лет инженером при отделе культуры района. Вот его и поставили заместителем директора районного ДК.

Сергей Станиславович хорошо знал район — все 35 клубов, а к ним надо добавить еще и 21 библиотеку, которые тоже были на нем, поясняет Инна Михайловна. — Как раз за 2007 год все сельские ДК были переведены на баланс поселений, необходимость в его работе отпала. И он уволился по собственному желанию.

С 2007-­го вплоть до мая 2010 года была у Сергея Плющенко еще одна «криминальная» должность, — режиссер агитбригады «Товарищ», на которой он работал по совмещению. Основной работе — водителя отдела культуры это не мешало: возил­-то он жену, а та на репетициях агитбригады все равно присутствовала. Культработники, далекие от районного начальства, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании четко подтвердили, что Сергей Плющенко и в должности заместителя директора ДК справлялся с возложенной на него задачей, и в агитбригаде работал. Пошли в свидетели и директора сельских ДК, работники библиотек, и вахтер районного ДК. Последняя доложила суду все четко, в соответствии с «вахтенным журналом», в котором она отмечала время, когда люди берут ключи от своего рабочего кабинета и когда их сдают.

Плющенко, когда был заместителем директора, являлся на работу рано утром, а ключи сдавал уже поздно вечером, когда заканчивались репетиции,­ стояла на своем вахтер. — А как он репетировал, мне было очень хорошо слышно!

Директора сельских клубов из разных сельских поселений рассказывали, как Плющенко приезжал к ним с агитбригадой «Товарищ» и сам выступал на сцене. Было и такое: в один из хуторов ему пришлось ночью кресла в клуб заво­зить, устанавливать, чтобы на другой день мероприятие провести. Подчеркивали культработники, что, кроме Сергея Плющенко, хозяйственными вопросами сельских домов культуры и библиотек никто не занимался, со всеми проблемами они обращались именно к нему. Он и ремонты контролировал, по чердакам лазил, если возникала надобность смету уточнить, и  уголь на нем, и мелочовка всякая — заявки от директоров принимал и выполнял. Причем эта работа велась постоянно, а не от случая к случаю. Но суд почему­то эти показания во внимание не принял.

«Вас здесь не стояло»

В суде были отклонены практически все ходатайства защиты. Сергей Плющенко в течение года работы заместителем директора районного ДК оформлял очень много документов — сметы, акты и т.д., на них были его подписи. У него были командировки, различные отчеты по ремонтам зданий. И это подтвердили своими показаниями и главный бухгалтер районного ДК, и кассир. Сдавал он отчеты и в районную администрацию, там тоже должны были остаться «следы его деятельности». Но ходатайство о том, чтобы эти документы были затребованы и изучены в суде, не нашли отклика.

Доведенная до отчаяния Инна Плющенко еще во время следствия обратилась в прокуратуру с заявлением: проверить правдивость ее показаний на «детекторе лжи». В этом ей было отказано. Просила использовать «детектор лжи» во время судебного разбирательства. Но суд и в этом ходатайстве отказал. Без объяснений.

Нет объяснений и тому, что происходило со свидетелями, посмевшими утверждать, что обвинения против С.Плющенко беспочвенны. Аккомпаниатор агитбригады «Товарищ» Ольга Тиньгаева, которая подтвердила, что Плющенко вел репетиции агитбригады, придя на очередной допрос, попала в странную ситуацию. Вот как она ее изложила в жалобе прокурору Ростовской области В. Куз­нецову:

«До начала допроса следователь предложил мне выйти и поговорить с заведующим отделом культуры района Глазкиным (назначенным на эту должность новым главой района сразу после выборов в марте 2010 года). В беседе со мной Глазкиным были сказаны такие слова: «Зачем тебе это нужно? Лучше подтверди, что Плющенко не работал».

Свидетель Кошманов, который и на следствии, и в суде подтвердил, что работал с Сергеем Плющенко в одном кабинете, что вместе готовили сценарии агитбригады, был вынужден обратиться в УФСБ РФ по РО с целью оградить себя от незаконного давления следователя Волкова.

…Приговором районного суда Инну Плющенко признали виновной в злоупотреблении должностными полномочиями и назначили наказание — штраф в 50 тысяч рублей. Но разве дело в размере штрафа? Даже если бы ее оштрафовали всего на рубль, что бы это изменило? Теперь у нее — признанного профессионала, будет судимость. Если кассационная инстанция приговор районного суда оставит без изменений. Но разве в суде был доказан умысел, разве доказано, что Сергей Плющенко не работал? Как бы мощно ни выступали свидетели обвинения, свидетелей защиты во лжи никто не уличил.

Ведь все так и было, как рассказала суду вахтер ДК, простая женщина, которой нет смысла меня защищать или топить: рано утром, если к празднику готовились, начинали мы вместе с мужем работу, а заканчивали — поздно вечером, ­говорит Инна Михайловна. ­И не было у нас никаких оглядок на должностные инструкции: надо было провести мероприятие, подключались к делу все. И выполняли, что необходимо, а не только то, что в инструкциях записано.