Дорожно-транспортные происшествия на наших автотрассах случаются во множестве и каждый день. Однако то, в которое попали жители Кагальницкой супруги Наталья Сергеевна и Владимир Александрович Ильины, вполне может считаться уникальным.

И не только потому, что они в нем чудом выжили. Дело в том, что расследование по факту этого ДТП продолжается уже третий год. Три года исполнится нынешней осенью. Настоящая заявка на место в Книге рекордов Гиннесса…

На практически пустом шоссе в начале ноября 2008 года не смогли разъехаться три машины. В результате «Жигули» Ильиных на полной скорости протаранил «Мерседес» с юной особой за рулем. Об этом мы рассказали в материале «Фактор черного «Мерседеса». В начале года он появился на страницах «Нашего времени». Тогда мы отмечали, что Ильины, ставшие в результате этой аварии инвалидами, признаны безусловно потерпевшей стороной. И это, пожалуй, единственное, что смогло окончательно установить следствие. Все это время оно ползло с черепашьей скоростью к неведомым самим следователям результатам. Все мыслимые процессуальные сроки были не просто нарушены, а похерены. В конце концов следственные действия, проводимые Зерноградским межрайонным следственным отделом Следственного управления по Ростовской области, были вообще приостановлены со странной формулировкой «в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого».

Следствие, что называется, заплутало в трех соснах. Даже в двух — поскольку из трех участников ДТП Ильины, повторим, признаны стороной потерпевшей и Правил дорожного движения не нарушавшей. Остальные два участника: девушка в «крутой» машине и сотрудник милиции на «Хёндае». Кто из них оказался более близок следовательскому сердцу, остается только гадать. После того, как Зерноградская райпрокуратура отменила незаконное постановление следователя о приостановке дела, началось новое движение. Увы, едва ли не с нуля… Назначаются новые экспертизы — и это почти три года спустя. Выясняется, что следствие еще в глаза не видело ту груду металла, в которую превратились «Жигули» Ильиных. А ведь все это время останки машины продолжают стоять в гараже их дома.

Почему все, кто до сих пор по очереди занимался этим делом, отказывали в возбуждении уголовного дела в отношении двух других участников ДТП: Васюнькиной Яны Сергеевны, управлявшей «Мерседесом» № К854УМ, и Попонова Александра Сергеевича, сидевшего за рулем «Хёндая» № М871ВН? Что означает формулировка «в связи с отсутствием в их действиях в настоящее время состава преступления»? Что, сейчас все действия участников ДТП отличаются безупречностью? Или что, вообще виноватых в том давнем происшествии нет и быть не может? Но что тогда мешает возбудить уголовное дело хотя бы по факту причинения тяжкого вреда здоровью?

Если Ильины в случившемся однозначно невиновны, то все-таки кто из оставшихся двоих водителей своими действиями создал аварийную ситуацию? Неужели решить такую задачу не по силам тем, кто и более сложные дела распутывал? Или следствие все это время руководствовалось какими-то иными резонами, очаровавшись внушительным видом черного «Мерседеса» и озадачившись участием в ДТП коллеги-правоохранителя? Говоря по-простому: кого из двоих все это время пыталось покрывать следствие?

И наконец: не похоже ли все происходящее вокруг достаточно простого, по меркам специалистов, автопроисшествия на попытки элементарно развалить дело? Когда исчезают документы. Когда допускаются беспрецедентные процессуальные затяжки, уже сегодня позволяющие прекратить разбирательство «за истечением срока давности». Когда игнорируются очевидные, подтвержденные экспертизой выводы. Когда, наконец, даже нагоняи от начальства за нерасторопность и требования прокуратуры не останавливают.