Пожалуй, мало у нас в стране профессий, которые бы были окружены таким количеством мифов, как профессия нотариуса.

В советские времена он представлялся нашим людям этаким серым существом без пола и возраста, занимающимся в своей пустой, пропахшей мышами и чернилами конторе абсолютно ненужными вещами. В самом деле: что было регистрировать советским гражданам, освобожденным практически от любой собственности? Какие такие права?

Но не стало меньше мифов и в нынешнюю пору, когда жизнь наша решительно переменилась. Только теперь нотариус, прописавшийся с легкой руки авторов многочисленных детективных телесериалов среди их отрицательных персонажей, рисуется погрязшим в базарной роскоши нуворишем с печатью. Без лишних мук совести этот персонаж штампует разные сомнительные сделки, отдавая предпочтение тому, кто больше заплатит…

Нотариус из Новошахтинска Виктория Захарова всем этим мифам решительно не верит. И уж менее всего соответствует эта молодая, красивая, интеллигентного вида женщина рисуемым ими образам. Что касается первого, советского, то он давно канул в Лету, и сегодня людей принимают в уютном, со вкусом обставленном офисе. Ну а насчет второго, то на этот счет у Виктории Зиновьевны имеется твердое убеждение:

— Не хочу даже думать, что среди людей моей профессии есть такие продажные личности. Все коллеги, которых я знаю, — люди в высшей степени ответственные, принципиальные и профессиональные. Не исключаю, что кто­то может не соответствовать нормам нашей профессии. Но все же неизмеримо больше таких, кто стоит на защите интересов граждан…

— Вот смотрите… — Виктория Зиновьевна достает из ящика стола листок с печатью. — Эту бумагу принесли мне на днях для заверения. Не знаю даже, что могло бы быть, если бы я, что называется, подмахнула ее не глядя…

С виду самый обычный документ. Подпись, печать… Но приглядевшись повнимательнее, можно заметить: с печатью не все ладно. Либо сделана с уже поставленного оттиска, либо просто без всяких ухищрений ксерокопирована.

— Кстати, и подпись нотариуса грубо подделана, — замечает Захарова. — Я знаю, как тот расписывается…

Естественно, что такой документ был изъят, а о случившемся сообщено в полицию. В том и ответственность нотариуса, чтобы не пропускать подобные вещи. Ведь за такими документами — люди и их судьбы. Скажем, фальшивая сделка по купле­продаже недвижимости, будучи заверенной, может оставить законного владельца без жилья. И случаи такие известны.

Нотариус, убеждена Захарова, — профессия правозащитная. Здесь просто недопустимо использовать доверие клиентов в корыстных целях. Если бы мошенничество стало нормой, нотариат давно бы рухнул. Но он сегодня развивается, осваивает новые функции и методы работы. И это лучшее доказательство жизнеспособности и общественной значимости профессии.

Сейчас, скорее, приходится наблюдать другое: нотариат пытаются вытеснить из тех сфер, куда привело его обновленное законодательство. Скажем, его долго не хотели допускать к проверке документов перед регистрацией ООО, удостоверению сделок с долями в уставном капитале общества. Достаточно влиятельные силы упорно пытались сохранить порядок, при котором все необходимые бумаги подавались на регистрацию напрямую, без всякой предварительной нотариальной экспертизы. Мол, ничего не понимают нотариусы в делах бизнеса. А те, проверяя документы, находили там массу нестыковок. Причем далеко не невинных, что наводило на мысль о, как минимум, недобросовестности учредителей предприятия.

Интересно, что люди, приносившие такие бумаги, как правило, исчезали сразу, как только им указывали на сомнительный характер представленных документов. То же происходило и в процессе смены директоров. Как только в сопроводительных документах обнаруживались неточности и расхождения, лиц, представивших их, а зачастую и саму фирму потом приходилось долго искать…

Можно сказать, что в России пробивает себе дорогу еще одна структура, стоящая на страже прав и интересов граждан, эффективно препятствующая разного рода мошенникам и добивающаяся, чтобы общество наше жило по закону. И совсем не случайно сегодня нотариат получает функции, которых у него в советскую пору не было.

Как раз в этот момент на прием к новошахтинскому нотариусу пришли местные предприниматели. У них возникла необходимость оформить доверенность на получение дубликата электронного ключа к документации их акционерного общества. Согласно закону, такая доверенность должна быть нотариально заверена. Подобные процедуры для Новошахтинска — пока еще редкость, но поскольку электронные торги все активнее входят в систему, то и потребность в таких доверенностях растет.

Кстати, и сами нотариусы уже владеют приемами электронного документооборота. Пропахшая чернилами контора навсегда исчезла в прошлом. Вместо нее рождается электронный нотариат.

— Мы уже прошли соответствующее обучение, — рассказывает Виктория Зиновьевна. — Все донские нотариусы владеют электронными подписями и готовы работать с организациями по­новому. Для того, чтобы на должном уровне взаимодействовать с налоговиками, регистрационной службой и другими структурами, у нас есть и технический, и, не побоюсь сказать, интеллектуальный потенциал. Думается, новый Закон «О нотариате» этот потенциал учтет…

В частности, сегодня уже говорят о появлении нотариуса в системе одного окна. Удобство для граждан и организаций, которое трудно переоценить. Клиент, которому больше не надо тратить время на сбор нужных справок в разных концах города, все сможет сделать в одном месте. Удобно станет работать и нотариусу. Он совсем по­европейски сможет получать по сети все требуемые данные. Скажем, проверить подлинность паспорта клиента, его адрес, количество прописанных на жилплощади домочадцев, проверить аресты и запреты на отчуждаемую недвижимость… Что касается бизнеса, то сделки в этой сфере также можно будет удостоверять в электронном виде и по сети же передавать на регистрацию.

Правда, остается все это пока мечтами о будущем. Хочется верить, будущем близком, поскольку нотариусы уже к работе по­новому готовы. Дело за созданием сети.

— Мы очень ждем этого момента — говорит Захарова. — Ведь это по-­настоящему творческая работа…

Но в любом, пусть и самом творческом деле всегда найдется место для рутины. Более того: рутина эта необходима. В небольшом и депрессивном Новошахтинске, где значительную часть населения составляют люди пожилого возраста, идут к нотариусу, в основном, с завещаниями, договорами дарения и ренты, наследованием.

— В более процветающем городе и спектр предоставляемых нотариатом услуг был бы пошире. Но что есть, то есть, — не без сожаления констатирует Виктория Зиновьевна. — За год мной по недвижимости в Новошахтинске удостоверено всего 200 сделок. Это очень мало, и показатель продолжает падать. Зато завещаний удостоверено 400…

И как бы в подтверждение этих слов в кабинет входит пожилая женщина. Жительница Новошахтинска принесла с собой документы. Квартиру, в которой сегодня живет, хочет завещать дочери. Внимательно прочитав бумаги, Захарова замечает:

— Но у вас ведь есть еще сын…

Посетительница заверяет: сына не обделит, он будет наследовать дом по завещанию мужа. О том, что нетрудоспособные дети, супруг, родители и иждивенцы наследодателя вне зависимости от содержания завещания вправе претендовать на обязательную долю наследуемого имущества, женщине подробно рассказала еще помощник нотариуса. Так что смысл и содержание завещания она представляет хорошо…

Ну а львиная доля обычной работы нотариуса — это оформление копий. Нотариусы сегодня грустно шутят: когда уже из копировального аппарата мы превратимся в аппарат интеллектуальный? И с радостью берутся за новые, требующие творческого поиска, задачи.

Одна из таких задач — медиация. Или, по­простому, посредничество в спорах сторон, досудебное урегулирование конфликтов. Нотариус здесь рассматривается как независимый посредник, способный привести людей к соглашению. И даже больше — к парт­нерским отношениям. Что и закреплено обновленным законодательством.

— Это многообещающая форма работы, — считает Захарова. — Ведь в судебных разбирательствах складывается заведомо конфликтная обстановка. Вышли из суда — считай, враги на всю жизнь. А медиация в имущественной, в семейной сферах при помощи нейтрального лица — нотариуса — помогает организовать и наладить переговорный процесс, достичь соглашения. Задача нотариуса здесь — сближать позиции сторон…

Дело это сегодня востребовано обществом. Именно поэтому Виктория Зиновьевна и ее коллеги с таким интересом овладевают приемами медиации. Учатся за свой счет, оплачивая семинары, тренинги, услуги специалистов:

— Но если хочешь быть востребованным профессионалом, быть на одной волне с обществом, не надо бояться трат: ни временных, ни материальных…

Как видим, за будущее нотариата беспокоиться не приходиться. Что касается донских нотариусов, то люди это в большинстве своем творческие и активные. И идеи вынашивают конструктивные, которые потом берет на вооружение законодатель. К примеру, мысль о привлечении нотариата для работы в сфере корпоративных отношений сегодня уже получила законодательное оформление.

Государство пошло на то, чтобы нотариат в определенной мере участвовал в деятельности новых юридических лиц, таких, как хозяйственные партнерства и инвестиционные товарищества, следя присущими ему методами за тем, чтобы она протекала в правовом поле. Тем самым роль этого института была существенно усилена. Едва ли власть стала бы это делать, если бы нотариат не внушал доверия, а люди этой профессии не отличались высокой квалификацией. Кстати, путь от простого заверения к правовой экспертизе является отличительной чертой латинского нотариата развитых европейских стран. В этом смысле роль нотариуса может служить как бы мерой цивилизованности всего общества.