«Театр начинается с вешалки, а полиция — с участкового» — услышала я недавно от кого-то. Задумалась. Например, я даже фамилию своего участкового уполномоченного не знаю. Наверное, это и хорошо — не приходилось попадать в ситуации, когда нужно было узнавать. Интересно, а он знает, что на его участке проживает такая Лебедева Е.М.? И обязан ли знать? Чем вообще занимаются участковые? Чтобы узнать об этом, я напросилась провести день с участковым уполномоченным. Вот как это было…

Мы едем вниз по Соколова. Мимо недавно открывшегося дорогущего ресторана с огромными окнами, мимо здания правительства. Вот уже уютный сквер на Седова, впереди и чуть справа возвышаются элитные бизнес-центры. А нам нужен этот двухэтажный домишко. Желтенький. С виду — ничего такой. Если на окна не смотреть — вместо стекол кое-где торчат доски. Во дворе сгрудились невесть из чего сделанные сараюшки. На крыльце дома стоит мужчина. Курит.

Он когда-то эмигрировал сюда из Армении. Женился на русской. Вовремя не поменял паспорт и остался на долгие годы лицом без гражданства, — поясняет мой спутник старший участковый уполномоченный первой зоны Кировского отдела полиции Умархан Мирзалиев.

Мужчина явно давно знаком с товарищем капитаном. Пожимает руку, рассказывает о жене, детях, потом разговор переходит на вчерашнее.

— Выпивали они. Как обычно. Что не поделили, не знаю. Он ее — сковородкой, а она его — ножом за это.

Официально рабочий день участкового начинается с восьми утра, но могут и среди ночи поднять. Например, если произошло что-то подобное. В этот раз обошлось без вызова — виновная задержана, никого искать не надо. Женщина сама вызвала «скорую», а те уже — полицию.

— Мужчина сейчас в реанимации, если не выживет, его сожительнице будет предъявлено обвинение. Когда на участке происходит преступление, тебя вызывают вместе с оперативной группой и экспертами. Тут все понятно: кто, кого и за что. Бытовой скандал на почве алкоголя, — говорит Умархан.

Ему всего тридцать. Женат, сынишке три годика. В январе в семье Мирзалиевых ждут прибавление. Пол ребенка специально узнавать не стали: «Дети — всегда счастье, и неважно, какого они пола». В полиции Умархан работает уже семь лет, до этого служил на флоте.

— Жена, конечно, обижается, что мало времени ей уделяю. Но что ж поделаешь?

Если повезет, у участкового случается один выходной в неделю. А так: обходы территории, работа с заявлениями граждан, патрулирование, приемные часы, стрельбы, физподготовка, «усиление» или охрана общественного порядка во время массовых мероприятий:

— Наша административная зона — самый центр города. Тут и особо важные объекты — правительство, полпредство президента, сам райотдел. Площадь Советов очень привлекает различные организации и общества как место для проведения их собраний. На каждом таком мероприятии наше присутствие обязательно. Левый берег вплоть до Тачанки — тоже наша территория. Кстати, доставляет немало проблем. Уж очень широко отдыхают ростовчане и гости города в многочисленных увеселительных заведениях. Тут и драки, и кражи. Нас вызывают, и когда человек по счету платить отказывается. Хотя это, конечно, не к нам, но все равно выезжаем. Раз обращение поступило — мы обязаны отреагировать.

Кто о чем

А обращаются люди к участковым со всем подряд. У одного трубу прорвало, и он звонит в два часа ночи по служебному телефону. Другой хочет доказать, что его дом построен на два года раньше, чем указано в техпаспорте. Кого-то враги прослушивают… На каждое обращение нужно оформить заявление, протокол, объяснительную. К примеру, гражданка С. сообщила, что у нее пропал паспорт. Предположительно это случилось в маршрутке Азов — Ростов, но проживает она в Кировском районе, вот и пришла к своему участковому. Паспорт пропадает третий раз за последний год. Правда, до этого он счастливым образом находился — кто-то неизвестный подкидывал его в шкаф в квартире гражданки. Заниматься этим придется сотрудникам Азовского межрайонного отдела полиции, так как происшествие случилось на их территории. Но для того чтобы передать дело коллегам, Умархану придется оформить целый пакет документов.

— Почти 50 процентов рабочего времени приходится тратить на бумаги. А нужно его проводить на участке. Реальные проблемы решать. С людьми общаться.

Самый ценный источник информации — пенсионеры. Поговоришь с какой-нибудь бабулечкой и сразу знаешь, кто машину новую купил, кто жену недавно побил, к кому личности подозрительные ходят. Есть, конечно, и другие осведомители. У каждого полицейского — свои. Только в форме к ним подходить не стоит. Лучше после работы, в гражданке уже. А еще можно прогуляться возле круглосуточных магазинчиков или в тот же сквер на ул. Седова заглянуть. В компании знакомых, да еще и под алкоголем, люди очень разговорчивыми становятся. Раз есть что сказать, почему бы не послушать? Кстати, сквер этот после того, как его облагородили, — сплошная головная боль. Полюбился он молодежи. Преимущественно пьяной и очень шумной. Одному к такой компании и подходить не стоит. Им все равно, что ты в форме, что ты — страж правопорядка. Звонишь в отдел, вызываешь наряд или кого-то из коллег, если свободен (в первой зоне вместе со старшим участковым уполномоченным Мирзалиевым работают еще 3 участковых — Е.Л.). Тогда идешь утихомиривать. Но и в этом случае толку может не быть. Сейчас же все грамотные, юридически подкованные. Ты ему говоришь, а он с наглой рожей в ответ: «И чё?»

И ведь, правда, «ниче». За распитие спиртных напитков — административный протокол и штраф 100 рублей. Ну выпишет его капитан Мирзалиев, а кто платить будет? Выкинут в ближайшую урну. Отправлять материалы к приставам для взыскания потом? Из-за ста рублей? Смешно. Раньше можно было хоть в вытрезвитель поместить. Закрыли. Задержать без веских оснований? Не имеют права. Участковый без согласия хозяев даже в квартиру зайти не может. Только совершаемое в данный момент в жилище преступление является основанием. А если там, к примеру, гулянка, и все соседи в два часа ночи не спят от громыхающей музыки, обрывая телефон полиции? Не откроют отдыхающие дверь, и ничего Вы, господин участковый, не сделаете. А даже если и откроют: штраф за нарушение тишины в ночное время 1000 рублей — все наказание. Так нужно еще и доказать, что он эту тишину нарушал.

— Слово полицейского у нас весит меньше, чем слово гражданина. Чтобы выписать этот штраф несчастный, который он и платить-то скорее всего не будет, мне нужно опросить соседей, заверить письменно их показания, оформить заявление и протокол. А ведь далеко не каждый будет мне помогать или даже общаться. С таким негативом встречаешься иногда — руки опускаются. «Не подпишу, мало ли что вы там написали» — так вот же, берите, читайте, не прячу ничего. Какое еще у людей может быть мнение после того, что нам телевизор вещает? Но есть же и нормальные. Не гниды, не взяточники. Я сейчас больше тридцати тысяч зарплаты получаю. Моей семье на жизнь хватает. Так зачем я буду унижать сам себя? Мне приятно слышать простое «спасибо». Но не все считают нужным сказать, — говорит Умархан.

Зато жалобу написать каждый может. На стене возле рабочего стола капитана Мирзалиева висят несколько благодарственных писем и грамот за отличную службу, но есть у него и нарекания от граждан. За неприменение физической силы к … коту. Подробности этой истории мне рассказал коллега и друг Умархана лейтенант полиции Рустам Гамзаев. Пожилая женщина сообщила, что ее терроризирует сосед. Полицейские выехали по адресу. «Террористом» оказался кот, который лазил по столу женщины на коммунальной кухне. Гражданка посчитала, что рвение полицейских в исполнении служебного долга было недостаточным — кот продолжил свои злодеяния. Вот она и обратилась с жалобой к начальству участкового.

Беззубая собака

У нас высокое начальство как говорит? Участковый должен профилактировать, должен предупреждать, контролировать, работать с населением, раскрывать. А реальных рычагов воздействия у участковых почти не осталось. Это в СССР была статья за тунеядство, можно было на работу сообщить. Люди боялись этого, это было позором. А как участковых уважали!

— Я до сих пор помню, как тарахтел мотоцикл нашего участкового в моем детстве. Когда он проезжал мимо двора в своей черной шинели с белым ремнем, мужиков, которые в беседке в домино козла забивали под «три семерочки», как ветром сдувало. Я тогда думал, что участковые совсем-совсем непогрешимые. Настолько, что у них даже детей не бывает. Ведь секс в то время чем-то положительным не считался, а значит, участковый этим заниматься не мог. Дети все наивные, — смеется Умархан.

С детской наивностью капитан Мирзалиев расстался давно. Почти каждый день ему приходится бывать в таких местах и видеть столько, что не всякий выдержит. За разговорами мы доехали до следующего адреса.

На улице Донской у «доброй» тети Вали всегда готов и стол, и дом для окрестных асоциальных элементов. Вот и сегодня полна горница гостей. На часах почти полдень, а хозяйка с друзьями еще почивать изволит. В дверь приходится колотить долго, пока за ней появляются признаки жизни. В доме — темень, грязь, от запахов аж режет в глазах. Повсюду остатки вчерашнего пиршества: пустые бутылки, окурки, еда. Кстати, питаются бомжи и алкоголики, как оказалось, весьма неплохо. В закопченной кастрюле — немного картофельного пюре, на сковородке — жареные грибы, рядом на тарелке скумбрия.

К нашему приходу гостей осталось только трое. Капитан Мирзалиев просит их выйти на улицу и предъявить документы. Бывший командир отделения Артур прописан в Волгодонске. Поясняет, что буквально сегодня уезжает в Москву по делам. Здесь просто переночевал. Молодой человек и девушка — гражданские муж и жена — из Кулешовки. Парень говорит, что когда-то жил у тети Вали, теперь зашли проведать «добрую» женщину. Тоже сегодня уезжают. Паспортные данные всех троих капитан по телефону сообщает в отдел, чтобы их проверили по базам. А пока просит вывернуть карманы. В это время тетя Валя джазовой походкой скрывается за углом дома. Возвращается она уже с бутылкой пива. Не самой дешевой, между прочим. Троица оказывается «чистой». Капитан разрешает им идти. Удаляются очень быстро.

— По закону я могу применить к ним какие-то меры, только если они будут буянить или драться во дворе дома. Это считается общественным местом. А в гостеприимном доме тети Вали они могут делать что угодно. Опять же частная собственность. Такие сборища происходят здесь каждый вечер. Алкоголики, бездомные, наркоманы стягиваются сюда вечером, чтобы прокутить то, что добыли днем, — рассказывает Умархан.

Впереди у капитана Мирзалиева еще несколько адресов, по которым нужно проехаться: встретиться с заявителем, проверить сроки лицензий у владельцев оружия. Потом он вернется в опорный пункт. В маленькой комнатушке на третьем этаже — три стола и один компьютер на всех сотрудников. Очень дует из окна. Обещали, что это помещение временное, пока в родном опорнике на ул. Седова делают ремонт. Уже год. Ремонт в своем временном пристанище участковые делали сами. Здесь ему предстоит работа с документами. А вечером еще патрулирование и дежурство. До утра. Потом стрельбы — каждую среду. В пятницу футбольный матч — территория другого района, но мероприятие крупное, и для охраны порядка стягивают все силы. В субботу прием граждан в опорном пункте — не каждый может в будни прийти. В воскресенье… Согласно инструкции в законе «О полиции», у участкового уполномоченного более 300 служебных обязанностей.

Кстати, теперь я знаю не только фамилию, но и имя с отчеством собственного участкового. Пользуясь случаем, передаю Вам, Гайк Бенияминович, привет.

Фото автора и Аркадия БУДНИЦКОГО