Были времена, когда гаражи являлись не меньшим дефицитом, чем автомобили. Теперь авто превратились, согласно классикам, из роскоши в средство передвижения, а с гаражами у нас по-прежнему напряженка…

Резина из киселя

Парковки, или по-нынешнему, по-попугайски, паркинги имеются лишь при так называемых элитных новостройках. Жильцы домов попроще обходятся кто как может. И хотя число машиновладельцев среди них сильно выросло, могут они по-прежнему не слишком много. Только редкие везунчики способны похвалиться наличием сварного гаражного бокса прямо во дворе или рядом. Остальным приходится либо бросать машину под окнами, либо добираться за своим «средством передвижения» общественным транспортом на край географии.

Однако новая наша реальность такова, что хозяева пусть и несовершенных гаражных удобств рискуют в одночасье лишиться и их. Решительные перемены в земельных отношениях привели к тому, что целые гаражно-строительные кооперативы и единоличные гаражные боксы как бы повисли в воздухе, оказавшись на не принадлежащей автовладельцам земле.

Что в полной мере испытали на собственном опыте члены ростовского гаражного кооператива «Авиатор». С 2009 года, когда взялись они за приватизацию земли под своими гаражными боксами, не осталось, кажется, ни одного витка бюрократической спирали, не пройденного ими. Знают теперь, каково это —собирать справки, срок действия которых истекает чуть ли не на следующий день после выдачи – из-за того, что в регистрационной службе элементарно не хватает нужных специалистов, а справки надо оформлять на каждый бокс. А их – не одна сотня… И платить по 220 рублей за справку. Вроде как немного — но вот для «Авиатора» сбор всех таких справок обошелся почти в полмиллиона рублей. Если учесть, что сегодня в Ростове, по данным гендиректора ООО «Городская юридическая служба» Ярослава Колесникова, приватизацией участков под своими гаражами так или иначе озабочены больше 16 тысяч человек, то навар у Единого госреестра  предпринимателей (ЕГРП), выдающего заветные справки, совсем недурной выходит. И это за справки «второй свежести»… При всем при том —  внимание! — департамент имущественных и земельных отношений (ДИЗО), для которого и собираются с таким трудом эти бумажки, все равно заказывает их самостоятельно через Интернет сразу по получении от автомобилистов заявления на оформление земли. Ну, не нелепость ли? Лед, жаренный на масляном масле. Или, если уж совсем по-автомобильному – резина из киселя.

«Надо же,  как интересно…»

Но даже если ГСК и соберет все требуемые бумаги, приложив их к заявлению установленной формы, нет никакой гарантии, что процесс приватизации гаражного участка устремится к желанному финалу. Стоит муниципальным чиновникам узреть в пакете документов отсутствие заявления хотя бы от одного пайщика кооператива, пиши пропало. В приватизации земли гаражному кооперативу будет наверняка отказано. Подать заявление в ДИЗО, собрать все нужные справки и доверенности обязаны все члены кооператива. Такой вот принцип единогласия, который даже ООН не снился.

Только принцип этот, рожденный в муниципальных недрах, является абсолютно антиконституционным. Что и подтвердил Конституционный суд, признавший подобное муниципальное творчество нарушающим законные права граждан. Не говоря уже о том, что российское законодательство прямо запрещает требовать от граждан документы, которые муниципальные структуры должны получать – и, как видим, получают — самостоятельно. Получают — и  одновременно продолжают требовать!

Как незаконные, охарактеризовала подобные действия и Госдума. Туда при посредстве «Городской юридической службы» и Ассоциации гаражных кооперативов области обратились с заявлением более семи тысяч донских авто­владельцев. А на областном уровне полную поддержку им выразил уполномоченный по правам человека Анатолий Харьковский.

И что? Розы посреди зимы не распустились, рыбы в Дону больше не стало. Практика оформления земли продолжает развиваться в выгодном для муниципальных структур направлении. Так, уже известному вам ГСК «Авиатор» пришлось раскошелиться еще на три миллиона рублей — за уточнение размеров земельного участка. Хотя по закону соответствующие муниципальные подразделения обязаны провести уточняющее межевание в течение месяца с момента обращения на предмет приватизации земли.

Законодатель, конечно, отвечает за то, что говорит. Но как ответить за то, что слышат власти на местах? А слышат там только то, что хотят. И по-прежнему предпочитают строить жизнь и деятельность в полном соответствии  с рекомендацией старины Мэрфи: «Никогда не говори «Я ошибся». Лучше скажи: «Надо же, как интересно получилось». Не иначе, его шутейными законами наше местное самоуправление готово заменить законы федеральные.

Не чуя земли…

Но поскольку общероссийское законодательство продолжает присутствовать в нашей жизни, автовладельцы, получив отказ от муниципальных властей, обращают взоры к правосудию. И сталкиваются здесь с новой «загогулиной». В приватизации земли ГСК отказывают на том основании, что участок земли  под гаражами неделим и разделу между пайщиками не подлежит. Но позвольте: не того ли добиваются измученные автовладельцы, прося предоставить им участок в долевую собственность? А с долями они уж сами как-нибудь  разберутся…

Теперь весь  ворох бумаг, истребованный ранее от каждого пайщика муниципалитетом, все эти сотни подписей  можно спокойно выкидывать в топку. Для суда они никакого интереса не представляют. Другой вопрос, почему судьи так настаивают на неделимости участка. Ведь в сегодняшней редакции Земельного кодекса статьи, устанавливающей такое условие, нет. И более того: именно пайщикам гаражных кооперативов, оказавшимся на «не своей» земле, предоставляется исключительное право на ее платную приватизацию.

Выходит, круг замкнулся? Одни заставили собирать подписи, другие — тратить время и деньги на получение  оказавшихся ненужными заведомо несвежих справок. Добавим к этому время и силы, затраченные на сбор средств для выкупа земли. А в итоге все разбивается о неприступную скалу судопроизводства.

Впрочем, не такая уж она монолитная, эта скала. При всех бюрократических издержках в Ростове существуют гаражные кооперативы, которым удалось оформить свое право приватизации земли под гаражами. В бесправном равенстве авто­владельцев перед системой правового волюнтаризма они оказались чуточку «равнее» своих товарищей по несчастью. И где приступом, где осадой добились желанного права собственности. Потребовалось адское терпение и воловье упорство председателей, некоторые из которых в буквальном смысле полегли в сражениях с волюнтаризмом – здоровье не выдержало…

Не обошлось и без обращения к разного рода «жучкам», знающим все ходы и выходы в коридорах и лабиринтах власти. Их помощь оказывается далеко не бескорыстной и не дешевой. Как всегда, наличие подобных «жучков» и их возрастающая плодовитость — это индикатор неблагополучия в правовом регулировании жизни нашего общества.

Сегодня только в южной столице насчитывается около 200 гаражных кооперативов. Это примерно 100 тысяч пайщиков. Целая армия собственников, которые с приватизацией земли станут ответственными плательщиками и, во-первых, заплатят за землю, а во-вторых и, пожалуй, в-главных, будут регулярно отчислять в бюджет налоги.

А вместо этого они тратят деньги на выкуп оказывающихся никому не нужными справок, платят немалые суммы различным сомнительным личностям — «на решение вопроса». И годами продолжают жить в подвешенном состоянии – в буквальном смысле этого слова, не чуя под собой земли.