Пожалуй, ни одно другое ведомство не ведет «внутрикоррупционную» борьбу так планомерно и открыто, как служба судебных приставов. По крайней мере, пресса узнает о фактах злоупотреблений сразу же «из первых уст».

Вот и на этот раз и.о. руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Ростовской области Михаил Бережной большую часть пресс-конференции посвятил разговору о перестройке работы отдела противодействия коррупции.

— За пять месяцев инициировано 120 проверок. В результате более ста сотрудников привлечены к административной ответственности, заведено и несколько уголовных дел, — отметил Михаил Трофимович. — Что это за нарушения? Хищения, мошенничество, превышение полномочий.

Вот лишь несколько примеров. Пристав-исполнитель Ленинского района Ростова по квитанционной книжке изъяла у должника 5000 рублей, а на депозитный счет службы их не внесла.

Подобным образом поступила и ее коллега из Неклиновского района. Положила в собственный карман в общей сложности 6000 рублей.

В Советском районе Ростова по исполнительному производству о взыскании 576 950 рублей с одного гражданина в пользу другого был наложен арест на имущество (стиральную машину, электроплиту, холодильник, два телевизора, микроволновую печь, пылесос). Райотдел отчитался, что арестованное имущество реализовано на сумму 25800 рублей. Но проверяющие денег на депозитном счете не обнаружили. В книге арестованного имущества вместо сведений о реализации и распределении денежных средств имелась лишь запись об окончании исполнительного производства без указания оснований и даты.

В том же райотделе установлен факт служебного подлога. Если коротко, гражданин задолжал банку 8 568,65 руб­лей. Но вдруг исполнительное производство объявляется оконченным на основании заявления банка. На самом деле никакое заявление от взыскателя не поступало, и дело пристав окончил необоснованно, то есть по собственному желанию.

— Одна из причин разного рода нарушений — в резком обновлении кадров, — считает Михаил Трофимович. — Пришло много молодежи, еще психологически не окрепшей. Средняя зарплата пристава-исполнителя – 12 тысяч рублей, а дело приходиться иметь с миллионами. Недавно «наверху» наконец прозвучало обещание заняться решением социальных проблем приставов, в том числе существенно повысить зарплату и сделать ее соразмерной вкладу как в наполняемость бюджета, так и в исполнение буквы закона. Ведь только за пять месяцев приставами взыскана задолженность по налоговым платежам в размере почти 270 миллионов рублей, в бюджет перечислено 75 миллионов административных штрафов, сотням работников различных организаций возвращена задолженность по зарплате… Пока же текучесть кадров в службе составляет 40%.

Тем не менее в ведомстве намерены и дальше бороться с негативом в своих рядах. Теперь в случае выявления нарушения  могут быть снижены надбавки к зарплате всем сотрудникам отдела, а руководитель вообще лишиться должности. 

Кажется, непростая борьба с коррупцией все-таки начала давать результат. Теперь сотрудники сами сообщают о принуждении их к получению взятки. 

В Пролетарском районе Ростова находилось исполнительное производство об обязании гражданина восстановить первоначальное состояние дома  в «до строительства балкона».

Так как гражданин не выполнял решение суда, приставы вынесли постановление об ограничении  выезда за пределы страны. Его жена пыталась уговорить начальника райотдела снять это ограничение за 3000 рублей.

Всего в этом году уже четверо сотрудников поставили управление в известность о том, что им предлагали взятку.