— Вот что я недавно получила по почте, — Валентина Афанасьевна Седакова, жительница Ворошиловского района Ростова, показывает извещение о вызове к судебному приставу-исполнителю «по вопросу исполнения постановления Пенсионного фонда о взыскании страховых взносов за 2012 год — 19017 рублей».

Адресован вызов Юрию Степановичу Седакову, покойному (!) мужу Валентины  Афанасьевны, скончавшемуся в январе 2011 года.

— Моему возмущению не было предела, — говорит пожилая женщина. — Муж уже два года как в могиле, и его куда-то вызывают, какие-то деньги хотят взыскать. Наверняка в Пенсионном фонде знают о его смерти — пенсию-то  сразу же перестали приносить. Я позвонила судебному приставу, чей телефон указан в извещении, она мне предложила: «Не могли бы вы к нам зайти?» — «Не могу, — ответила я, — у меня ноги больные. А вы мне теперь еще и  моральную травму нанесли: только-только начала приходить в себя после кончины родного человека, и тут…».

Юрий Степанович, ее муж, был летчиком-истребителем первого класса, ветераном Вооруженных Сил. Уйдя с военной службы, работал в разных местах, а в последнее время устроился в магазин то ли помощником, то ли администратором, Валентина Афанасьевна точно не знает — не вникала. Умер внезапно от инсульта… 

Корреспондент «НВ» связалась с заместителем начальника  Ворошиловского районного отделения Пенсионного фонда С.Поповой, обрисовав ситуацию и сказав, что, на мой взгляд, все похоже на черный анекдот — вызов покойника на разбирательство…

—  Это не анекдот, — возразила Светлана Борисовна, — а очень болезненная проблема…

Видимо, покойный пенсионер, объяснила она, был оформлен в качестве индивидуального предпринимателя (возможно, хозяин его об этом попросил или были какие-то другие обстоятельства, о чем жена не знала). А предприниматели, юридические лица обязаны самостоятельно платить страховые взносы в фонды — Пенсионный, медстрахования. Но если индивидуальный предприниматель не снят в налоговой службе с учета, то его недоимка по страховым платежам копится-копится, и он автоматически начинает числиться должником. Даже, как видим, отойдя в мир иной…

— Органы загса дают нам информацию только по умершим пенсионерам, но не по индивидуальным предпринимателям, — продолжала С.Попова. — Сведения по ним подаются ими в налоговую инспекцию, и только оттуда информация поступает в Пенсионный фонд.

На другой день Светлана Борисовна перезвонила в редакцию и сообщила:

— Так и есть — этот пенсионер был зарегистрирован как  индивидуальный предприниматель и ДО СИХ ПОР, спустя два года после смерти, числится действующим. Почему в налоговой службе его не сняли с учета, не могу сказать: скорее всего – или какой-то технический сбой, или человеческий фактор сработал. Что же касается Пенсионного фонда, то, коль этот человек числится действующим предпринимателем, то мы обязаны продолжать посылать по его адресу документы, требования. На которые родственники реагируют  гневно… 

Вот здесь для самой Светланы Борисовны начинается ее собственная больная тема.

—  Ну что стоит — перезвонить к нам и без эмоций все выяснить? — спрашивает она. — Ведь мы — государственное финансовое учреждение, и если посылаем какое-то письмо или уведомление, значит, это необходимо, у нас каждая бумажка — деньги. Ну свяжитесь с нами, выясните, не выбрасывайте пришедшее из госучреждения письмо сразу в мусорник — чаще всего, увы, именно так и поступают. А всего-то и нужно было, чтобы вдова Седакова передала в Пенсионный фонд копию свидетельства о его смерти: можно даже по почте переслать. И мы тут же закроем дело, спишем его в архив. Не будем семью дергать и себя загружать изнурительной работой.

По словам С.Поповой, в Ворошиловском райотделении Пенсионного фонда на учете — свыше 10 тысяч предпринимателей. В должниках значится ровно половина. Кто-то просто игнорирует страховые платежи, кто-то, прекратив предпринимательскую деятельность, почему-то затягивает снятие с учета в налоговой службе, для кого-то вообще новость, что это необходимо. А есть и скончавшиеся, но продолжающиеся значиться в реестре. «Живые»-«мертвые», «мертвые-живые»… «Когда звоним в связи с этим родственникам, то такого, бывает, наслушаемся…», — говорят в Пенсионном фонде.

В облуправлении Федеральной налоговой службы мне пообещали выяснить, как же так получилось, что скончавшийся два года назад Юрий Степанович Седаков продолжал числиться действующим ИП…

…Но хоть все уверяли, что все было сделано правильно, в соответствии с имеющимися нормативами, регламентирующими документами и т.д., все же какая-то нестыковка тут есть. Судите сами: облзагс дает информацию в налоговую службу, а с фондами соглашения на этот счет нет. Но давайте представим ситуацию: скончался совершенно одинокий предприниматель, и нет родственников, на которых можно было бы уповать, что передадут копию свидетельства о смерти, и где-то опять не сработает человеческий фактор… Так что: будет покойный числиться в вечных должниках? Не исключено. Надо тут что-то исправлять.

—  И, пожалуйста, подчеркните еще раз, обратитесь со страниц газеты к нашим гражданам, чтобы не выбрасывали сразу же приходящие из гос­учреждений письма, не боялись, не шарахались от них, — попросила в конце разговора С. Попова. — Лучше вчитайтесь, вникните, позвоните к нам. И не  настраивайтесь сразу на агрессию…

А с Валентиной Афанасьевной в тот же день созвонились из Пенсионного фонда и, слава Богу, сообща во всем разобрались…