…Зашедшая в кабинет старушка выглядела до предела исхудавшей - кожа да кости. Спина согнутая, одна рука трясется, рот дергается, зубы выбиты.

—  Она поступила к нам истощенная, грязная, голодная, — рассказывает корреспонденту «НВ» главврач Аксайского филиала областного психоневрологического диспансера в поселке Ковалевка А. Сааков. — До этого, выяснилось, бродяжничала, работала у кого-то на полях. Но однажды сумела добраться до Ростова, пришла к районному психиатру, у которого стояла на учете, и обо всем рассказала: как лишилась квартиры, была вывезена в деревню, как ее заставляли работать, били. Доктор выдал ей направление на госпитализацию к нам, и она самостоятельно с ним сюда приехала.

Откуда-то взялась кума

Нина Алексеевна (так зовут больную) знакома здешним сотрудникам. Она давно страдает тяжелым психическим заболеванием. Три года назад в одной ростовской газете была опубликована заметка, где рассказывалось, что она превратила в помойку свою двухкомнатную квартиру на проспекте Стачки, против чего восстали соседи. В итоге ее госпитализировали в Ковалевку.

И очень скоро, продолжает А.Сааков восстанавливать тогдашние события, эту больную (у нее нет никакой родни) стала навещать некая Мария А-ва, назвавшаяся ее кумой. Сообщила, что когда-то они вместе жили в малосемейном общежитии, и Нина Алексеевна, мол, ее крестила. Прочтя газетную публикацию про квартиру-помойку и обострившуюся болезнь, решила съездить к ней в Ковалевку. И зачастила, стала привозить передачи.

—  Мы убедились, что больная, действительно, хорошо с ней знакома, — говорит Арташес Богданович. — Видя ее внимательное отношение к пациентке, позволили А-вой по доверенности получать ее пенсию, чтобы покупала для нее что-то из одежды, еды. А-ва привела в порядок ее квартиру. И в какой-то момент было решено выписать ее домой под присмотр этой женщины. Оформлять опекунство она не выражала желания, но постоянно говорила: «Это моя крестная, поэтому я помогаю…» Мы ей тогда поверили. Напрасно, как выяснилось.

«Меня там били!»

Забрав «крестную» из больницы, А-ва в один из дней повезла ее к нотариусу. И Нина Алексеевна вмиг лишилась своей двухкомнатной квартиры. Покорно подписала все бумаги, оформив дарственную на гражданского мужа кумы-«благодетельницы»…

— Меня поражают наши нотариусы! — возмущается А.Сааков. — Ведь невозможно же не увидеть, что перед тобой больной человек — со странной мимикой, ужимками, поведением. И тем не менее явно сомнительные сделки в отношении душевнобольных нотариусами легко заверяются, без всяких запросов, проверок… И люди лишаются имущества. Уже несколько таких случаев у нас было.

Мавр сделал свое дело — мавр может удалиться. Спустя некоторое время «кума» перевезла Нину Алексеевну в хутор Орловка Азовского района к своим родственникам. Ее поселили в отдельном флигельке, обязали работать на новых хозяев.

— Огород полола, козу пасла, ведра помойные выносила, — перечисляет старушка свои обязанности. Жалуется: — Били меня там все время. Сильно - как мужика. Зубы под их кулаками (не уточняет, под чьими именно. — Л.К.) все раскрошились. За что? То козу не так вела, то еще что-то. Пили много, а как напивались, то всегда колотили (кем надо быть, чтобы избивать эту старушку-былинку, с трудом ориентирующуюся в реальности? — Л.К.)…

Спасаясь от побоев, она несколько раз убегала. Но ее находили и опять водворяли назад. Лишь в последний раз удалось вырваться, когда догадалась отправиться к районному психиатру.

— Почти сразу же после госпитализации сюда приехала А-ва и потребовала от нас немедленной выписки Нины Алексеевны, — рассказывает Р. Жужнев, заведующий 2-м отделением Аксайского филиала облпсихдис­пансера, где сейчас находится старушка. — Вела себя очень напористо, агрессивно. В ответ на мои слова, что она присвоила квартиру душевнобольной, совершила мошенничество, заявила: нет, все наоборот, она делала благое дело, чуть ли не подвиг совершала. И тут же обвинила нас: вы сами, мол, наверное, хотите завладеть той квартирой…

Аксайский филиал облпсихдиспансера по поводу всего произошедшего обратился в полицию, Следственный комитет, Пенсионный фонд, прося приостановить пока выплаты, поскольку все это время А-ва получала пенсию Нины Алексеевны.

—  А сейчас мы готовим документы для ее оформления в психоневрологический интернат, —  подвел черту Р. Жужнев. — Нина Алексеевна очень этого хочет, но продолжает панически бояться А-вой.

А та не сдается. Написала заместителю главврача жалобу на то, что ей запретили свидания с Ниной Алексеевной, описывает, как много для нее сделала.

Она и в разговоре с корреспондентом «НВ» утверждала то же самое. «Квартира была в ужасном состоянии и стоила всего 115 тысяч рублей», - заявила по поводу двушки на проспекте Стачки, где сейчас живет ее дочь. Подтвердила факт переселения Нины Алексеевны в деревню, однако в ее интерпретации это выглядело идиллически: курочки, молочко, свежий воздух. «Ну что вы — никто ее не обижал!» — заверила она, добавив, что Нина Алексеевна, дескать, привыкла к вольной жизни и потому пускалась в бега…

«Крестники» активизировались

Кстати: полезная информация для охотников за имуществом душевнобольных - при наличии психиатрического диагноза сделки в отношении них легко оспариваются в суде. А-ва наверняка это знает, почему так и бьется за возвращение «крестной». Квартира же может «уплыть» из рук.

…К сожалению, нередки ситуации, отмечают психиатры, когда одиноких больных начинают обхаживать не родственники, а совершенно посторонние люди, представляющиеся то крестными родителями, то крестниками-крестницами. Не кровное, мол, родство, а духовное. А психически больной человек с подавленной волей — как ребенок: всему поверит.

—  Чаще всего за этими обхаживаниями кроются корыстные цели, — констатирует А.Сааков.

Мы с ним сообща вспомнили одну такую историю, о которой в «НВ» рассказывалось в корреспонденции «Ради квартиры?» (в номере от 16 июня 2011 года). Явившаяся тогда в редакцию женщина добивалась установления опеки над пациенткой Ковалевки — якобы крестницей ее матери. Даже привезла из другого города письмо на этот счет от какого-то священника. Дамочке очень хотелось прибрать к рукам квартиру душевнобольной, и это ей почти удалось, она даже сумела обманным путем заполучить ключи и сразу заселила туда жильцов-таджиков. Но — сорвалось! Сотрудники Аксайского филиала облпсихдиспансера, администрация, служба соцзащиты Первомайского района Ростова, соседи по лестничной площадке, объединившись, не дали провернуть эту аферу, квартирная хищница ретировалась.

А с Ниной Алексеевной получилось, увы, по-другому.

Что ж, подождем ответов правоохранителей на обращения Аксайского филиала облпсихдиспансера.