Сколько границ может быть между двумя смежными земельными участками, стоящими на одной улице? Наша читательница Татьяна Н., основываясь на школьных знаниях по геометрии, считает, что одна. А вот в отделе образования Пролетарского района Ростова-на-Дону полагают, что возможны и две, и четыре, в том числе и через дом. Мало того, данный факт они еще и умудряются доказывать в суде.

Что написано пером…

Истоки этой ситуации кроются в 1994 году, когда при выполнении кадастрового плана детского сада «Казачок» (ул. Владиленская, 223/35) границы нарисовали, не выходя на место для замеров. Так получилось, что проведенная на бумаге линия границы в реальности проходила посередине соседнего жилого дома, а территория садика вместо положенных 18 соток на деле превратилась в 20.2 сотки.

Когда этот дом в 2001 году перешел по наследству нашей читательнице Татьяне, ей также сделали кадастровый план участка —по такому же «методу». Ошибка выяснилась лишь несколько лет спустя, когда Татьяне было отказано в оформлении прав собственности на участок: на бумагах граница проходила по ее дому, а разделяющий ее землю и детский сад с 1973 года забор был в другом месте.

На тот момент изменить существующие документы можно было только через суд, куда Татьяна в 2007 году и обратилась. Ошибки в кадастровых документах были выявлены и признаны, а судебной коллегией Ростовского областного суда были выданы пошаговые рекомендации для их исправления. На тот момент это решение устроило всех.

Во имя сотки на бумаге

Новые кадастровые документы для детского садика выправили быстро. А вот у Татьяны исправить свои бумаги не вышло. Она внезапно получила «категорический отказ в грубой форме» от начальника отдела образования Пролетарского района Ростова-на-Дону Р. А. Аборневой.

О подробностях разговора Татьяна попросила не расспрашивать, но уверила — никаких официальных причин для отказа названо не было. Разъяснения областного суда и управления Росреестра по РО и даже решение собственника земельного участка под детсадом — ростовской администрации — отдел образования Пролетарского района Ростова в этом не убедили. Здесь, проигнорировав уже вступившее в силу судебное решение, потребовали «отдать детям» кусок земли с частью дома и строений Татьяны, который по халатности оформителей единожды попал на бумагу в виде земли детского сада.

Суды о том, может ли граница участка проходить посередине жилого дома, длились годами. Во время этих разбирательств у двух смежных участков как-то появились четыре разные границы! Неоднократно проводились экспертизы, причем их результаты подтверждали правоту Татьяны. Исключение составили выводы ростовского центра судебных экспертиз, подтвердившие требования отдела образования (впоследствии выяснилось, что лицензии на подобные работы у организации не было и проводить экспертизу они не имеют права). Зато следующая и последняя экспертиза, напротив, установила: даже фактически существующая граница в виде кирпичного забора ущемляет право Татьяны почти на сотку (претендовать на нее наша читательница не стала).

Однако отдел образования посреди процесса вдруг предоставил очередной кадастровый план на участок садика. В документе, о котором никто не упоминал еще за неделю до этого, вопреки вступившим в силу судебным актам 2008-2010 гг, границы садика вернули к обозначенному в 1994-м — обратно к Татьяне на кухню.

Возражения нашей читательницы о явной подложности данного документа и выводы последней экспертизы суд во внимание не принял. В итоге, исходя из судебного решения, у двух смежных участков оказались три границы: одна через жилой дом, одна реальная — забор и еще одна между ними. Забор и определили главным виновником и постановили снести – больше в определении суда никаких распоряжений не было.

Где копать?

Решение суда Пролетарского района от 29.12.2011 года Татьяне оспорить уже не удалось, но и выполнить — тоже. Ни одна строительная фирма, куда Татьяна обратилась, не смогла решить геометрический ребус: где ставить новый забор, если граница детского сада находится в доме, граница участка Татьяны не определена вообще, а ориентиры по судебному решению обозначены в палисаднике и над коммуникациями, сносить которые суд в 2008 году запретил?

Но «о неисполнимости можно говорить только на стадии исполнительного производства», а судебные приставы нашу читательницу почти полгода не беспокоили. Вплоть до 19 октября прошлого года, когда после рабочего дня она вернулась в разгромленный дом: без каких-либо предупреждений кирпичный забор и другое имущество Татьяны были уничтожены. Она вызвала полицию. На следующий день утром к ней пришла делегация из детского сада вместе с двумя рабочими, которые по указанию заведующей детским садом (в прямом смысле — где пальцем указывала) начали возводить новый забор. Судебных приставов на участке не наблюдалось, поэтому в дело снова вмешалась полиция. Через пять дней эта компания вернулась уже с приставами, но и те предъявить документы на воздвижение нового забора не смогли (судом вопрос о строительстве забора вместо снесенного вообще не рассматривался). В ответ приставы просто скрутили Татьяне руки — этот беспредел закончился только после приезда адвоката.

Забор, которого нет 

Добиваясь правды, наша читательница провела серию собственных расследований. Она нашла доказательства подложности внезапно появившегося третьего кадастрового паспорта на участок детского сада. Обратила внимание на то, что представляющие интересы отдела образования «эксперты» на последних судебных заседаниях никогда официально не заключали договора с отделом образования — то есть оказывали платные услуги без зафиксированной оплаты. А кроме этого, из одного из ответов она узнала, что по документам еще в октябре 2011 года (когда разгромили ее участок) новый забор все-таки установили.

Она на всякий случай посмотрела в окно, увидела лишь раскуроченный цветник, ямы и обломки кирпичей – и записалась на личный прием к председателю Следственного комитета РФ. После этого отделом образования спешно и грубо была предпринята еще одна попытка возвести забор между ее участком и детским садиком. В итоге в 7 утра 23 июля 2013 года, когда Татьяна была в больнице, забор поставили. Но к этому моменту по факту несуществующего, но оплаченного государством еще год назад забора уже было возбуждено уголовное дело. А следом – и по другим моментам этой детективной истории.

Победа? Нет. Данные уголовные дела призваны лишь воздать за многолетний беспредел, который развязали чиновники. Однако ответов на шарады «сколько границ у двух смежных земельных участков?» и «как построенный в 1973 году дом смог нарушить границы, определенные в 1993-м», они не дают. Где же на самом деле нужно ставить забор и как согласовать последнее решение суда с уже вступившими в силу предыдущими?! Разъяснений Татьяна добивается уже с 2007 года. На ее письма приходят никак не дающие конкретного решения ответы.

Цена правды

— Я твердо уверена: нельзя жить по законам абсурда и беспредела, — призналась наша читательница. — Но за свою жизнь я уже опасаюсь.

Татьяна не драматизирует — дважды ее уже избивали. Причем в обоих случаях это делали… судебные приставы под маркой «устранения препятствий к исполнению судебного решения». И если в первый раз ее только жестко скрутили, то месяц назад, спеша помочь заведующей садиком закрыть уже возбужденное уголовное дело, Татьяну «устраняли» предельно жестоко. В тот день было назначено долгожданное разъяснение последнего решения суда Пролетарского района: вместо этого Татьяне «разъяснили» суть вопроса судебные приставы и представители отдела образования. Доводы оказались железными — спустя час женщину увезли на «скорой»: врачи фиксировали на теле Татьяны побои, а в это время строители на ее земле «фиксировали» забор.

В данный момент Татьяна до сих пор находится на больничном. А как поведут себя власть имущие, когда Татьяна по вновь открывшимся обстоятельствам подаст очередной судебный иск? На кону не только спорная сотка земли на окраине Ростова, но и минимум 800 тысяч судебных издержек за все предыдущие иски — и это еще без моральных и материальных компенсаций. Как отразится миллионный ущерб муниципалитету на карьере руководства районного отдела образования? Да и возбужденные по ее заявлениям уголовные дела «тянут» на вполне серьезные сроки…

Однако пришла к нам в редакцию Татьяна не столько за помощью и поддержкой — ее пугает та легкость, с которой чиновники выкручиваются из любой ситуации. «Когда уголовные дела все-таки возбудили, в СМИ прошли заметки о восьми чиновниках, попавших в поле зрения следственного комитета. Но везде называли только руководителя ростовского ДИЗО, у которой в этой истории меньше всего «заслуг»,– пояснила она. – А я хотела бы, чтобы были названы все участники уголовного дела. Хотя бы потому, что в данный момент эти люди стараются втихую прекратить эти уголовные дела». На своем горьком опыте Татьяна уже верит, что у них это вполне может получиться.

В настоящий момент в Следственном комитете по Ростовской области, наконец, возбуждены следующие уголовные дела.

В отношении начальника МКУ «Отдел образования Пролетарского района Ростова-на-Дону» Р.А. Аборневой и заведующей МБДОУ № 9 Пролетарского района г. Ростова-на-Дону С.Н. Ивановой — по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями», ч.1 ст. 286 «Превышение должностных полномочий», ч. 2 ст. 285.3 «Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору», ч. 3 ст. 128.1 «Клевета», ч. 1 ст. 293 «Халатность», ч. 1 ст. 307 УК РФ «Заведомо ложные показания». Отдельно в отношении заведующей МБДОУ №9 С. Н. Ивановой — по признакам состава преступления ч.1 ст. 292 УК РФ «Служебный подлог».

В отношении  сотрудников ФГУ «Земельная кадастровая палата Ростовской области» И.В. Черкашиной и С.А. Яновской — по признакам состава преступлений ч. 2 ст. 285 УК РФ «Внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений, совершенное группой лиц по предварительному сговору», в отношении директора департамента имущественно- земельных отношений Ростова-на-Дону М.А. Абрамовой — по признакам состава преступлений ч. 1 ст. 293 УК РФ «Халатность».

В отношении судебных приставов Пролетарского районного отдела судебных приставов Ростова-на-Дону — по признакам состава преступления п. «а» ч.3 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий». В отношении представителя отдела образования Пролетарского района и МБДОУ № 9  А.В. Белан — по признакам состава преступлений ч. 1 ст. 303 УК РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности».

Насколько «жизненными» окажутся данные уголовные дела и сколько человек к итоге расследования не смогут улизнуть от ответственности — покажет время.