Николая Викторовича Козловского, директора Второго Донского имени Николая II кадетского корпуса, знаю с начала девяностых годов. Тогда активно возрождалось казачество, и полковник запаса Козловский некоторое время был заместителем атамана казачьих войск Юга России. Но потом он целиком посвятил себя созданию в Ростове кадетского корпуса, о чем мечтал еще с момента окончания военной службы.



Корпус создавался фактически на пустом месте — не было ни финансов, ни помещения. Но поддержало тогдашнее областное министерство образования —  и все получилось. Открытие состоялось в 1995-м. Поначалу «квартировали» на чужих площадях, и лишь не так давно корпус обрел свое здание на улице Казахской. А теперь он известен и у нас в стране, и за рубежом.

— Корпусное знамя нам вручал последний зарубежный атаман профессор Федоров, живший тогда в США, —  рассказывают здесь. —  Несколько раз сюда приезжал легендарный Андрей Дмитриевич Шмеман, русский «версальский кадет», которому президент Путин лично вручал в Париже российский паспорт…

У Н. Козловского много наград — государственных, ведомственных и даже иностранных. В том числе — медаль Генерального секретаря ООН «На службе миру» (в период его военно-дипломатической работы), медаль Святителя Макария и архиерейская грамота —  от патриарха Кирилла, грамоты от главкома Сухопутных войск, командования объединенной группировки войск на Северном Кавказе, областного Законодательного собрания…

Поэтому как гром среди ясного неба прозвучала весть, что Первомайская прокуратура в судебном порядке требует от Донского государственного технического университета (с прошлого года кадетский корпус стал его структурным подразделением) расторгнуть трудовой договор с Н. Козловским. Основание – наличие судимости. В апреле 1993 года Н.Козловский получил год условно, через 6 месяцев эта судимость была досрочно погашена, но… Что же тогда произошло?

Поменяли шашки на…

…20 сентября 1992 года (21 год назад) в Ростове праздновался День города. Н. Козловский с сыном в казачьей форме, с шашками на боку (это, по сути, были муляжи) шли по улице. Их остановили патрульные Ленинского ОВД. К казакам в девяносто втором, напомню, многие относились как к ряженым…

«Видимо, казачья форма и то, что я являюсь полковником запаса, о чем сразу сообщил, послужило раздражающим фактором для остановивших нас блюстителей порядка», — написал Н. Козловский в своем письме президенту Путину.

— Нас с сыном доставили в отделение, изрядно там «потрепали» (Н. Козловский на следующий день снял побои, у него до сих пор хранится акт экспертизы. —  Л.К.), поместили в камеру, —  вспоминает он. - Но по распоряжению прибывшего начальства вскоре выпустили, а утром даже вернули шашки.

Оскорбленный до глубины души Н. Козловский подал заявление в прокуратуру. Разбирательство длилось полгода, как вдруг… Неожиданным образом из потерпевшего он превратился в обвиняемого по 218-й и 191-й статьям (незаконное ношение, хранение оружия и сопротивление представителю власти) тогдашнего УК. Прошел суд. Муляжная шашка теперь уже стала фигурировать в качестве опасного оружия. «Хотя ее так и не изъяли, она и по сей день у меня хранится», —  сказано в его письме Путину.

После снятия через полгода судимости «из-за муляжной шашки» Н. Козловский решил поставить точку и больше не возвращаться к этой истории, не травить себе душу. Слишком болезненно все пережил. Но через двадцать лет выяснилось — это еще не конец…

Месть?

Начиная с весны этого года, корпус сотрясали конфликты с участием группы родителей и детей. Порядки здесь строгие, требования к соблюдению устава неукоснительные —  это не всем нравится. Над несколькими кадетами нависла угроза отчисления из-за неуспеваемости, нарушений дисциплины. Однако родители в ответ сами пошли в атаку, написав жалобы в разные инстанции и ряд СМИ. Якобы (все —  с их слов) один из офицеров-воспитателей рукоприкладствовал и даже разбил кому-то из подростков нос. По одному из телеканалов прошел репортаж, в нескольких газетах появились публикации.

При этом полиция, проведя проверку, вынесла отказное постановление. ДГТУ тоже провел собственное расследование.

«…Нарушений закона «Об образовании» и предвзятости со стороны педагогов кадетского корпуса не было», - сказано в подписанном ректором ДГТУ Б.Месхи ответе. И далее: «Родители должны помогать детям сформулировать цели обучения в кадетском корпусе… На данный момент в ваши действия (это обращено к родителям. —  Л.К.), носящие противоречивый характер, построенные на домыслах, вовлечены учащиеся кадетского корпуса. Данная ситуация оказывает отрицательное воздействие на других кадет…»

Однако это мудрое предостережение не все горячие головы остудило. Больше других, пожалуй, рвался в бой некий господин Х., чей сын в открытую говорил, что не хочет учиться в корпусе и лишь по требованию отца оказался здесь. А отец винил педагогов, Козловского и тоже в открытую заявлял о своих больших возможностях.

Видимо, они у него действительно есть. Поскольку ответ из Первомайской прокуратуры (родители-«оппозиционеры» и туда пожаловались), адресованный почему-то именно Х., а не председателю родительского комитета, больше напоминает отчет о проделанной работе. Об офицере-воспитателе, по поводу которого была жалоба, говорится вскользь. А в основном —  о лицензионных, санитарно-эпидемиологических нарушениях и… выявлении факта судимости в прошлом у директора Козловского.

Почему прокурорские работники разоткровенничались с обычным гражданином Х., да еще «не по теме»? Так и должно быть? Или как?

Дозвониться до зампрокурора Первомайского района Т. Резниченко, чья подпись стоит под письмом Х., мне не удалось — она в отпуске. Проводивший проверку тогдашний помпрокурора С. Афанасьев перешел на другую работу, его телефон недоступен.

Однако я смогла дозвониться до Х. (чей сын, кстати, добился своего - ушел из корпуса) и задала прямой вопрос: почему он пошел войной на Козловского? Но Х. ушел от ответа…

«Чудесные превращения»

Первомайская райпрокуратура предъявила через Октябрьский райсуд иск к ДГТУ об обязании расторжения трудового договора с Н. Козловским. На основании статей 331, 351 Трудового кодекса, где говорится о недопущении к педагогической деятельности ранее судимых лиц. И хотя в отзыве юриста ДГТУ указывалось, что изменения в трудовом законодательстве, на которые ссылается истец, вступили в силу спустя несколько лет после осуждения Н.Козловского, а закон, как известно, может применяться только с момента его введения, Октябрьский райсуд эти доводы не учел.

Но самое удивительное: в исковом заявлении Первомайской прокуратуры (за подписью прокурора О. Ремезова) часть 2 статьи 218 старого УК, по которой 20 лет назад осудили Н. Козловского, чудесным образом превратилась в часть 1 той же 218-й статьи. Что в корне меняет дело.

Цитирую по лежащему передо мной УК РФ от 1992 года: часть 2 статьи 218 —  «Ношение, изготовление или сбыт кинжалов, финских ножей или иного холодного оружия…»

А вот часть 1 той же 218-й статьи: «Ношение, хранение, приобретение, изготовление или сбыт ОГНЕСТРЕЛЬНОГО оружия, БОЕВЫХ ПРИПАСОВ или ВЗРЫВЧАТЫХ ВЕЩЕСТВ».

Как говорится, почувствуйте разницу. Бутафорская шашка —  или взрывчатка, а?

Интересно, это в Первомайской прокуратуре настолько рассеянные люди собрались?

…Во время суда факт этой подмены почему-то был проигнорирован…

Что в итоге? Тот офицер-воспитатель, на которого ополчились родители, продолжает работать, его отстояли. А Н. Козловский теперь - «временно исполняющий обязанности директора».

Впереди —  апелляция в областном суде. 260 родителей кадет обратились к ректору ДГТУ Б.Месхи с просьбой помочь защитить Н. Козловского. От общественных организаций тоже направлены обращения и к нему, и к председателю облсуда В.Ткачеву.

В них приводятся ссылки на недавнее постановление Конституционного суда по так называемому «делу учителей», которым не дают заниматься педагогической работой из-за имевшихся в прошлом и давно погашенных судимостей. Вердикт Конституционного суда: если в прошлом человек был осужден за тяжкие преступления, тем более —  за сексуальные, то он ни при каких условиях не может допускаться к работе с детьми. «В отношении иных граждан, ранее подвергавшихся уголовному преследованию, - цитирую по постановлению Конституционного суда от 18 июля 2013 года, —  вопрос о допуске их к такой работе должен решаться в индивидуальном порядке. При этом необходимо учитывать вид и тяжесть совершенного преступления; срок, прошедший с момента его совершения; форму вины; поведение лица, его отношение к выполнению трудовых обязанностей, обстоятельства, характеризующие личность…» Увы, районный суд постановление высшей правовой инстанции не учел.

…Я рассказала Э. Шапошникову, заслуженному юристу РФ, председателю общественного совета при ГУ МВД РФ по Ростовской области, про дело Козловского.

— Это кому-то понадобилось его место, —  высказал он свое мнение.

А ведь очень на то похоже, правда? Остается подождать и посмотреть, кто будет претендовать на директорскую должность вместо Н. Козловского, если того все-таки вынудят уйти.

Николай Викторович вообще-то за место не держится и сам уже думал уходить —  из-за возраста, состояния здоровья. Но для него важен вопрос чести, достоинства. Невозможно смириться с тем, что его вынуждают вот ТАК покидать корпус, созданный им фактически с нуля, заставляют вот ТАК расставаться с выпестованным любимым детищем.

Дождемся решения апелляционной инстанции областного суда