В 80-х годах прошлого века в поселке Новоперсиановка Октябрьского (с) района был шикарный комплекс «Крепость Ермака»: двухэтажный ресторан со своими колбасным и кондитерским цехами, магазином, гостиницей и кучей подсобных помещений. Расположенный буквально в десятке метров от федеральной трассы М-4, комплекс был известен далеко за пределами Ростовской области. Для сотрудников комплекса были построены два 16-квартирных дома, чтобы жили в шаге от работы. А в 1992 года комплекс сгорел...

«Я — ваш хозяин»

Изначально «Крепость Ермака» принадлежала Октябрьскому райпотребсоюзу. На волне перестройки комплекс превратился в кооператив, а после был продан частному лицу – председателю этого же кооператива Олегу Бояркину. «Да-да, тому самому, дважды депутату Законодательного собрания РО, — поясняют жильцы. — Сейчас он в федеральном розыске, в Майами живет».

Смена статусов комплекса на работников никак не повлияла: еще действовали бойня и колбасный цех, и работающие здесь люди так и продолжали жить в двух домах комплекса. Их заверили: «Никто вас не выгонит, вы эти квартиры заработали!». Олег Бояркин даже разрешил приватизировать квартиры и пообещал все самостоятельно устроить. Обрадованные жители тут же сдали ему нужные заявления для БТИ и по солидной по тем временам сумме денег — и принялись ждать. Ждали долго.

— Спрашивали Бояркина, что с приватизацией, а он: «Вы что, продавать квартиры собираетесь? Живите, никто вас не выгоняет», – вспоминают они сейчас. Самые нетерпеливые самостоятельно или через прокуратуру все-таки смогли зарегистрировать свою собственность, но их были единицы.

Шло время — хозяева комплекса менялись: сначала бывший депутат отдал его своей сестре, после гибели которой имущество перешло ее детям по наследству. А те продали «Крепость» очередному владельцу за смешную сумму. И только потом выяснилось: перепродавались и переходили по наследству не только цехи и сгоревший остов ресторана, но и… сами жители, живущие в служебных квартирах. Оказывается, еще при самой первой сделке по продаже «Крепости» в начале 90-х из состава имущества не вывели жилой фонд, как этого требовало законодательство.

Жители «Крепости» узнали об этом лишь в 2007 году, когда их посетил управляющий Шильченко, представляющий интересы очередного хозяина. Впервые появился он спустя пять лет после последней перепродажи комплекса, когда гарантированно истекли все возможные сроки исковой давности по расторжению договора продажи. Жители, уже давно не имевшие контакта с руководством комплекса, бросились к нему с жалобами на протекающие крыши и обрушивающиеся стены. А в ответ: «Какой капитальный ремонт? Вы мне не нужны, я вас всех отсюда выгоню!»

Есть разные пути…

Сначала жителей пытались просто «выдавить» из занимаемых квартир: кого – угрозами, кого – обманом, предлагая на время выехать, пока им «евроремонт» сделают. Некоторым предлагали относительно небольшие суммы: на такие деньги даже заброшенной дом в деревни не купить, но если был у людей вариант переехать к родственникам, на «отступные» они соглашались. Остались те, кому некуда было идти: пенсионеры, инвалиды, семьи с маленькими детьми – эти жители «Крепости» оказались в осаде.

— Нам пообещали, что по одному из квартир выкинут, — вспоминает Зоя Александровна, жительница дома по ул. Дорожной, 2.— На каждую семью по очереди начали подавать судебные иски о выселении. Это длилось более шести лет, пока в 2013 году коллегия Ростовского областного суда не постановила: выгонять нас, не предоставив другого жилья, права не имеют.

Тогда зашли с другой стороны: буквально через пару месяцев появились новые иски, на этот раз – о взыскании многолетней задолженности за найм квартир.

Когда «гроши» стали нужны

— Почему вы не платили квартплату?

— А как? Кому?! Нам еще Бояркин на вопрос о квартплате сказал: «Мне ваши гроши не нужны», хотя мы сами предлагали ему платить по приемлемой цене, — возмущаются жители дома. — Когда мы узнали о новом хозяине, также предлагали платить ему. Нам снова отказали: собственника интересовал весь наш дом без жильцов, а не копейки за найм квартир. Мы даже пытались почтовыми переводами переслать деньги по узнанным в местной администрации адресам — переводы возвращались обратно.

3-(2).jpg

Но теперь «гроши» понадобились. И снова для жильцов открытие: несмотря на разгар многочисленных взаимных (!) судебных исков, в 2011 году уже отдельно жилой фонд без других объектов недвижимости был опять продан с формулировкой в тексте договора «объекты не находятся в споре». Правда, здесь уже впервые за историю перепродаж этих домов были указаны все зарегистрированные в квартирах люди – три десятка «крепостных» жителей. Теперь и прошлый хозяин, владевший домами до 2011 года, и новый хозяин через одного и того же управляющего (самих владельцев жители ни разу в глаза не видели) заявили о многолетней задолженности жителей по квартплате.

Арендную плату определяли через суд, иски подали также отдельно на каждую семью. Поэтому судьи назначали не одну оценочную экспертизу для всего дома, а по отдельности для каждого ответчика. В итоге жителям присуждали разные суммы для оплаты: иногда случалось, что за трехкомнатную квартиру назначали цену меньше, чем за однокомнатную.

С особым цинизмом

Секрет такого разброса цен прост: арендная плата за квартиру напрямую зависит от того, сколько денег за все время проживания житель сам вложил в чужую собственность. Если в квартире вовремя латали стены, подвели воду и поменяли проводку, экспертиза оценивала стоимость квартиры, а значит, и арендную плату, в разы выше тех квартир, где жители ремонт сами не делали. Ну а долгов за все время «злостной неуплаты» выходит примерно столько же, сколько жители в свое время скидывались на проведение капитального ремонта всего дома.

— Мы долгие годы были предоставлены сами себе. Поэтому и чинили дом сами: поменяли крышу, ремонтировали подъезды, провели хотя бы техническую воду, — рассказывают «неплательщики». — Мы брали кредиты — от 20 до 35 тысяч на квартиру в зависимости от количества комнат. У нас все платежки и документы на руках.

Ходатайства жителей зачесть потраченное на ремонт чужой собственности в качестве части долга по арендной плате на судебных заседаниях не учитываются, в итоге им присуждают выплатить по 30-50 тысяч рублей долга. Таких денег у жителей «Крепости» просто нет. Значит, если ситуация не изменится, скоро три десятка «крепостных» как злостные неплательщики окажутся на улице.

Право барина — неоспоримо?

— Изначально произошло нарушение законодательства еще в 1991 году, когда в первом еще договоре купли-продажи вопреки ст. 558 ГК РФ не указали наши права на пользование жилыми помещениями. С того момента ситуация лишь ухудшается и обрастает проблемами как снежный ком, — резюмирует Зоя Александровна, ставшая одним из лидеров «сопротивлениях крепостных». — Нам не позволили приватизировать свои квартиры. Мы «пролетели» мимо приватизации земли — у нас нет не то что нескольких соток, которые получали жители сельской местности, но даже палисадника! Теперь выживают из квартир...

По многочисленным ответам различных инстанций жители выявили массу последующих нарушений. Но даже «свежие» нарушения в надзорных органах мистическим образом замечали не с первого раза, а потом шел стандартный ответ: истек срок исковой давности.

6.jpg

— Нас уже не пускают никуда. Все письма — назад, — возмущаются жители. — На приемы к чиновникам буквально прорываемся, но при нас они говорят одно, а как уходим — все забывается.

Жители просят определить приемлемую и единую для всего дома стоимость арендной платы, по-честному рассчитать их долги за квартплату с учетом личных финансовых вложений и принудить собственника дома, наконец, заключить с ними договор найма. Но если резюмировать все сотни (!) ответов, полученных жителями за последние годы, выходит: выполнить просьбы жильцов возможно лишь по доброй воле владельца — право собственности у нас важнее соблюдения Жилищного и Гражданского кодексов РФ.

А есть ли она, эта добрая воля?

… Напомним: изначально у комплекса «Крепость Ермака» было два жилых дома. Еще один – точный близнец дома по ул. Дорожной, 2 — находится буквально в десятке метров. Когда-то там тоже жили «крепостные», но они не устояли под натиском владельцев. Это здание стоит без окон и дверей, с полуразрушенными перегородками и полами. На первом этаже дома - стихийная свалка. Дом раскурочили специально, чтобы туда больше никто не вселился, и просто оставили разрушаться. Этого же ждет и второй дом, когда жителей выгонят из квартир за долги.

— Не квартиры собственнику нужны. И не наши деньги, — уверены жители. — А только земля, которая находится под нашим домом. Рядом – федеральная трасса. Знаете, сколько здесь сотка стоит? Выгони нас из квартир — и всю землю под развалинами можно приватизировать одним куском, а потом продать за бешеные деньги — все затраты и суды окупятся многократно. А мы в этой ситуации — заложники, которыми шантажируют местные власти.

Отвечая на подозрения жителей об истинных мотивах происходящего, местные чиновники признают: хотя проектная документация еще не передавалась на согласование в администрацию Октябрьского (с) района, контрольные замеры для подготовки к расширению трассы М-4 в районе руин «Крепости Ермака» уже ведутся…

Видео Владимира АПАРИНА