Ситуацию с гуманитарной помощью в столице Донецкой народной республики корреспондент «НВ» изучила на месте

В Институт неотложной и хирургической помощи Донецка, в отделение окногемотологии, для детей пришла долгожданная посылка – редкие и дорогостоящие лекарства. Собрали и переправили прямо сюда так нужные медикаменты активисты ростовской региональной организации «Русская община». Мамы детей горячо благодарят россиян за эту помощь – выстоять, особенно сейчас, им трудно. «Многих из нужных для спасения моей дочери препаратов нет в наличии ни в больнице, ни в местных аптеках», – рассказывает Алина М.

Пособие по инвалидности ребенка здесь, как и на Украине, – около тысячи гривен (чуть больше двух тысяч российских рублей), и даже эти деньги в ДНР начали выдавать лишь с весны этого года. Но поиск лекарств – не единственная проблема. Сложно даже просто накормить малыша: особенно после химиотерапии обычная еда не подходит. А питание в больницах – в основном из привозимого белыми грузовиками: крупы, консервы, не особенно часто овощи.

Местные жители тоже стараются помогать тяжелобольным детям. В магазинах, офисах и на вокзале в Донецке я не раз видела прозрачные пластиковые коробки с фотографиями детей, диагнозом и фамилией родителей. Вот только доходят деньги до адресатов не всегда.

Как рассказывают родители, сотрудники этого фонда действительно приходили к ним весной, фотографировали малышей, собирали информацию и... пропали. «Что обидно: когда обращаемся за помощью, в ответ слышим: «Вам ведь спонсоры помогают – собирают деньги на каждом шагу!»,– рассказывает Алина.

Полтора месяца назад родители деток, от чьего имени уже полгода собирают пожертвования, устроили скандал – им выплатили по 1-3 тысячи гривен и снова исчезли. А коробки в особенно людных местах стоят до сих пор, причем непустые…


Лжеблаготворителей много

В правоохранительные органы никто не обратился, опасаясь лишиться и такой скудной поддержки. «Я воспитываю сына одна, не могу работать – у меня еще и мама при смерти. А вокруг – война… – смущаясь, поясняет мама другого пациента онкогематологии. – Мне ли привередничать?»

По указанным на коробках с пожертвованиями телефонам я так и не дозвонилась. Поэтому при первой же возможности передала контакты обеих моих собеседниц председателю временной комиссии по распределению гумпомощи ДНР Алле Бархатной. С ними Алла Васильевна пообещала немедленно связаться – без помощи не оставят, но такая ситуация ее не ошеломила. К сожалению, проблема лжеблаготворителей на Донбассе уже набирает катастрофические обороты.

Основной поток гуманитарной помощи идет через центр управления восстановлением Донбасса, оттуда – по районам. Но адресно, то есть на конкретную организацию или даже семью, чаще передают благотворительную помощь через гуманитарные фонды. Таких сейчас на Донбассе – около полусотни. Их работу местные власти до сих пор никак не контролировали. Сейчас буквально на днях собираются вводить обязательную аккредитацию с требованием регулярных отчетов. А пока неравнодушные россияне могут хотя бы проконсультироваться в центре управления восстановлением Донбасса (ЦУВ) – особенно вопиющие случаи здесь стараются расследовать.

Впрочем, работа некоторых благотворительных фондов в проверке не нуждается – она и так на слуху. Многим на Донбассе известны наша «Русская община» и фонд Екатерины Губаревой, адресно помогает «Землячество Донбасса», оперативно работают ребята из отделений «Гуманитарного батальона», особенно из Санкт-Петербурга. Идет много целевой адресной помощи – российские организации и просто частные лица берут шефство над конкретными больницами и школами: помогают напрямую.

Действуют здесь и украинские фонды. С представителями фонда Ахметова «Поможем» мне встретиться не удалось: ребята вежливо, но твердо отказались общаться с российским журналистом – не знали, как отреагируют на это на Украине. Положение у украинцев здесь шаткое, но вовсе не из-за позиции властей ДНР. Провозить грузовики с гуманитарной помощью им все сложнее – на днях в Донецк смогла буквально прорваться колонна, которую около месяца просто не пропускали через границу зоны АТО украинские военные без объяснения причин. Позже я узнала из новостей, что их машины попали под перекрестный огонь во время последнего рейда. До осени прошлого года здесь оперативно работал фонд «Украинская перспектива» днепропетровского бизнесмена Вилкулы. До того момента, как казаки-­ополченцы задержали одного из сотрудников и продержали месяц под арестом....


Под маской добра

«Бесхозность» гуманитарных миссий на Донбассе – еще и вопрос безопасности. Иногда после визита в конкретный район республики таких «благотворителей» именно там усиливаются обстрелы. Находили и маячки, оставленные в местах скопления людей. Пару раз в Донецке украинские снаряды прилетали точно в места выдачи гуманитарной помощи...
Парадоксально, но чаще всего нарекания я слышала именно на действия всемирно известных фондов. Так, «Врачи без границ» действительно спасают сотни людей на Донбассе и снабжают многие больницы особо необходимыми лекарствами. Но как-то странно ведут себя при работе с беженцами. «Их психологи утешают и одновременно «выдергивают» особенно реактивных людей и, напротив, раскачивают на конфликты, – недоуменно рассказывают донецкие специалисты. – Зачем? Для каких целей?!»

Странный случай не так давно произошел с международной организацией по защите прав женщин, подвергшихся насилию. В их списках оказались исключительно те населенные пункты, где никогда не останавливались солдаты вооруженных сил Украины. От предложения взять под опеку те населенные пункты, где действительно всплеск жалоб на насилие (по статистике обращений на анонимную «горячую линию»), они категорически отказались. Впрочем, через пару дней после этого республиканская служба безопасности уже по своим причинам запретила данной организации работать на территории ДНР.


Умножай на два

Гуманитарной катастрофы в Новороссии все-таки смогли избежать. Здесь была крайне сложная ситуация в феврале-марте – ни еды, ни денег, но с появлением нового урожая о голоде речь уже не идет. Есть сеть «первого республиканского супермаркета» – похожа на наш «Магнит» по уровню цен, хотя выбор поменьше. Работают рынки.
Огурцы – 25, картофель – 15, помидоры – 30 – это в гривнах, в рублях нужно умножить на два. Проблема другая: здесь российские цены, но украинские зарплаты, пенсии и выплаты тоже на два никто не умножал. Из России наладить оптовый товарооборот до официального признания Новороссии нереально – везут все больше частники. В условиях экономической блокады привозить более дешевые товары из Украины сейчас могут разве что контрабандисты с огромным риском потерять все. Именно в плане потребительского рынка Донбасс особенно тесно связан с Украиной – теперь это прочувствовали и рядовые жители Донецка. На это киевские власти и бьют: на контрабандный перевоз так необходимого им самим угля закрывают глаза, но колбасы или специи на Донбасс не пропускают без объяснения причин…

Продолжение следует.