На встречу с отцом Александром добиралась через полуразрушенные рабочие поселки Донецка, успев только за это утро поговорить с десятками пострадавших от бомбежек людей. За что?! Куда смотрит Бог?

«Куда смотрит Бог? Значит, мы это заслужили – все дается по нашим грехам», – говорит отец Александр.

Я ошеломленно смотрю на него.

«По-настоящему мы начали ценить мирное небо лишь тогда, когда наступила война, – разъясняет батюшка. – А ведь мир забрали и из наших сердец: спросите любого здесь, как они относятся к украинцам… Научиться любить врагов своих – это самое трудное в жизни, но если мы станем хотя бы жалеть их и относиться с состраданием, этим мы убираем яд из их сердец. Иначе эта война никогда не окончится».

Мы беседуем в кабинете амбулаторного отделения медико-психологического центра ДНР с табличкой «православная психотерапия». Здесь две комнаты: одна обустроена для проведения групповых терапевтических занятий, в другой в 2004 года создали храм имени Св. врачей-бессребреников Косьмы и Дамиана. Настоятель этого храма отец Александр имеет не только семинарское, но и педагогическое и медицинское образование – является практикующим психотерапевтом. Здесь он работает несколько дней в неделю с пострадавшими от войны и как врач – проводит групповые занятия и индивидуальные беседы, и как священнослужитель. «Бог есть слово: молитвы-просьбы о мире и окончании войны помогают успокоиться душе», – поясняет он.

А остальное время отец Александр проводит в своем храме, много лет назад возведенном в частном секторе недалеко от донецкого аэропорта… По его словам, атаки на православие были и до войны, особенно в этом преуспевали различные «новые религиозные учения». Но тогда больше словом, сейчас – бомбами. «По моему храму бьют прицельно, – поясняет он. – Вокруг не осталось ни одного стратегического объекта, даже дома в руинах. Но снаряды летят регулярно».

К ожесточенным дебатам о причинах происходящего вокруг моему собеседнику не привыкать: в такие дни за помощью к нему бросаются не только верующие. «Приходят разные люди, и мы пытаемся спасти их от разочарования и злобы, дать надежду: Господь посылает нам только то, что мы можем вынести, – рассказывает он. – Прислушавшись к нашим словам, люди легче переносят все тяготы этой ситуации. И мне всегда очень жалко неверующих – как они выживают в условиях войны без веры? Переубедить получается не всех. И их можно понять…»

А вот участников этой бойни на «той стороне» отец Александр понять не может. Он беседовал с военнопленными: «Зачем пришли нас убивать?». Те оправдывались угрозой тюремного заключения в случае отказа от призыва или дезертирства. «По мне, лучше уж отсидеть, нежели идти на массовое убийство с риском погибнуть самому, – разводит руками он. – Хотя, если бы я регулярно смотрел украинское телевидение, наверно, и сам стал бы таким же – там одна ненависть и ни капли надежды». Также православный священнослужитель не может осознать, как считающие себя истинно верующими люди спокойно отдают приказы на бомбардировку мирных кварталов: «Они носят крест, но не видят в творящемся греха... А ведь политические взгляды – будь ты сторонник Евросоюза или коммунист – в вопросе веры никакой роли не играют. Мы судим не по словам, а по делам».

Продолжение следует.