Как растила его последняя русская императрица

Ольга, Анастасия,Татьяна, Мария РОМАНОВЫ.

Рецепты от  Миллера

Сентябрь 1899 года. Царице Александре Федоровне Романовой – 27 лет, у нее три дочки: Ольга четырех лет от роду, двухлетняя Татьяна и трехмесячная Мария.

В руки Александре Федоровне попадает книга американского писателя Миллера «Домостроительство, или Идеальная семейная жизнь». Царица погружается в чтение и приходит в восторг. Идеи Миллера об условиях  семейного счастья и принципах  воспитания детей так созвучны ее собственным взглядам!

Ей кажется, что лучше эти мысли и не выразишь, и она выписывает в тетрадь, которой доверяет самое сокровенное, то, что особенно понравилось и взволновало:

…Дети должны учиться самоотречению. Они не могут иметь все, что им хочется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причиняет вред и боль, не намеренно, а просто по небрежности.

***

Самая сильная любовь больше всего нуждается в ежедневном ее укреплении. Более всего непростительна грубость именно в своем доме, по отношению к тем, кого мы любим.

***

Самое богатое наследство, которое родители могут дать детям, – это счастливое детство с нежными воспоминаниями об отце и матери.


Максимы этого писателя о братьях и сестрах Александра Федоровна, вероятно, читала с особым чувством. Ведь вместе с мужем – императором Николаем II – она молит небеса, чтобы даровали им сына, наследника российского престола. Царица надеется, что мольбы будут услышаны. И тогда она приложит все усилия, чтобы царевич и царевны, как должно быть между братьями и сестрами, научились «охранять друг друга от опасностей, обманных гибельных путей».

Царицы-мастерицы

Миллер пишет о том, что учить детей родители должны своим примером. Александра Федоровна  и сама об этом знает. Вернее, даже не так. Царица  не представляет, а как иначе, если не собственным  примером? И примеры эти у нее не показные.  Это ее обычная каждодневная жизнь.  Она учит дочек тому, что праздность – это грех, и сама не  имеет склонности к безделью. 

Когда вышла замуж, попыталась организовать во дворце великосветский кружок. Чтобы шить платья для благотворительных базаров в пользу бедных.

Царица сызмальства умеет шить, вязать, вышивать, гладить. Считает эти навыки полезными для дочерей.

Когда дочери немного подрастут, они будут вместе с мамой  заниматься дамским рукоделием. Шить на себя и для других –  в целях благотворительности.

Старинные песни донесли до нас истории о простых девушках, которые, провожая любимого на войну, вышивали ему кисет или делали своими руками другие нужные вещи. Но так могли поступать и царевны. Совсем еще юная Мария Николаевна накануне Первой мировой войны пылко влюбилась в морского офицера. Чувство было светлое, чистое. В семье о нем знали. Прощальным подарком Марии отбывающему на фронт офицеру стала рубашка, которую  она сама сшила.

С началом Первой мировой войны у Александры Федоровны нет сомнений, где теперь должны быть она сама и ее дочери. Вместе со старшими  – Ольгой и Татьяной –  оканчивает  курс медицинских хирургических сестер. После этого Романовы  часто дежурят в лазарете: делают перевязки, ассистируют  на операциях. 

Александра Федоровна РОМАНОВА
Александра Федоровна РОМАНОВА

Окружающие говорят, что Александра Федоровна и ее дочь великая княжна Татьяна Николаевна – прирожденные сестры милосердия.

У младших дочек – Марии и Анастасии – свои новые обязанности.  Раненые диктуют им  письма домой. Сестры  Романовы играют  с ними в шашки, читают стихи, поют. И, случается, шьют для пациентов белье. Сегодня этим бы занимался целый отряд волонтеров. 

Лучше первой извиниться

Современные психологи говорят, что пониманию между родителями и детьми способствует обмен письмами. И лучше всего, когда это письмо не электронное, а на бумаге: его  всегда можно взять и перечитать, открывая для себя прежде незамеченные нюансы. Оно долго сохраняет энергетику писавшего.

Вероятно, Александра Федоровна это чувствовала. В ее письмах и записках дочерям – и дорожные впечатления, и бытовые зарисовки, и родительские наставления, и личный опыт.
«У меня было столько всяких историй с моей гувернанткой, и я всегда считала, что лучше всего извиниться, даже если я была права, только потому, что я младше и быстрее могла подавить свой гнев», – писала она своей тринадцатилетней Ольге в ответ на жалобу на воспитательницу.

Тут же царица дает дочке пример внимательного отношения к окружающим. Она перечисляет причины, которые могли повлиять на настроение этой женщины, в чьей преданности царской семье у Александры Федоровны нет сомнений: и нога у нее болит, и в отпуске давно не была, и переживает за малыша-царевича из-за его недомогания…

Царица предлагает вспыльчивой  Ольге практический совет, как обуздать свой язык и не сказать сгоряча что-то грубое или нехорошее: «Быстро помолись, чтобы Бог тебе помог».

По просьбе  ли матери,  по собственному ли  разумению, но родительские письма и записки великая княжна Ольга Николаевна сохраняла. Они у нее были переплетены в специальную тетрадь. Наверно, не только на память.

Не по Андерсену

Мы с детства знаем сказку Андерсена о необычном тесте на благородное происхождение. Девушке помешала спать горошина, которая находилась под дюжиной тюфяков и перин? Значит, это самая настоящая принцесса.

Вероятно, дочки Александры Федоровны считали, что это ужасно смешная история. Ведь во дворце никому и в голову не могло прийти соорудить для них такое странное ложе.

Меньше всего родители хотели бы вырастить их оранжерейными растениями. Жили они в комнатах по двое: большие княжны и маленькие. Кровати у них были самые простые, походные (складные), без балдахинов, пышных перин и прочих атрибутов барской жизни. В 8 утра – подъем и обмывание холодной водой. (Вечером, правда, уже теплая ванна, при желании – с капелькой духов).  Пирожные и прочие умопомрачительные вкусности  – вовсе не когда захочется. Ежедневное меню далеко от ресторанного.

Излишеств царица не любила. Не считала, что они украшают жизнь. Но и монастырской строгости не было в ее доме.

«Только один раз дается детство со всеми его возможностями… Просто преступление – подавлять детскую радость и заставлять детей быть мрачными и важными», – это тоже цитаты,  выписанные   Александрой  Федоровной   из книги Миллера.

Царские дети занимались подвижными играми на свежем воздухе, ездили верхом, танцевали и музицировали, крутили граммофон.  Часто шалили, но родители терпели, пока они не переступали известных границ. Тогда уж могли сделать внушение даже при посторонних.

Гордость матери

Александра Федоровна старалась, чтобы ее дети ладили между собой. «Ты бываешь такой милой и вежливой со мной, будь такой же и с сестрами. Покажи свое любящее сердце», – таким было одно из новогодних пожеланий царицы дочери Ольге.

Дружбу в семье она считала великой ценностью, понимала, что многое тут зависит от матери («Истинным творцом дома является мать», – говаривал почитаемый ею Миллер). И ей удалось построить надежный семейный корабль. 

Конечно, жизнь оказалась сложнее красивых формул Миллера. Ближе всех к столь дорогому ее сердцу идеалу самоотречения была, вероятно, Татьяна. Она в минуты сосредоточенности и серьезных раздумий становилась, по свидетельству современников,  удивительно похожа на мать.

Ради того чтобы почитать матери вслух или, если появлялась такая возможность, прогуляться с отцом, помочь кому-то из членов семьи, Татьяна готова была перекроить все свои планы.

У Александры Федоровны были поводы гордиться старшей дочерью – Ольгой. Вот один из таких: когда Ольга смогла самостоятельно распоряжаться своими деньгами, ее первым стремлением было помочь с лечением  мальчику-инвалиду, которого она видела во время прогулок.

Характеры Марии и Анастасии, которую во дворце называли постреленком, еще не были четко сформированы. Но и эти царевны старались быть верными  своему семейному правилу: «Все за одну, и одна за всех». Чувствовалось, что в них заложены хорошие, добрые  начала.

Александра Федоровна вырастила сад настоящих принцесс – без пяти минут цариц и королев. Возможно, история целых государств  сложилась бы иначе, если бы не погубившие этот сад революционные бури.

Фото из открытых источников