Встретила как-то свою приятельницу. Не виделись лет пять. Обменялись по обыкновению дежурными фразами о житье-бытье.

– Как дела? – спросила. – Как сын поживает?

– Да что-то в последнее время спокойствие мой дом покинуло, – пожаловалась Антонина. Это мою собеседницу так зовут. – Здоровье никудышным стало. Муж инсульт перенес. Сама на успокоительных живу.

– А сын как? – поинтересовалась я, зная, что парень не доставлял проблем своим родителям. Университет окончил. Деньги неплохие зарабатывает. Женился удачно.

– У сына тоже ничего хорошего, – огорчила меня Тоня. – Семь лет с женой прожили, дочке пять лет недавно исполнилось. А полгода назад развелись.

– А почему развелись? – удивилась я.

Лучше я бы не трогала эту тему. Моей приятельнице, как говорится, наступила на больную мозоль. Битый час она поливала грязью свою бывшую невестку. И какая она ленивая. И как дом запустила. И как бедному сыночку отдыху не дает.

Я вспомнила ту «злыдню». Была у приятельницы на свадьбе сына. Потом еще несколько раз встречались с молодой женщиной. Худенькая такая. Приветливая. Улыбчивая. На первый взгляд, мухи не обидит. А тут, по словам Тони, просто исчадие ада. И скандалит постоянно. И домашними делами практически не занимается. И, что самое главное – совсем мужа не жалеет.

– Придет, бывало, Сережка с работы, а она сразу же ему коляску с внучкой в зубы и гулять на улицу посылает, – возмущалась Антонина. – Или в магазин сбегай, мусор вынеси. Дошло до того, что внучке как-то сока посреди ночи захотелось. Так она Сережку в круглосуточный супермаркет послала. Загнобила совсем. Вот и разбежались… Живет теперь с другой. У той женщины детей нет. Сережку она ценит. Придет тот домой – она ему всякие пампушечки быстрее на стол. Кушай и отдыхай, дескать, дорогой, после работы!

– Выходит, все у него чудесно, – вставила я. – Чем же ты недовольна?

– Да семья же распалась! – удивилась моей непонятливости приятельница. – Внучку я почти не вижу.

Мы жили с Антониной в молодости по соседству. Мужья наши трудились в одной организации. Они были в постоянных командировках, а мы одни растили своих детей. Родители жили в других поселках, так что помощи ждать было неоткуда. 

Сказать, что уставали – значит, ничего не сказать. Иногда просто выбивались из сил, пока детишки были совсем маленькими. Или когда заболевали. Выручали мы c Тоней тогда друг друга. Если ей нужно было по делам отлучиться, ко мне – она Сережку приводила. Если мне – я ей дочерей оставляла. И обе мы тогда завидовали тем девчонкам, у которых были родители под боком и мужья в частые командировки не уезжали.

Так нужна ли мужчине жалость? Оказывается, мнения психологов практически однозначны: не нужна. 

«Запомните: женщина, которая жалеет мужчину, не дает ему шанса стать хозяином жизни, – пишет психолог Анна Нуржан. – Мужчины тонко чувствуют жалость по отношению к себе, у них пропадает интерес и мотивация сначала что-то создавать, а потом к чему-либо стремиться».

И называет семь веских причин, по которым этого делать не стоит. Не буду их все перечислять, но основные назову. Жалея мужчину, вы усиливаете в нем ребенка, а не взрослого. Показываете, что он ни на что не способен. Вы перестаете его уважать и забираете у него возможность получить жизненный опыт.

Вот так, дорогие наши вторые половинки, которых мы поздравляли с 23 февраля. Жалость вас только портит. И женщины, у которых есть сыновья, должны их воспитывать в этом русле. Чтобы не становились они впоследствии маменькиными сыночками. Андрюсиками– тюлюлюсиками, как говорит юмористка Светлана Рожкова. Не бежали от семейных проблем. По крайней мере, расскажу об этом своей дочери. У нее подрастают два симпатичных мужичка – моих внука. Два будущих защитника Отечества. Да и сама я не стану слишком часто их гладить по головке. Для их же собственного блага.