О работе донского отделения Общероссийского народного фронта беседуем с сопредседателем регионального штаба ОНФ в Ростовской области Михаилом Поповым

– Как складываются отношения ОНФ с  региональными властями?

– В каждом регионе – поразному: выявляются случаи давления на активистов Народного фронта, доходит даже до угрозы жизни. В Ростовской области таких прецедентов нет. Мы достигли понимания: и региональная власти, и ОНФ – это, по сути, команды президента и цели у нас общие.

Разумеется, взгляды на происходящее часто не совпадают, у нас разные позиции – и это нормально. Могут быть споры, долгие обсуждения. Так, например, сперва у нас возникло полное непонимание с министерством ЖКХ области по вопросам проведения капитального ремонта. Но в результате мы услышали друг друга, смогли наладить взаимодействие, а ряд наших предложений был принят в министерстве и взят на вооружение. 

– К вам обратился гражданин со своей проблемой. Как вы можете помочь?

– Выносим проблему на общественное обсуждение: собираемся рабочей группой, приглашаем на нее экспертов – профессионалов этой отрасли, представителей исполнительных и надзорных органов. В этот момент нам важна не официальная позиция ведомства, а мнения специалистов, конкретно занимающихся этой проблемой. Во время обсуждения мы ищем выход. Если  внутри действующего нормативного поля  эта проблема не может быть решена – выходим  с законотворческой инициативой.

Вносим уже проработанные с экспертным сообществом конкретные предложения, прошедшие обсуждение на общественном уровне. В результате они ложатся в основу новых нормативных актов или же корректируют уже существующие. 

– Эти предложения касаются только изменений в федеральном законодательстве?

– Если проблема может быть решена на региональном уровне, стараемся это делать. Например, правительство Ростовской области приняло наше предложение об ограничении расходов средств на обеспечение трудовой деятельности чиновников – это не какой-то единый закон, а коррекция уже существующих служебных документов и нормативов. Или же было принято наше требование о публикации на паспорте объекта капремонта контактных данных как подрядчика, так и ответственного от жильцов. Таких «точечных» предложений от нас поступило на региональный уровень немало.

Однако многие сбои можно исправить лишь на общероссийском уровне. Так, например, еще год назад я вышел с предложением сделать единый информационный портал для сбора информации о проводимых публичных слушаниях по вопросам застройки.  Это очень актуальная для нашего региона проблема – строительство под окнами очередного магазина становится для жителей неожиданностью. Современный способ оповещения через муниципальные СМИ неэффективен – нужен единый информационный портал, как это сделано с госзакупками. В данный момент эта идея проходит обсуждения на общероссийском уровне. И в июне президент Владимир Путин дал поручение проработать повышение прозрачности публичных слушаний при строительстве – то есть наши предложения были услышаны.

– Не опасаетесь, что вы превратитесь в «книгу жалоб»?

– В этом случае наша эффективность резко снизится. Задача ОНФ – вычленить из всех этих жалоб ту системную составляющую, которая мешает решать проблемы. Мы не подменяем надзорные органы, которые ищут и оценивают умысел нарушителя. Нам вообще неинтересна эта субъективная составляющая – просто ищем сбои в системе. И, главное, способы исправления этих сбоев. Очень легко критиковать, выйти на митинг с плакатом: «Я против плохих дорог!». Но нужно, во-первых, доказать, что дороги действительно плохие. А во-вторых, найти причину этого и предложить пути ее исправления.

– Многие начинают воспринимать ОНФ как «персональную дубинку Путина»…

– Если это аргумент при защите своих прав – это правильно. Если же пытаются вытребовать таким образом себе каких-то преференций – мы же все равно разберемся, что к чему.

– Что из себя представляет активист ОНФ?

–  Активистом ОНФ может быть и представитель какой-либо политической партии, и специалист абсолютно любой сферы деятельности.  Главное, он должен быть неравнодушным и стараться сделать больше своих должностных обязанностей. Лично для меня это возможность помочь. «Действуя там, где находишься, делай то, что можешь…» – этому принципу следую и я.

Появление таких организаций как ОНФ – это, скорее, признак роста нашего гражданского общества. Во многих странах жители, кроме основной работы, не только занимаются делами какого-либо  спортивного или культурного сообщества, но еще и являются членами общественного движения – и это нормально! 

Ненормально, когда занимающиеся общественной деятельностью люди «встраиваются» в работу отраслевого органа, продают свою симпатию или, напротив, узурпируют право на правду: кто не согласен – враг народа. Этого всеми силами пытаемся избежать, в том числе и массовостью своих активистов. Также стараемся максимально уйти от формализма – у наших активистов нет удостоверений, и это принципиальная позиция.  

– Насколько ваша деятельность охватывает территорию  Ростовской области?

– Активисты ОНФ есть практически  на всей территории области, но неравномерно. Активны Волгодонск, Ростов, Таганрог, Новочеркасск, жители шахтерских территорий. Нехватка ощущается с активом на севере области. Мы всегда рады экспертам – специалистам, знающим работу своей сферы изнутри. Особенно ждем строителей, работников дорожного хозяйства, медицинских работников и педагогов. И приглашаем всех неравнодушных жителей Ростовской области подключаться к нашей работе и искать взвешенные и жизненные решения сложившихся проблем.