Ростов – Москва – Монако – Марокко – Мавритания – Сенегал. Таков маршрут новой выставки известного фотографа, участника топовых ралли-марафонов Сергея Поливца, которая стартует завтра в ДГТУ

Фото с сайта www.cityreporter.ru

Если фотограф участвует в таких ралли-рейдах, он больше, чем фотограф: он еще пилот пресс-кара. Я побывала в студии  Сергея Поливца, когда там  только начиналась работа над  выставкой, а сам автор лишь недавно возвратился с топовых гонок «Шелковый путь» по маршруту «Москва-Пекин». Мой первый вопрос был адресован именно  пилоту Сергею Поливцу.

– Фотограф, участвующий в ралли-рейдах, это гонщик в потенциале?

– Нам далеко до гонщиков, как и гонщикам далеко  до фотографов хотя все они имеют фотоаппараты, а у нас есть пресс-кары.

– Как фотографу во время гонок не пропустить лучший кадр?

– Прежде всего надо проснуться раньше гонщиков часа на два, чтобы спокойно доехать до предварительно выбранной точки на данном этапе боевой трассы. Это может быть опасный поворот, место, где наверняка во время гонок эффектно поднимется пыль или где гоночная машина может подпрыгнуть, – вариантов много. Если не успеешь занять такую позицию, гонщики промчатся, и ты их не догонишь. Пресс-кар не может ехать на такой же, как они,  скорости: рассыпется.

– Фотограф в ралли-рейдах должен быть не только пилотом пресс-кара, но и, по возможности, автослесарем?

– Неплохо бы, но вряд ли  получится: автомобильная промышленность шагнула так далеко вперед, что любительских навыков тут не хватит. Другое дело: машина должна быть тобой хорошо изучена. Иначе будешь испытывать перед ней подспудный страх.

– Как гонщики относятся к участвующим в ралли-рейдах фотографам?

– К профессионалам – с уважением, потому что понимают: их слава в определенной степени зависит и от фотографов, которые устраивают потом выставки, издают книги. Многие слышали о знаменитых гонщиках Айрате Мардееве, Петеранселе, но многие ли их знают в лицо? Вот мы и показываем.

Сегодня в различных журналах не редкость фотографии с высоко подпрыгивающими  автомобилями и другими героическими ситуациями. Это интересно, важно, красиво, но гонка состоит не только из этого. Я убежден, что зрители приходят на такие выставки, чтобы посмотреть не только на  эффектно поднятую автомобилем пыль, но и на тех, кто этим автомобилем управляет.

Топовые пилоты делают честь любой гонке. Это – выдающиеся личности, но мне интересны не только они. Гонка – это еще   и  высококлассные механики, которые ночами на бивуаках готовят автомобили к выходу на новый этап боевой трассы. Среди них много креативных людей, порой неординарных даже внешне. К примеру,  помощников американского гонщика Робина Гордона можно с первого взгляда принять за рок-команду: косички, татуировки... А это не рок-звезды, это – автомеханики.

Робин Гордон и ездит очень интересно: удивляетнеобычными поворотами-разворотами, какими-то милыми ошибками. Он никогда не приходит к финишу первым, но наблюдать за ним и его ребятами – одно удовольствие.

– Пыль пустынь выводит фотоаппаратуру из строя?

– С фотоаппаратом, как с человеком: неприятность может случиться в самый неожиданный момент на совершенно ровном месте. Однажды таким местом для моей фотокамеры оказалась демонстрация высокой моды в Риме, где условия приближались к стерильным. Зато  пыльные бури пустынь серьезного вреда ей не причинили.

– Одни путешественники, побывавшие в пустыне, уверяют, что она лечит, другие – что способна вогнать в депрессию. А на ваш взгляд, как?

– Наверно, в пустыне прежде всего трудно людям, которые не переносят жару. В летнее время там невыносимо жарко. Даже гекконы, если постоять немного, не делая резких движений, подбегают к тебе, чтобы спрятаться в твоей тени.

Но пустыня и вправду лечит. Кристально чистый песок, никакого техногенного мусора, ни вездесущих полиэтиленовых пакетов, ни окурков. Особый, по-своему прекрасный мир. Я ощущаю себя в пустыне великолепно.

– В одном из интервью вы сказали, что, разменяв шестой десяток, чувствуете, что стали сильнее, чем в сорок лет, и что ралли-марафоны – для людей зрелых. В самом деле?

– Скажу больше: мне кажется, что будь мне сейчас сорок лет, я бы не выдержал этих испытаний. Заметьте, в ралли-рейдах все пилоты – люди возрастные.

Молодым гонщикам поскорее  бы проехать  боевую трассу, и – на дискотеку. На марафонских рейдах они чаще делают аварии, сходят с трассы. Это не «Формула-1», где все решается быстро. Чтобы успешно пройти двухнедельные гонки, надо суметь рассчитать свои силы. Это из тех умений, которые приходят с опытом, с годами.

– А откуда в пустыни дискотеки?

– На бивуаках, которые специально обустраивают по маршруту ралли-рейдов.

– Караван пройдет, и все исчезает, как мираж, или остается оазисом для местного населения?

– Мы проезжали в основном по безлюдным местам. После окончания гонки эти оазисы ее организаторы сворачивали.

– Сергей, порой вас позиционируют как спортивного фотографа или фотографа-экстремала. Однако у вас есть фотосерии, далекие от экстрима. К примеру, об Афоне,  Армении. Снимки, в которых словно запечатлена тишина молитвы. Такие контрасты необходимы вам для ощущения полноты жизни?

– Все проекты, которые я делаю, прежде всего самому мне интересны. В Афон предстояло идти из Турции на яхте одиннадцать дней. Было интересно: смогу ли?

Весь путь штормило, к Афону участники нашей экспедиции приблизились уставшими, разбитыми. Но когда ступили на  эту намоленную землю, пообщались со старцами, то быстро наполнились  силами.

Один из этих старцев, по имени Венедикт,  девятнадцать лет прожил в пещере, в адских, с нашей точки зрения, условиях.

Этот человек смотрит на тебя и словно сканирует. Все о тебе знает: что тебя ждет, от чего надо избавиться. А ты, глядя на него, понимаешь, что если приобрести  такую силу духа, земные радости уже не наводят на грех.

Конечно, мы, миряне, слабы, не можем до конца избавиться от всего, что препятствует нашему духовному росту. Но даже если немного потрудиться над собой в этом направлении, жизнь начинает меняться.

– А как вы знакомите со своими снимками запечатленных на них людей – ну тех же гонщиков? То,  что все они смогут побывать на выставке, – не факт. Посылаете фотографии  по электронной почте?

– Гонщиков, участвующих в супер-марафонах, не так уж много. Поэтому на следующий год где-нибудь, да обязательно пересечемся: может, вновь на «Шелковом пути», может, в Африке.

– И  на бивуаке сбросите  им снимки на флэшки?

– Нет, я  – по-старинному: предпочитаю дарить красиво оформленные фотографии  на бумажном носителе. Для этого у меня есть специальный бокс на 80 снимков. С пустыми руками на соревнования не езжу.