Его книги издаются многомиллионными тиражами, по ним снимают фильмы и сериалы, он является автором 250 научных работ, более 400 судебных очерков и статей в центральных и местных газетах и журналах, разработчиком альтернативного «Закона об оружии». Все это - о Даниле Корецком, докторе юридических наук, профессоре Южного федерального университета, заслуженном юристе РФ, полковнике милиции в отставке, почетном сотруднике МВД, четырежды лауреате премии МВД СССР и РФ.

Каждый год у Данила Аркадьевича выходят новые романы. Сейчас он заканчивает новую книгу - «Большой куш»:

- Она о том, как две преступные группировки совершают сделку по продаже крупной партии кокаина. Сотрудники органов внутренних дел узнают об этом и вмешиваются, но дальше развитие событий делает неожиданный поворот…


О сюжетах

- Помнится, в одном из интервью нашей газете вы рассказывали, что многие сюжеты книг взяты вами из собственного опыта, рассказов знакомых сыщиков. Из каких источников сюжет «Большого куша»?

- Об этом случае много лет назад мне рассказал сотрудник уголовного розыска в Москве. И я подозреваю, что он был одним из участников этой истории.

- А замысел романа «По понятиям Лютого», изданного в прошлом году?

- Это -  третья книга трилогии «Перстень Иуды». Идея пришла в голову моему соавтору – боевому офицеру Сергею Куликову. Там речь идет о перстне, который подарил Люцифер Иуде Искариоту якобы за предательство Христа. Хотя во всех трех книгах неоднократно ставится вопрос: а был ли Искариот предателем? Какую тайну и кому он выдал? Что было не известно властям Иудеи о Христе и чем им помог Иуда? Получается, что ничем. О Христе было известно все. Он открыто въехал на ослице в Иерусалим, в окружении своих учеников, не скрываясь, проповедовал, исцелял больных, оживлял мертвых, направил в пропасть отару овец, в которых вселился дьявол. Его все знали в лицо, знали его учеников, и для того, чтобы его схватить, совершенно не нужен был поцелуй Иуды, который приобрел нарицательное значение.

- Библейский сюжет, используемый в вашей трилогии, сильно отличается от привычного милицейского романа. Впрочем, как и серия «Идеальный шпион». В «Эмблеме с секретом» действует не сыщик, а разведчик Полянский. Сюжет от разведчиков?

- «Эмблему с секретом» я придумал, найдя в Интернете значок, который якобы выпустило агентство космической разведки США к какому-то из своих праздников. На этом значке были изображены четыре спутника. Три из них были запущены открыто, а четвертый тайно. И вот уже мой герой по значку устанавливает факт секретного старта, проводит ряд оперативных мероприятий и вычисляет орбиту вредоносного спутника, из-за которого наши ракеты разбивались. И мы этот зловредный спутник уничтожили. Шутка!

- Любите вы пошутить.

- Шутки еще никогда не портили интервью. Так вот, в продолжение того, откуда берутся сюжеты. Иду я как-то в Москве по Тверской. А там разбирают гостиницу «Интурист». Смотрю и думаю: а ведь когда-то это был центр жизни. В баре гостиницы можно было выпить виски, джин, здесь крутились фарцовщики, которые продавали джинсы и пластинки, собирались валютные проститутки, находились шпионы, приезжающие из-за границы под видом туристов, работали контрразведчики. Это как корабль, пришедший из прошлого. И вот теперь его разбирают. Что этот корабль мог привезти и что рабочие, которые его разбирают, могут здесь найти? С этой мыслью я прошел мимо. Потом подумал, что нашли-таки под полом кассету с записью вербовочной беседы сотрудника ЦРУ с выпускником ракетного училища. И, как выяснилось, эта запись была сделана тридцать лет назад. В результате вышло три тома книги «Рок-н-ролл под Кремлем», а затем еще три, так как она пользовалась успехом. Потом был снят фильм, в котором я сыграл генерала ФСБ, о чем вы даже и не знали.

- Киноактеру и писателю Корецкому трудно пишется?

- По-разному. Когда я написал третий том «Рок-н-ролла под Кремлем», то в нем оказался один миллион двести тысяч знаков. Вот и думайте – трудно или легко столько раз просто ударить по клавишам. Правда, с годами совершенствуется технология писательского ремесла: в последнее время пользуюсь диктофоном, что в три-четыре раза экономит время.

- А пираты досаждают?

- Да, как раз сейчас сужусь с электронным издательством «ЛитРес». В Латвии по договору издали две мои книги, а тринадцать - пиратским способом. Аналогичная картина в Польше.

- Чем не сюжет для очередной книги…

- Про издательства любят писать дамы-детективщицы. Криминального материала у них мало, а эту сферу они знают. Вот и убивают кого-то за рукопись. У меня хватает материала, вопрос во времени и силах, чтобы его переработать в книги.


О читателях

- Сейчас люди читают книги либо на бумажном, либо на электронном носителе. Разницу между ними улавливаете?

- Еще как! В Интернете у меня есть фан-клуб - несколько сотен читателей. Они мне присылают письма. Чаще всего читатели хотят знать: когда выйдет книга и где в Интернете ее можно будет скачать бесплатно? Потом задают вопросы, из которых становится ясно, что либо они читали книгу по диагонали, либо ее не читали вообще. Мне больше интересны те, кто читает мои книги в бумажном формате. У них более серьезное отношение к книге, глубокое понимание того, о чем пишет автор. С такими читателями я, как правило, встречаюсь на книжной ярмарке в Москве или на презентациях моих книг в крупных московских книжных магазинах -  «Книжный мир», «Молодая гвардия», «Библиоглобус». На такие встречи читатели часто приходят семьями. Это люди, хорошо знающие мои книги, их героев. Они интересуются моими творческими планами, хотят сфотографироваться, получить автограф. Как-то на ярмарке я презентовал роман «По следу черта». Во время автограф-сессии подходит человек с бородкой и специфической прической, говорит: «Мне эту книгу в доме иметь нельзя. Можно какую-нибудь другую подписать?» Спрашиваю: «Вы, наверное, священнослужитель?» «Да», - отвечает. Я подписал ему другую книгу. Он мне подарил свою, чтобы я ее отрецензировал. Что я и сделал.

- А ваши книги читатели рецензируют?

- Случается. У меня есть один преданный фанат. Живет в Казахстане. Он откуда-то узнал мой электронный адрес и стал писать письма. Когда выходит новая книга, присылает рецензии. В некоторых иногда по тридцать замечаний. К примеру: «Вы пишете в книге, что микрокассета была записана в 81-м году, а они стали производиться только в 82-м». И все в таком духе. Вообще, я к своим текстам отношусь достаточно скрупулезно. Не пишу ничего, в чем не уверен. Если же я начну выверять каждую деталь, тогда мне придется писать не книгу, а историю вещей. Главное, чтобы книга была достоверна и читалась с интересом. Но переписка с «моим беспощадным критиком» полезна, потому что это обратная связь с читателем.

- В свое время вы тоже были читателем криминальных романов. Кого из авторов читали больше всего?

- С удовольствием читал Эдгара По, Конан Дойля, Чейза, Рекса Стаута, Богомила Райнова. Когда-то мне даже хотелось писать так, как пишет Богомил Райнов. Кстати, Райнов наводил порядок в той мешанине, которую называют детективом, выделяя в родовом понятии остросюжетной (!) литературы собственно детектив, черный роман, триллер, шпионский, авантюрный, полицейский романы. Книги Джеймса Чейза - классический полицейский роман. У нас милицейский роман создавал еще Юлиан Семенов. Его «Петровка, 38», «Огарева, 6» - никак не детективы. Кстати, и я ни одного детектива не написал.


О фильмах

- Когда-то с легкой руки Юлиана Семеновича его милицейские романы кинематографисты перенесли на телеэкран. Какой из сериалов, снятых уже по вашим книгам, вы считаете лучшим?

- Один из самых удачных - «Оперативный псевдоним». Он занимал в рейтинге второе место после сериала «Бригада», причем бюджет фильма был в три раза ниже, чем у «Бригады». Его продюсировал Владилен Арсеньев.

- Почему сегодня, когда смотришь криминальные сериалы, правдивость происходящего вызывает сомнения? Даже в мелочах. В недалеком прошлом, чтобы избежать неточностей в фильме, сценаристы приглашали консультантов, тех же генералов МВД. Сейчас, похоже, ничего этого нет.

- Раньше фильмы соревновались между хорошими и лучшими. Им и консультантов не требовалось. Помню,  Павел Шестаков, благожелательно наставлявший меня, когда я только начинал писать книги, рассказывал, что, когда снимали фильм по его роману, самым большим замечанием было то, что следователь должен был положить уголовное дело не в стол, а в сейф. Сейчас, когда снимают фильмы по моим книгам, я говорю режиссерам, что готов бесплатно консультировать, но никто этим не воспользовался.

- В результате выходят идиотские фильмы.

- Примерно так. К слову сказать, год назад я участвовал в конференции, посвященной отражению уголовной жизни в литературе и искусстве. Она проходила в Екатеринбурге. Как раз на форуме шла речь о том, насколько справедливо отражается в кино действительность. Большинство сериалов, которые идут на телеэкранах, оторваны от жизни. У людей, которые их придумывают, нет креатива. Креатив вообще есть мало у кого. Поэтому сценаристы сочиняют, как правило, сюжеты, в которых у героя фильма либо убивают друга, и он за него мстит, либо похищают жену или дочь, отца либо кого-то еще. При этом главными героями таких фильмов становятся почему-то десантник, пасечник, рыбинспектор, лесничий. Поскольку на форуме мы рассматривали эту тенденцию в научном плане, то сошлись на том, что она является сублимацией оценок реальной жизни и реальной борьбы с преступностью. Народ хочет видеть защитника, а защитник - честный пасечник, рыбинспектор, лесничий, которые эффективнее полицейских решают проблемы. Такое замещение в общественном мнении – неблагоприятный сигнал.

- И что делать с такими сценариями?

- Это вопрос не ко мне. Опять же, у нас в кино людей похищают больше, чем на самом деле. Потому что это редкое, опасное и чреватое последствиями преступление. В реальности такие преступления можно пересчитать по пальцам. А неумные люди нашпиговывают этим фильмы. Чем создают плохой прецедент и оказывают плохую услугу тем, кто при захвате заложников выдвигает какие-то требования. Да его застрелят просто-напросто, и на этом весь захват закончится! Ибо из всех таких случаев единственный, который был доведен до конца, - захват преступниками ростовских школьников. Полнейшая ерунда, когда в фильмах преступник, загнанный в угол, кого-то хватает, приставляет к горлу жертвы нож и кричит: «Кладите оружие!» И сотрудники полиции, спецподразделений, которые бы просто его уничтожили, смирно кладут оружие на землю. Во-первых, если кто-то из силовиков бросил оружие под ноги преступнику, он тем самым совершил должностное преступление. Во-вторых, если ты положил оружие, тебя тут же убьют. То есть совершенно бредовая ситуация. В жизни таких вообще не бывает. Ну а в фильмах слабость креатива выливается в разного рода ерунду, которую смотреть невозможно.

- А что смотреть можно?

- К примеру, уже  упомянутый мной фильм «Бригада». Он не просто о преступности - про 90-е. О том, как и откуда взялись олигархи, кто поддерживал чеченских сепаратистов, как смыкалась преступность с властью. Это очень многозначный фильм. Думается, он до сих пор не оценен. Хорошие сериалы «Ментовские войны», «Глухарь» и ряд его производных: «Пятницкий», «Карпов», «Отпуск». Это фильмы, созданные людьми, которые знают жизнь.

- Вернемся к вашим и нашим читателям. Что бы вы им пожелали?

- Ваших читателей я в некотором смысле считаю своими. Когда-то «Наше время», а в 70-е - «Комсомолец», публиковало мои заметки как внештатного корреспондента. Потом в газете впервые был опубликован мой роман «Смягчающие обстоятельства». Его печатали целый год. Затем - «Адмиральский кортик». И за это я в большой степени признателен газете. Поэтому тем, кто выписывает «Наше время», я желаю оставаться с ним и дальше. А своим и вашим читателям - читать мои книги, и желательно в бумажном варианте.