Наш разговор с Евгенией Бондаревской - о нововведениях в школе, трудностях, с которыми она сталкивается, и перспективах развития образования. 
Евгения Бондаревская - доктор педагогических наук, профессор Южного федерального университета, действительный член Российской академии образования. Ею опубликовано более 300 работ по педагогике, подготовлено более 150 кандидатов и 36 докторов педагогических наук. Евгения Васильевна является руководителем признанной и широко известной в стране научной школы, деятельность которой направлена на разработку теории и практики личностно ориентированного образования.
Исследования, проводимые академиком Бондаревской и ее учениками по проблеме «Духовно-нравственное воспитание – основа качества человека в современной России», поддерживаются Российским гуманитарным научным фондом.


- Устраивает ли сегодня общество и, в частности, родителей модель нынешней  школы?

- Частично. У современной школы - четко выраженные практические цели: подготовить детей к обучению в вузе, получению профессии. Но эта модель недостаточно концептуальна. Скажем, в советской школе была идеологическая доктрина. Сейчас такой образовательной государственной доктрины, в которой указывались бы задачи и пути их решения, в школе нет. Она стала открытой, самостоятельно решает проблемы, которые перед ней встают. Лишь в некоторых официальных документах определяются направления работы. Скажем, сегодня школа возвращается к вопросам воспитания. Это понятно, поскольку в современной ситуации мы не можем не уделять ему внимание. Поэтому вышел ряд государственных документов, в которых определяются концептуальные основы современного воспитания. Но должна сказать, что они не очень отличаются от прежних. Возникает вопрос: стоит ли нам возвращаться к старым методам или искать новые? Думаю, нужны новые.

- Как их найти?

-  Только через самодеятельную творческую инициативу, развитие у детей инновационных склонностей к моделированию, созданию чего-то нового. Это - совершенно новая проблема для школы. Хотя некоторые подвижки имеются в проектной деятельности учащихся. Но, к сожалению, часто проект выступает как самоцель, а не как средство для школьников к их дальнейшей инициативной работе, самореализации, инновационному развитию. Вот над этим тоже надо думать. Это очень важная тема и для педагогики как науки.

- Нужна доктрина?

- Нужна. Поскольку нельзя, чтобы школа сама решала все свои проблемы. К примеру, сейчас возникла необходимость некоторой идеологизации школы, не той, что была раньше, а в том смысле, чтобы школа не стояла в стороне от тех социально-политических проблем, которые существуют в обществе. Нужно понимать, что образование развивается во времени, и оно выдвигает и перспективы, и определенные угрозы развитию образования.

- Что за угрозы?

- Скажем, в 20-30-е годы мы спасали детей от голодомора. В послевоенное время появилось много детей из неполных семей, у которых в войну погибли отцы или оба родителя. Их надо было учить и воспитывать. В конце прошлого века мы заговорили о так называемых трудных подростках, и у нас появилась педагогика перевоспитания. Несколько десятилетий назад это перевоспитание было чуть ли не центром всей школьной работы. Сейчас мы сталкиваемся с новыми угрозами - насилием, терроризмом, в том числе информационным. Прежде всего эти угрозы связаны с намерениями наших так называемых партнеров изнутри подорвать единство, целостность нашего государства. Как подорвать? Через человека, особенно формирующегося, который еще не обрел устойчивую систему личностных, жизненных смыслов, мировоззрения, идей, которыми он должен руководствоваться в жизни. То есть через детей, подростков, студенчество. Школа должна быть готова работать в этих условиях, искать методы противостояния таким угрозам. Поэтому нужна доктрина, которая не навяжет, а подскажет школе пути преодоления проблем, в том числе противодействия современным угрозам.


Минимум для всех

- Можно сказать, что школа сегодня стала прагматичной?

- Это так. Но сейчас принимаются такие решения, которые в какой-то степени этому препятствуют. Прежде всего я имею в виду образовательные стандарты. Та неразбериха, которая с ними творится, недопустима. Слишком часто они меняются. И чем чаще они меняются, тем больше утрачивают своеобразие нашей, российской школы. В 90-х мы взяли за ориентир европейские образовательные стандарты. Но дело в том, что там стандарты не являются документом, направленным на сдерживание развития школы, а у нас они, к сожалению, в какой-то степени сдерживают потенциальную возможность развития школы, а главное, отдельных учащихся. Наши стандарты рассчитаны на образовательный минимум для всех, а нам нужны такие стандарты, которые были бы рассчитаны на образовательный максимум для каждого. Вот задача. Это значит, что к анализу стандартов, их составлению должны быть привлечены не только ученые, педагоги, но и родители, ученики.

- И школьники?

- Почему нет? Их же учат по образовательным стандартам. Раньше индивидуальность ребенка, его способности мало интересовали педагогов и тех, кто руководил образованием в стране. Сейчас мы не можем игнорировать фактор индивидуальности. У нас стало много детей, с раннего возраста обладающих самыми различными ярко-выраженными способностями - математическими, художественными, музыкальными, физическими. Они и в учебе показывают высокие результаты, и могут подсказать взрослым свое видение образовательного процесса. И уж точно обратят внимание на то, что развитие интеллекта  должно сопровождаться повышением нравственности. А единство интеллектуального и нравственного развития - это уже личностное развитие.

- В прежней школе развитию детей тоже уделялось внимание.

- Уделялось. Другое дело, что оно не было индивидуальным. В каждом классе, это доказано и в мировой практике, существуют, как правило, три группы детей. Первая - 5 % тех, кто хорошо усваивает школьные программы и не только. Вторая группа - также 5 % - не может, как ни стараются учителя, усвоить школьную программу. Ученики, не способные к обучению, есть, и это надо признать. У таких детей с раннего возраста надо развивать способность к обучаемости. А основная масса - 90 % учащихся - середняки. Педагоги больше внимания уделяют первой и второй группам, а средней - хорошистам и троечникам – его достается мало. Но дело в том, что прогресс в образовании и зависит как раз от успехов этой основной, средней группы детей.

- Если все это хорошо понимают, тогда почему эта средняя группа выпадает из поля зрения учителя?

- Сейчас педагоги школ стараются уделять внимание всем детям. Произошло это, на мой взгляд, благодаря двум обстоятельствам. Первое - мы на кафедре педагогики разработали концепцию личностно ориентированного образования, полностью направленную на ребенка. Наша область стала одной из первых, в которой эта концепция получила теоретическое обоснование. Была проверена в экспериментальных школах области. Учителя приняли и поддержали идею личностного подхода и стали осуществлять ее в своей работе. Второе обстоятельство связано с ЕГЭ. Его много критиковали, и сейчас к нему сохраняется негативное отношение. Отрицательным в едином госэкзамене является то, что в школах натаскивают детей на сдачу экзамена. Положительное его значение в том, что он обращен ко всем ученикам, прежде всего к средней группе. То есть дает ребятам возможность самореализоваться в учебе, чтобы поступить в вуз.

Нужны профессионалы

- Но если посмотреть на пороговые баллы ЕГЭ, то почти по все предметам выходит тройка. С такими оценками можно получить аттестат, но для поступления в вуз этого  явно недостаточно.

- Единый госэкзамен уже вошел в систему образования. Его надо совершенствовать. И это делается. Достаточно назвать те трансформации, которые происходят с экзаменом по русскому языку, литературе, другим предметам. Ждут ЕГЭ и другие изменения. Хотелось бы заметить, что для поступления в педагогический вуз в обязательном виде требуется добавочный экзамен - экзамен на призвание. Это очень важно. Вуз должен знать, что за  абитуриент к нему поступает и какого специалиста он потом выпустит. Какие бы мы стандарты ни вводили, без подготовленного педагога они работать не будут. А у нас, к сожалению, очень мало учителей-профессионалов. Профессионализм как-то выпал из перечня тех свойств, которыми должен обладать учитель. Больше всего подчеркиваются его нравственные качества. Это правильно. Но венчать все свойства учителя как личности должен все-таки высокий профессионализм.

- Разве будущих педагогов не учат профессии в вузах?

- Учат. Но зачастую по старым программам, несмотря на новые стандарты педагогического образования. И те и другие существуют как бы сами по себе. В большинстве случаев рабочие программы - устаревшие. Кроме того, недостаточно практики. Раньше  студентам давали возможность набираться профессионализма в школах. Сейчас новое поколение учителей закрывает двери перед студентами. Учителя считают: если мне не платят, то зачем я буду увеличивать свой рабочий день, посвящая часы студенту. Пусть его учат в университете. И потом, мало педагогов, особенно в высшей школе, которые обладают универсальными знаниями современных тенденций развития образования, информационных, гуманитарных технологий. Поэтому проходить переквалификацию некому, как, собственно, некому ее проводить. Поскольку сама переквалификация чаще всего тоже проводится по старым программам.

- Так что же делать?

- Разрабатывать системную модернизацию педагогического образования, причем,на всех уровнях. Менять цели. Прежде всего готовить педагогов новой формации. Это понятие вошло в современную педагогику благодаря нашей кафедре и, извините за нескромность, моим работам, трудам тюменских педагогов. Таких педагогических сообществ, где работают над самим понятием «педагог новой формации», увы, мало. Их должно быть больше. В чем особенность педагогики? В том, что многие тенденции своего развития она берет из практики. Анализирует, изучает ее и придает новое содержание школьным урокам. А мы до сих пор учили детей исходя из теории. Надо соблюдать не только иную последовательность, но и единство изучения теории и практики. И вот тут на первое место выходит профессионализм учителя. Как раз новая формация педагога состоит в сочетании обучения, воспитания и развития каждого ребенка в соответствии c его потенциальными возможностями.

P.S. Наш разговор о современной школе, ее проблемах, достижениях и перспективах мы обязательно продолжим...