В интервью нашей газете министр здравоохранения Ростовской области рассказала о том, как футбол помог борьбе с коронавирусом, благородное ли дело риск и кому можно гулять без маски.

Наш разговор начался нетрадиционно: не с вопроса, а с просьбы:

- Очень нужно донести до читателей газеты важную информацию. Напишите, пожалуйста, о том, что больные, которые перенесли инсульты и инфаркты, даже не имеющие инвалидности, могут год получать льготные лекарства. Раньше это можно было делать в течение 6 месяцев. Теперь срок продлили. Выписать их можно в любой поликлинике. Получить – в аптеках, которые отпускают лекарства по льготным рецептам.

- А они там будут?

- Они там есть! Минздрав еще в апреле закупил необходимые препараты по заявкам медицинских организаций из всех муниципалитетов. Федеральный бюджет выделил области на эти цели 517 508 200 рублей, областной – 10 561 400 рублей. Все лекарства уже поступили – четко по перечню, который утвержден Минздравом России. В списке – 23 наименования, разные формы выпуска и дозировки – так что каждому подберут нужную терапию.

- Еще раз, для наших читателей: кто имеет право на получение этих лекарств?

- Люди, перенесшие острое нарушение мозгового кровообращения, инфаркт миокарда. Те, кому делали аортокоронарное шунтирование, ангеопластику коронарных артерий с стентированием и катетерную абляцию по поводу сердечно-сосудистых заболеваний. Эти лекарства не смогут получить инвалиды – федеральные льготники и те, кто отказался от получения социальной услуги – обеспечения лекарственными препаратами. Все остальные под эту льготу подпадают. Из-за событий последних месяцев, самоизоляции, прекращения планового приема в поликлиниках многие нуждающиеся в этих препаратах не обращались за ними. Сейчас это уже можно и нужно делать! Мы сейчас поэтапно входим в прежний ритм работы системы здравоохранения. С 1 августа начинаем плановую диспансеризацию…

- А это не опасно – коронавирус-то еще не закончился?

- Ну, полагать, что он раз – и закончится, не стоит. А нормализовывать работу медицинских учреждений, конечно, с соблюдением всех санитарных норм, нужно. Ведь другие заболевания, помимо коронавируса, никуда не делись. Их нужно лечить, вовремя выявлять, профилактировать… Да и финансовое положение медицинских учреждений сейчас очень сложное: плановую работу они не вели, оплаты соответственно не было. Сейчас этот механизм надо запускать вновь. Что же касается коронавируса, то не надо обольщаться: ничего не закончилось.


- Но напряжение как-то спало, улицы ожили, все работает…

- А число заболевших – стабильно высокое. Больше стало больных в возрасте 65+. Хотя фонд социального страхования выдал этим людям больничные, режим сплошь и рядом нарушается. Все почему-то решили, что опасность миновала. Это далеко не так. Мы имеем дело с вирусом. А значит он мутирует, изменяется, может преподносить все новые «сюрпризы». Неясно, насколько возможна выработка иммунитета к коронавирусу и к его разновидностям. Мы мало знаем о последствиях этого заболевания. Пока видим, что самые опасные осложнения наносят удар по сердечно-сосудистой системе…

Этот вирус не имеет сезонности, не зависит от температурного режима. Никто от него не застрахован. Поэтому надо поберечь себя и постараться не заразиться.

- Татьяна Юрьевна, но вы же сами говорили, что незачем на улице носить маски…

- И повторю: на воздухе, если вы гуляете один, а не в толпе, маску надевать не стоит. Заходите в общественное место – будьте любезны, соблюдайте правила. Без крайней необходимости не ходите туда, где много народу. Думаю, ради собственной безопасности без походов в ресторан и массовых мероприятий пока можно обойтись. Можно не рисковать – не рискуй. Это как раз тот случай, когда риск – дело неблагородное…

- А можно – про другой риск? Имею в виду работу врачей и медперсонала в «красных зонах»…

- Я горжусь медицинским сообществом Дона, своими коллегами. Тем, как самоотверженно они работают. И это – не риск ради риска, а благородство и верность профессии. Как по команде: «Застава, в ружье!», наши медики с первого дня ведут эту борьбу, которая отнимает очень много сил, даже чисто физически. Вытаскивают буквально с того света практически безнадежных больных. Спасают.

К сожалению, врачи тоже не застрахованы от ковида. И они это отчетливо понимают. Но все равно идут в «красную зону»… Знаете, работа в условиях эпидемии ясно показала: кто есть кто. Помните, в старом фильме про Золушку: «Никто не сделает ножку маленькой, а душу - большой». Вот мы и увидели, кто чего стоит. Кто что может в профессии. Или не может…


- Татьяна Юрьевна, вам не кажется, что в медицину все больше приходит тех, кто «не может»?

- Не кажется. У нас – прекрасная молодежь. Посмотрите, как работали и работают в ковидных госпиталях студенты-добровольцы. Как совсем молодые врачи быстро учатся брать на себя ответственность, становятся членами команды… Не буду утверждать, что в медуниверситет приходят все сплошь герои, изначально настроенные исключительно на самоотверженное служение медицине. Если студент приходит учиться с тем, чтобы в дальнейшем работать, скажем, косметологом, он и станет косметологом. Это не плохо, просто – другая профессия. Но подавляющее большинство хотят стать врачами, настоящими. И становятся. Недавно была в Милютке – там 14 молодых врачей работают! И очень здорово. Они как раз хотят достичь вершин в профессии. Рядом с очень опытными докторами они быстро растут. Так что за профессию я спокойна. Молодежь, кстати, очень быстро схватывает все новое, все перемены. В отрасли этих перемен очень много.

- Вы имеете в виду телемедицину?

- И это тоже. Цифровизация пусть не так быстро, как хотелось бы, но идет. Во многих поликлиниках доктора вооружены планшетами и полностью ушли от необходимости тратить время на записи, поиски результатов анализов и т.д. Все данные о пациенте введены в единую систему, добыть их можно мгновенно. Цифровизация должна высвобождать время врача для общения с пациентом.

Дистанционные консультации – мы же уже к этому привыкли! Сейчас, например, все наши госпиталя подключены к федеральному центру. Когда москвичи вступили в борьбу с коронавирусом, накопили первый опыт, они проводили занятия с территориями. Эти обучающие семинары нам очень помогли. А еще – вы удивитесь – нам помог… Чемпионат мира по футболу.

- Каким образом?

- Болельщиков ждали со всего мира, в том числе из стран, где есть экзотические инфекции. Мы должны были быть готовы к любому сценарию развития событий. И построенный к Чемпионату модуль инфекционного госпиталя был оснащен самым современным оборудованием и, главное, к койкам был подведен кислород. Обычно в наших южных краях инфекции в большинстве своем связаны с желудочно-кишечным трактом, а в таких случаях поголовно всем кислород подавать не нужно. Новый модуль оборудовался для приема в том числе и больных с поражением дыхательной системы.

Тот опыт нам очень пригодился: когда возникла необходимость срочно оборудовать койки для приема больных коронавирусом, мы уже знали, как это можно сделать быстро. У нас был опыт и специалисты…

- Татьяна Юрьевна, прививаться от коронавируса надо?

- Надо, как только будет изготовлена и апробирована вакцина. Я знаю, что сейчас в соцсетях раздаются советы не вакцинироваться, говорят, что вакцина гарантий не дает и вообще вредна… Ну, гарантий дать не может никто: вирус есть вирус, повторюсь, он мутирует. Я вообще не уверена, что может существовать стойкий иммунитет против коронавируса. Но прививка облегчает течение любой болезни, даже если человек ею заражается. Уже ведь есть примеры, к чему приводят отказы от прививок кори, полиомиелита – очаги этих заболеваний опять появились на Кавказе, в Украине…

И от гриппа надо прививаться. Эта инфекция тоже никуда не делась. А теперь представьте, если человек, заразившийся коронавирусом, подхватит еще и грипп. От этого себя вполне можно застраховать. Вакцинация начинается с августа и будет длиться до октября. Практика показала, что у нас делают очень хорошие вакцины. Будем надеяться на скорый успех и российской вакцины от коронавируса.