Решение общественного совета при Комитете по охране памятников относится к впечатляющих размеров мозаичному панно на девятиэтажке в Северном жилом массиве.



Источник фото: Instagram/ МойФасад.

По информации общественного движения «МойФасад», это панно можно считать в некотором роде ровесником всего жилого массива. Оно появилось на девятиэтажном жилом доме по улице Комарова, 13 около сорока лет назад и уже тогда радовало глаз, расцвечивая монотонную жилую застройку, какой отличались в ту пору спальные районы Ростова.

На панно изображен герб Ростова советских времен на фоне знаковых для южной столицы исторических зданий и в обрамлении цветущих деревьев. Правда, сегодня вся мозаичная картина удручает своей неухоженностью и изрядно подпорчена соседством с бездарными граффити и рекламными объявлениями. Но даже в такой виде уникальность выполненной в стиле советской монументалистики мозаики очевидна. Активисты «МоегоФасада» убеждены, что нынешние художники выполнить панно на таком высоком уровне уже не в состоянии. И материалов нужных нет, и технологии утрачены. Да и мастерство тоже не то…

Однако другие активисты – члены общественного совета при Комитете по охране памятников поясняют, что, отказывая панно на доме по улице Комарова,13 в статуе охраняемого объекта, они руководствуются исключительно заботой о спокойствии жильцов дома. Ведь существующее законодательство в случае обретения объектом на жилом доме соответствующего статуса заботу о поддержании объекта в должном состоянии возлагает непосредственно на жильцов. В свою очередь обременение охранными обязательствами может осложнить проведение ремонта дома и выполнение работ по благоустройству.

Помимо прочего, многие члены совета не усмотрели в панно никакой особой художественной ценности. Такие понятия, как формирование культурной среды, создание обжитой атмосферы в расчет, видимо, не принимались. Так что в охранный реестр мозаику не включили. Это, конечно, не означает неминуемой гибели единственного в своем роде панно. Но то, что теперь с ним можно сделать все, что заблагорассудится любому очередному градоустроителю, очевидно.