Как сообщила объединенная пресс-служба судов Ростовской области, вступил в законную силу приговор Владимиру Жоголеву: за мошенничество и организации взяток ближайшие четыре года он проведет в колонии общего режима.

Суд решил доказанным обвинение против пенсионера МВД по нескольким эпизодам передачи должностным лицам взяток. Жогалев выступал посредником при передаче взяток при трудоустройстве в органы внутренних дел: за гонорар от 50 до 250 тысяч рублей помогал пройти медкомиссию или выбить перевод в интересующие его «клиентов» подразделения.

При этом, как оказалось, часть обратившихся к Жогалеву людей оказались не только взяткодателями, но и жертвами его мошеннических действий: передавал пенсионер далеко не все суммы, которые попадали в его руки. Так, на суде один из «клиентов» выступал в качестве пострадавшего: Жогалев не мог подменять результаты медицинских анализов и результатов тестирования, но все равно обещал содействие.

Один из любопытных эпизодов этого уголовного дела — обман получателя взятки. Уже будучи пойманным сотрудниками правоохранительных органов за своей посреднической деятельностью, Жогалев согласился участвовать в оперативно-розыскных мероприятиях и при организации очередного «вознаграждения» за восстановление на службе передал получателю взятки еще и свой гонорар — 250 вместо оговоренных ранее 50 тысяч рублей. Такой ход вышел боком самому взяткополучателю, против которого уже велось расследование — более крупная сумма взятки автоматически тянула на более жесткую статью УК. Впрочем, сам же Жоголев в итоге попался на таком же маневре против него самого.

Как отмечают в пресс-службе, «потерпевшие» получатели взятки воспользоваться повышенными гонорарами не успели и будут отвечать по отдельным уголовным делам. Сам же Владимир Жоголев только за доказанные в суде махинации пробудет в исправительной колонии общего режима 4 года, а также выплатит штраф в размере 400 тысяч рублей — достаточно мягкое наказание по по ч. 2 ст. 159, п.п. «а, б» ч. 3 ст. 291.1, п. «а» ч. 3 ст. 291.1 УК РФ ему присудили за активное сотрудничество со следствием.