На прошлой неделе наш премьер Владимир Путин за 4 часа ответил на 90 вопросов российских граждан, отобранных организаторами «прямой линии».

Всего же к премьеру обратились около полутора миллионнов россиян — почти  каждый сотый житель страны. Проблем у народа — много. Но не кризис и инфляция больше всего волнуют людей. Жители глубинки просят решить свои обыденные проблемы.

Благодаря прошлому сеансу связи отдаленный хутор Ставропольского края получил водовод. Теперь премьера просили  улучшить состояние больниц Магнитогорска, повысить зарплату работников детсадов в Красноярске, помочь ветерану Великой Отечественной войны получить квартиру в городе Азове.

Выходит, для исполнения законов необходимо с челобитной обращаться к премьеру? Племяннику фронтовички Нины Федоровны Демиденко удалось пробиться в число тех, чей вопрос был озвучен на всю страну, и соответственно, реакция на него последовала незамедлительная. Сразу по окончании телепрограммы в дверь пенсионерки уже стучали сотрудники Азовской городской администрации.

Как поторопились нас обрадовать некоторые СМИ — с документами на новую квартиру. Откровенно скажу, будь все на самом деле так — было бы здорово. Действия азовских чиновников, которые неоднократно отказывали ей в квартире, Владимир Путин назвал халатностью.

А те, в свою очередь, заявили, что официальной бумаги из Госдумы, где было бы написано о выделении жилья ВСЕМ ветеранам Великой Отечественной, у них НЕТ. Действительно, если такой официальной бумаги нет, то выделение квартиры будет незаконным. Это — нецелевое использование средств.

Некоторые аналитики, делая «разбор полетов» после диалога, утверждают, что все проблемы оттого, что нет контакта между властью и народом на местах. Соглашусь с этим только отчасти. У нас нет настоящего контакта по вертикали власти. Мы можем с легкой руки премьера сколько угодно теперь топтать местных чиновников, но так ли они виноваты? Образно говоря, слово премьера к делу о выдаче квартиры не пришьешь.

— Хоть премьер и сказал, что решение принято, бумагу-то мы еще не видели, — стоят на своем в городской администрации Азова. — Как только документ появится, у нас будут законные основания решить вопрос по выдаче квартиры, а когда это случится — зависит не от нас, а от центральной власти, от норм закона.

Каков будет финал «Дела тети Нины», как его уже окрестили в прессе, очень интересно. Потому что, по всей видимости, будет создан прецедент и, наконец-то, прописана сама процедура предоставления жилья ВСЕМ фронтовикам в муниципальных образованиях: за счет каких средств, по каким нормам и так далее. Ведь сколько таких же фронтовиков, как азовчанка, живут далеко не в тех условиях, которых достойны!

Президент России Дмитрий Медведев объявил обеспечение квартирами ветеранов Великой Отечественной войны одним из приоритетных направлений сразу после вступления в должность и посвятил ему один из первых своих указов «Во исполнение долга перед ветеранами».

Согласно этому документу, к 65-летию Победы, которое будет отмечаться  9 мая 2010 года, все участники войны, вставшие в очередь на жилье до 1 марта 2005 года, должны получить квартиры. Отсюда и пошли нестыковки на местах.

Многие ветераны не знали о небольшой приписке насчет обязательной постановки на очередь. Кстати, так ведь было и с машинами для инвалидов войны.  Кто до 2005 года на очередь не стал, тот автомобиль не получил. Некоторые «мимо списка» прошли дважды.

Минувшим летом в хуторе Хуторском Зимовниковского района я познакомилась с многочисленным семейством Евко: сыном, внуком и тремя правнуками ветерана Великой Отечественной Земфиры Петровны Евко.

Они рассказали, что их бабушка-прабабушка — верная подписчица «Нашего времени». Сама читает газету от корки до корки и с приятельницами-односельчанками ее обсуждает. Внук даже телефон бабушкин нам оставил. Вот после диалога с Путиным мы и связались с фронтовичкой, расспросили ее про житье-бытье. 

История Земфиры Петровны оказалась очень трудной, как и у всех детей военного времени. Мама умерла перед самой войной, когда девочке было 10 лет. Ее и сестру забрала к себе в Воронеж бабушка. В 41-м ушел на фронт и отец. Когда немцы подошли к Воронежу, бабушки уже не стало, и двух сирот взяли в медсанбат.

— Я в неполные 15 лет была там и санитаркой, и нянькой, и письма писала раненым, и с поля боя приходилось помогать солдат выносить. Сестру, которая была на два года старше, во время одного из боев контузило. Снаряды не разбирали, где раненые, где персонал. Пришлось ухаживать и за ней, как за солдатом. А когда Ростов освободили, отец нас нашел и забрал к себе.

Вышла замуж Земфира за фронтовика Ивана Евко и поехала с ним на его родину, в Зимовниковский район, где всю жизнь проработала вместе с ним в бригаде чабаном. Жили они в степи, и им не только ее красота доставалась, но и холод, ветер, снег, пурга. Бывало, так заметет, что неделями без хлеба сидели. Славная трудовая у них получилась семья.

С 1973 по 1985 год их чабанская бригада сдавала по 1200-1300 голов овец. Иван Евко за труд награжден орденом Ленина, орденом Трудового Красного Знамени. Он всегда награды за труд надевал вместе с фронтовыми. А похвальных и прочих грамот в семье — целая сумка. И, кстати, фотография мужа в газете «Комсомолец» не раз печаталась.

— Нам еще в те времена обещали квартиру за труд. Был директор совхоза — Павел Дмитриевич Гончаров, он за людей стоял, при нем наш 18-й совхоз славился.

Но потом все изменилось…

Вы не подумайте, что я на жизнь жалуюсь, — спохватилась собеседница. — Люди у нас хорошие. Каждый праздник поздравляют от сельской администрации и даже от директора холдинга, который теперь земли совхоза арендует, приходили поздравлять, да и сам директор на все мои просьбы откликается…

Об одном только Земфира Петровна умолчала, что живет она в старой  хатенке, которую кое-как подладили. Сын — рядом, помогает, конечно. А вот с льготами, которыми в последние годы государство оставшихся фронтовиков наделило, ей не повезло.

Ни машины «ветеранской», ни ста тысяч вместо нее она так и не получила. Когда на очередь становилась, всю медкомиссию прошла, а до Ростова, до последней инстанции — ВТЭКа, так и не добралась. У нее на руках к тому времени уже был тяжело больной муж. 

— Осталась в старой хате, — констатирует Земфира Петровна. — Когда в степи жили и работали — не до строительства нового дома было. Потом деньги все, что накопили за свой тяжелый труд, пропали в девяностые. Так что и дом новый не за что строить-покупать, и квартиры не дождалась. Когда работали, даже и не знали, что надо на очередь становиться.

Написала Земфира Петровна о своих бедах письмо президенту Медведеву. А тут очень вовремя Владимир Путин заявил, что в 2010 году правительство намерено обеспечить жильем всех ветеранов ВОВ — даже тех, кто за 60 лет после Победы в очередь встать не успел.

«Ну какая нам разница — встал человек до 1 марта 2005 года на очередь или не встал? По сути, это вопрос чисто бюрократический, а мы к ветеранам — особенно в год 65-летия Победы — конечно, ни с какими бюрократическими мерками подходить не должны и не будем», — сказал премьер.

И это радует. От главы Зимовниковского района Земфира Петровна Евко получила письмо, в котором ее уведомили, что документы в очередь на жилье  приняты. Но бумагу сверху и здесь тоже ждут. Надеемся, что произнесенное на всю страну обещание премьера скоро примет статус закона, и ждем новоселья нашей подписчицы.