Говорят, нынешний декабрь бьет все августовские рекорды. Еще не отшумели страсти по взрыву «Невского экспресса» и нате вам, «разбор полетов» одного ЧП, сделав мертвую петлю, на полном ходу сменился другим.

И навязчиво бьет в висок циничная мысль: враги могут не утруждать себя терактами, не запугают — куда этим терактам до масштабов собственноручных катастроф!

«Это где­то хуже, чем теракт» растерянное бормотание Сергея Брилёва на канале «Россия» достаточно точно отражает нашу первую реакцию. Но нет — это еще хуже.

Время от времени пугающие аварии, ужасающие пожары, нелепые обрушения встречаются в мире повсюду. Если какая­нибудь неприятность может произойти, она случается, гласит один из законов Мерфи. Но, пожалуй, только в России, да еще где­нибудь в дебрях Юго-­Восточной Азии неприятности сыплются, как из вывернутого наизнанку рога изобилия: куда ни ткни, все может рвануть, осыпаться или затонуть.

Только на прошлой неделе все дружно кинулись укреплять безопасность на железных дорогах, еще и разогнаться как следует не успели, а вот уже надо тушить еще не вспыхнувшие пожары в увеселительных заведениях – подковывать «Хромых лошадей», тормозить каких­нибудь «Бешеных бизонов» и обвешивать огнетушителями «Упрямых ослов»… А если — не дай бог! — еще что­нибудь новенькое подкинут последующие недели? С ног собьемся! Куда бежать, чего латать, кого снимать и сажать?! А если — не приведи господь! — каждый день будет бить в новом месте: нам что, всю страну перетряхнуть?!

А может, и впрямь пора пришла порядок прежде всего в головах наводить? Чтобы поняли, наконец, что взятка пожарному — не убережет от пожара, суровое наказание исполнителей теракта не остановит заказчиков, ублажение ревизоров не превратит липовый ремонт в капитальный, а погоня за стрелочниками только приблизит очередные катастрофы.

«Президент РФ Дмитрий Медведев назвал разгильдяйство национальной угрозой и потребовал бороться с этим явлением финансовыми мерами, а также мерами уголовной и административной ответственности.

«У нас вследствие разгильдяйства, я бы даже сказал раздолбайства, которое превратилось уже в национальную угрозу, происходит огромное количество чрезвычайных ситуаций — и на дорогах, и в пожарах люди гибнут», — сказал Дмитрий Медведев на встрече с генпрокурором Юрием Чайкой», передает «Интерфакс». «Последний случай, который произошел в Перми, — за гранью добра и зла», — подчеркнул президент: «он считает, что есть только один способ — наказывать».

«Круг виновных лиц должен быть и будет расширен за счет чиновников», — заверил генпрокурор.

Увы, как Путин ни старался за время своего президентства не обижать чиновников, надеясь, что со временем они естественным образом обретут хоть какую­то ответственность, они только окончательно страх потеряли.

Примчавшись ночью в Пермь, разъяренный премьер, едва сдерживаясь, устроил разнос местным властям. В больницах краевого центра не хватало необходимых лекарств и оборудования. «Хорошо еще, что у нас эффективно организована система спасательных служб…» — сказал Путин, поостыв.

Да­с, небольшая компенсация от Злого Рока, терзающего Россию. Самое здравое, что сделали демократы, углубившись в реформы, это учредили Министерство чрезвычайных ситуаций — очень прозорливо. И хотя бы МЧС у нас работает — если и не на профилактику (Шойгу сразу отстранил семерых сотрудников пожарного надзора), так хоть на спасение уцелевших. Без этого уж нам совсем крышка.

Глава правительства выразил возмущение поведением представителей бизнеса. «Я не понимаю, как можно было в закрытом помещении использовать пиротехнику, на которой прямо по­русски написано «В помещениях использовать запрещено»! Нет, все равно полезли — с использованием запрещенных пиротехнических средств!»

Кто-­то может списать это на «особенности национальной охоты» с упоением переступать через запреты. Есть такая особенность, чего греха таить. Не у всего народа, но у определенной его части. Но скажите на милость, каким образом именно эта часть оказалась в первых рядах нашего бизнеса? Это ведь результат НЕестественного рыночного отбора. Если в наших краях выживали и поднимались на вершину денежной пирамиды не умнейшие и ответственные, а наглейшие и бессовестные, чего же теперь с этого зооморфного вида требовать? К совести взывать бесполезно, апеллировать к рассудку глупо. Дрессировать только остается, прививать правильные условные рефлексы. Чтобы током било при всякой попытке «раздолбайства».

Путин в сердцах посетовал, что в сфере взаимоотношения с бизнесом «мы вообще находимся в каком­то замкнутом круге»: «Предоставляешь больше прав контролирующим органам растет коррупция, только начинается снижение нагрузки на бизнес, так это сразу связано с расхлябанностью и разгильдяйством и так называемой оптимизацией расходов прежде всего, на безопасности… В конечном счете это сказывается на здоровье, а то и на жизни людей».

Да уж, круг и впрямь замкнутый. И не разомкнуть его, пока не уясним, что круг этот – коррупционный. Ну не выживают в нашем бизнесе люди работящие и талантливые, но не умеющие давать на лапу, брезгующие грызть глотки и пользоваться связями… Путин возмущен: ведь по­русски было написано: «ЗАПРЕЩЕНО!» Да какие у нас запреты?! Наши­то специалисты по­своему читают: запрещено до какой суммы? И пока они по­другому читать не научатся, жди беды и жди. Кафе­бар «Хромая лошадь» был дважды оштрафован за нарушение противопожарной безопасности, а третий штраф выписала уже сама судьба, которая не любит, когда люди ничему не учатся.

Но ведь и сам пожар в «Хромой лошади» должен стать уроком уже для всей страны. Если не выучим, небеса нас в квитанциях утопят.

Правда, есть люди, которые убеждены: все, что ни делается, все к лучшему. Позитивная такая психология. Больше 130 человек погибли в результате пермского пожара. «Может, это и покончит с вакханалией взрывов, которые начинаются перед каждым Новым годом», вздыхает Брилёв. Нам бы всем его оптимизм. Говорят, уже всю пиротехнику расхватали в ожидании ее запрета — и теперь гоняются за дефицитом…

РЕН ТВ приводит рекомендации психотерапевта (?!): если попадешь в ситуацию подобного пожара, нужно встать на четвереньки и в таком виде двигаться к выходу. Во­-первых, это наиболее устойчивое положение. Во-­вторых, дым и чад поднимаются вверх, а значит — внизу посвежее.

М­да, если один-­два умника во время паники встанут на четвереньки, вся следующая за ними безумная компания непременно об них споткнется и обрушится в ревущую кучу­малу — и уже из нее мало кто выползет на четвереньках. Другое дело, если все, как по команде, встанут на четвереньки и организованно поползут к выходу!

Если всерьез не желаем ломать коррупционную систему, порождающую атмосферу безалаберности и наплевательства, давайте модернизировать систему гражданской обороны. Во времена «холодной войны» учили, как пользоваться противогазами и находить бомбоубежища. Теперь будем учиться спасаться в чрезвычайных ситуациях. Привыкнем всегда носить при себе респираторы и по команде вставать на четвереньки. И назовем это устойчивое положение «хромой лошадью»…