По виду он похож на отставного боцмана: могучие моржовые усы, зычный командирский голос, под больничной пижамой — тельняшка, энергии через край. Оказалось — всего-навсего инженер давно почившего ростовского объединения «Горизонт», о котором написано достаточно.

Горемычная судьба Федора Ивановича ничем не отличается от печальных историй тех представителей ИТР, чей «неудачный» возраст совпал с обвалом социализма. Многим из них так и не удалось найти в новой жизни твердую точку опоры. …С виду «боцман» — здоровее не бывает, хоть землю на нем паши! На деле — давний пациент кардиологов… Федор Иванович бодрится, сдаваться не собирается — все еще верит, что сможет опять найти работу, как только выйдет из больницы. Но где он только не работал после ликвидации «Горизонта»…

 Хотя, если разобраться, то миллионы таких бедолаг, которых сначала просто выкинули из активной жизни в разгар возрастного «лета», лишив работы, а потом и вовсе превратили в социальных иждивенцев: социальные пособия им выплачивай, пенсии, льготы и прочее — просто обуза для государства.… Ну, какой от них прок? Выгоднее кинуть еще одну трубу на запад — хоть нефтяную, хоть газовую — от нее одной толку для государства больше, чем от миллионов таких вот Федоров Ивановичей, которых худо-бедно, но содержать все же приходится … Только вот про кризис не надо — он-то здесь совсем ни при чем!

А Федора Ивановича я вспомнила, решив заняться дома пересадкой герани. Случайно обратила внимание, что инвентарь для этого дела — сплошь импортный: лопатка сделана в …Бразилии, совок и маленькие грабли — в Швейцарии. Цветочные горшки оказались «родом» из Польши и Вьетнама. А резиновые хозяйственные перчатки и вовсе сделаны в Малайзии!

Это обстоятельство так заинтересовало, что, покончив с пересадкой, я прошлась по дому с «инвентаризацией». Выяснилось, что предметы нашего, отечественного производства в доме можно по пальцам пересчитать, не считая тех, что прижились в хозяйстве еще с советских времен! И это при том, что, покупая новую вещь, я, как и подавляющее большинство наших соотечественников, смотрю не на то, где именно «Maid in…», а прикидываю, в первую очередь, разумное соотношение цены и качества.

Итоги «инвентаризации» не утешили. Электрочайник — польский, масленка — голландская, стеклянная ваза для цветов — чешская, плетеная хлебница — из Вьетнама. Металлическая сушилка для вилок-ложек — кто бы мог подумать! — и вовсе из Таиланда. На донышках чайных чашек — весь Евросоюз представлен. Даже губка для мытья посуды и та из Белоруссии! Все куплено в ростовских магазинах.

Про бытовую и компьютерную технику, сотовые телефоны — вообще молчу. Одежда и обувь -сами знаете откуда. Турция, Китай — для рыночных лотков и магазинчиков. В престижных бутиках — итальянские, английские, французские и Бог весть какие товары, сделанные в … странах третьего мира. Я каждый день хожу на работу мимо бывшей обувной фабрики имени Микояна — была такая в Ростове, занимая целый квартал. Обувь там уже давно не делают, а когда делали — покупали ее, наверное, только для детей из интернатов и стариков из домов престарелых — такого она была качества. Правда, если поставить там новое оборудование, закупить технологии… Да неужели же не смогут в Ростове, который всегда славился своими сапожниками, шившими для модниц-ростовчан «модельную обувь», делать ее лучше итальянской? А пока — чего только нет в бывших цехах фабрики: магазины и магазинчики, сплошь забитые импортными товарами… Если задаться целью разыскать что-то отечественное, придется потратить немало времени на поиски.

Проще всего обнаружить отечественные товары на полках продовольственных магазинов. Наконец-то появившиеся птицефабрики выдали «на-гора» столько куриного мяса, что оно вытеснило пресловутые «ножки Буша», которыми россиян кормили лет 15, не меньше. Про свинину — ни слова, сегодня это слишком больная тема для Ростовской области… А молочные ряды — почти сплошь свое, отечественное и разнообразное, хоть и «разбавленное» польскими и белорусскими производителями.

А вот бакалейные ряды супермаркетов наводят на размышления. По этикеткам стран-импортеров риса можно мировую географию изучать. И, с одной стороны, такое разнообразие — великое благо для покупателей. Вот только почему же нет места на полках рису из нашего же Пролетарского района РО, который по качеству не хуже, а по цене — дешевле в несколько раз? Теперь — к макаронному ряду. Самая вкусная паста — из твердых сортов пшениц — конечно же, итальянская. Полкило таких спагетти стоит до 180 рублей. Потому лежат эти яркие пакеты на полках годами, и даже уцененные — спросом не пользуются. Те из читателей, кто бывал в Италии, видели там где-нибудь золотые нивы, дающие ту самую пшеницу твердых сортов? Античные развалины — видели, средневековые замки, оливковые рощи, сосны на скалах, плакаты с Берлускони… Горы Альпы — и те видели. Пшеничных просторов — не видели. Нет в этой стране таких пахотных земель, чтобы растить там первоклассную пшеницу, а потом снабжать полмира знаменитыми итальянскими пастой и лазаньей, изготовить которые можно только из муки твердых сортов пшениц. Тех самых, что выращивают у нас на юге России… Получается, что, продавая итальянцам элитное зерно (опять — сырье!) за копейки, мы потом у них же покупаем макароны по сумасшедшей цене? Где логика и здравый смысл? Где экономика, наконец?

Не верю, что какие-то швейники из Малайзии — покажите, где эта Малайзия на карте находится?- обладают какими-то особыми качествами, которых нет у нас, чтобы отстрочить приличные джинсы или сшить трикотажную майку. Или, может, турецкая обувь с лейблом «Maid in Italy» скроена и сшита какими-то башмачными турецкими гениями?

Бог с ней, компьютерной и бытовой техникой! Равно как и с отечественным автопромом! Но неужели нет в стране ни рук, ни мозгов, чтобы делать эти самые грабли, лопаты, ершики для мытья посуды, шить майки, пижамы и спортивные костюмы, домашние тапочки и тысячи, десятки тысяч наименований других предметов, которые ежедневно нужны в хозяйстве, недолговечны, быстро выходят из строя, а значит, всегда востребованы?!

Сколько бы рабочих мест нашлось и для Федоров Ивановичей, и для их жен, и для сыновей с невестками! Ведь это только кажется, что у молодых — все о'кей, потому что они молодые! Недавно коллега вздохнул с облегчением: наконец-то пристроил дочку в магазин по продаже сотовых телефонов. Полтора года выпускница ЮФУ безуспешно искала работу по специальности.

…Сегодня на нас работает полмира — те штаны шьют, эти — швабры изготовляют, третьи — обувь тачают. Мы добровольно отдаем им свои рабочие места, лишая себя работы, а значит, дохода и процветания. Все больше появляется людей, рассчитывающих не на собственные силы и заработки, а на социальные пособия… А психология социального иждивенца — это чревато. Мы превращаемся в то самое общество потребителей, которое только и делает, что покупает и покупает — ничего при этом не производя… Формула «купи-продай» — едва ли не главная движущая сила, которая сегодня позволяет многим держаться на плаву.

…А иногда закрадывается и вовсе крамольная мысль. Да нужно ли вообще государству население — с ним ведь столько мороки! — пока есть ТРУБА?