Посмотрев широко разрекламированный фильм «2012», повествующий об очередном апокалипсисе, я вышла из кинотеатра с несколько странным ощущением.

Конечно, полный набор «послечувствия» — от тревоги за будущее до обиды за социальную несправедливость — присутствовал, режиссеры постарались на славу. Резануло другое: слишком много пустых и пафосных слов говорили герои. Даже в те моменты, когда отчет шел в буквальном смысле слова на секунды.

Потерянные пять минут в речах об «истинной демократии и человеколюбии» чуть не обернулись катастрофой для жалких остатков человечества. Этот факт можно было бы списать на требования жанра и попытки сценаристов усилить пафос момента. Если бы подобные вещи не встречались ежедневно.

Как часто вопросы, особенно требующие быстрого ответа, увязают в обсуждениях и общих словах! Особенно это видно на собраниях членов жилищных или садовых товариществ. Высказать наболевшее, пускай и одно и то же, стремятся все. А когда дело доходит до принятия решений, участники дискуссии уже устали и, большей частью, разошлись. Дело, как правило, решается в пользу более терпеливых, а не многословных.

Особенно от многословия страдают хорошие идеи. Вот, например, этой осенью в соседней Воронежской области должна была стартовать акция «За дым не плачу»: пассажиры маршруток договорились не платить за проезд, если во время поездки водитель закурил. Общественники долго консультировались с правозащитниками, уговаривали поучаствовать в акции директоров транспортных фирм, сверяли законы, прогнозировали последствия.

Сначала начало акции перенесли на месяц, чтобы вступить вместе с другими областями, где тоже обсуждали эту возможность. Потом поступила инициатива провести всероссийскую акцию, и об этом стали говорить уже в Москве. Потом обсуждать все устали, и дело заглохло.

С одной стороны, без предварительной оценки последствий и освещения основных моментов — никуда. С другой, такая коллективная осторожность просто отпугивает от каких-либо поступков. И, главное, исчезает запал хоть что-то сделать. Так примеру ростовчанина Алексея Вороного, бывшего логиста гипермаркета «Ашан», по крайней мере в Ростовской области, никто не последовал. Хотя его поступок обсуждали тысячи человек.

Алексей отправил открытое видеообращение французскому главе сети магазинов. Уволенный по статье и добившийся справедливости в суде, он призывал обратить внимание на действия местного руководства, которое то ли бездарно тратит выделенные деньги, то ли просто прячет их в карман. Первую неделю молодой человек был «медиа-событием», следующую — постоянно обсуждаемым персонажем. Более двух сотен комментариев к видеозаписи только на одном сайте «Youtube», не считая обсуждений на десятках других интернет-адресов. Все сходились к мысли, что этот поступок — единственно правильный и верный в нынешней ситуации, только так можно бороться против непрофессионализма и коррупции. Но все выговорились, выпустили пар — и все.

Одно дело, когда этим страдают рядовые обыватели: на кухнях обсуждать вроде как моветон, но очень хочется хотя бы помечтать, если сил на реальные действия не хватает.

А вот для тех, кому приходится заниматься этим, особенно в рабочее время, не позавидуешь. «Если бы вы знали, как я ненавижу форумы и «круглые столы»!» — в сердцах говорят люди, к которым я обращаюсь за комментариями к материалам. Не один, не два… Если вдруг речь касается подобных «съездов», большинство моих собеседников меняется в лице: «Я обсуждаю, что нам надо делать, куда чаще, чем делаю что-то». Они, конечно, утрируют.

Но факт, что собрания, где коллективным общением должен быть выработан общий план действий, вызывает у их участников искреннее отвращение. Потому что слов говорится много, а вот на выводы и обсуждение этих выводов времени, как правило, не остается. «Вместо того, чтобы делать, нужно обдумывать свое следующее выступление, которое бы объясняло, почему обсужденное ранее не было сделано», — по-привычному многословно пожаловался один чиновник, поясняя, почему постоянно муссируемые нарушения до сих пор никак не исправили.

… И, перематывая даже не минуты, часы диктофонной записи после очередного собрания и совещания, ловлю себя лишь на одном: «Слишком много слов». Остается лишь надеяться, что остались еще немногословные герои, которые в последний момент вытащат нас из очередного апокалипсиса.