Свершилось. Россия передает китайским компаниям десятки крупных месторождений в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, а добыча пойдет на переработку в Китай…

И началось. Мы ли ни говорили, мы ли ни предупреждали, мы ли ни указывали на восточную угрозу?! Кто нынче во все легкие голосит: «Родину продают!», заметили? Вот-вот. Этим впору бы кричать: «Не тем продают!» «Прямые поставки Родины» на Запад, организованные нынешними крикунами в 90-е, были драматически прерваны с приходом Путина. Но смириться с разбазариванием национального достояния на Восток либералы уже никак не могут.

У страха, говорят, глаза велики. Америка все больше ужасается росту могущества Китая, опасаясь за свое верховодство в мире. И следом за ней проникаются ужасом и наши собственные западники. Не за Россию они боятся, даже если не отдают себе в этом отчета, а за своего демократического идола, которому слепо воскуривают фимиам. Поэтому у них просто нет возможности объективно взглянуть на вещи.

Давайте попробуем. Сибирь богата полезными ископаемыми. Так почему бы их не продавать? Разумеется, лучше бы самим использовать для создания высокотехнологичной продукции, но сырья у нас много, а высоких технологий пока слишком мало. А если продавать, то почему не Китаю?

Но ведь можно самим добывать и перерабатывать, развивая регион! Так и планировали. Более того, уже вложили в эти планы 200 миллионов рублей, но вдруг остановились — и всё пересмотрели. Почему?

Эксперты полагают, что у правительства не было выбора. Дальний Восток страдает из-за малочисленности населения. «В этом регионе живет не более 4 млн. человек, включая женщин, детей и стариков. При такой численности населения будет очень трудно найти 500-600 тыс. людей трудоспособного возраста, которые смогут работать на новых предприятиях», — очень толково объясняет глава Высшей школы экономики Евгений Ясин, даром что либерал-западник.

То есть самим нам регион не поднять в сложившихся условиях. И не только из-за демографической ямы. В годы демократических преобразований сложился чудовищный перекос на нашем рынке труда. Нынче двадцать менеджеров за одним сварщиком гоняются, чтобы им руководить.

Хорошо, давайте привлечем-таки Китай: он и с инвестициями поможет, и с рабочей силой, но заводы построим все-таки у нас. Почему нет? И Китай не против такого сценария. Однако уже сейчас ясно, что работать на этих предприятиях рано или поздно будут одни только китайцы. И вот вам цепь чайнатаунов по всей Восточной Сибири и Дальнему Востоку. А чтобы соотечественники не теряли связи с родиной, китайская сторона прозорливо требует создания особых таможенных коридоров и вообще превращения границы в прозрачную зону. Ясно, что такой путь в конечном итоге ведет к потере российского суверенитета просто по факту.

Итак, как бы ни относиться к нашему  правительству, следует признать, что в сложившихся условиях оно принимает оптимальное решение. Согласно «Программе сотрудничества» с китайской стороной, «центром переработки дальневосточных ресурсов станет город с замечательным названием Муданьцзян, — живописуют «Аргументы неделi». — Там построят огромный транспортный центр и гигантское предприятие по глубокой переработке российского леса. В соседнем приграничном городке Чифэн очень ждут наши олово, цинк и свинец… Неподалеку появится завод, который ежегодно будет выпускать 70 тыс. т листовой меди, а глубокую переработку этого ценного металла освоят в городе Тунляо… Понятно, что с языка готова сорваться фраза про пресловутый сырьевой придаток…»

Однако можно посмотреть на все это просто как на взаимовыгодное сотрудничество. Во-первых, размещение перерабатывающих предприятий в Китае оставит нам более чистую экологию. А во-вторых, по мнению аналитиков, «после того, как китайцы вложат десятки миллиардов долларов в новые предприятия, они станут «заложниками» поставок из нашей страны. Таким образом, у нас появится отличный рычаг, чтобы отстаивать свои интересы».

Оппоненты с готовностью возразят: во-во, и как только мы слово поперек скажем,  тут-то Китай и покажет зубы! Западники, они просто не в силах понять Восток, меряя по стандартам поведения той же Америки, сломя голову бросившейся насаждать демократию в нефтеносный Ирак. Но потому-то мы и предложили концессию Китаю, что он никогда не станет воевать за то, что можно купить.

Дмитрий Быков недавно пристал к Борису Гребенщикову, считающемуся знатоком восточных культур,  как он относится к «перспективе передачи Китаю Дальнего Востока».

— А что, она уже предпринята? — удивился БГ.

Де-юре нет, но де-факто соглашение о совместной обработке, добыче и прочая — все же понимают, что это такое.

Либеральный журналист, как видим, тонко понимает всю подноготную, а гуру — нет, точнее — не понимает, на что так усиленно ему намекают.

— Китай никогда, — наконец уяснил он суть вопроса, — кроме как при Мао (и то на словах) не проявлял особенной внешней экспансии. Это не та культура, в основе которой стремление непрерывно расширяться. Казалось бы, под боком Корея — приди и возьми…

Между прочим, в XV веке один из китайских императоров даже сжег целый морской флот, когда Поднебесная разрослась до оптимальных размеров и лишние хлопоты с расширением показались ей уже опасными. Но и тогда, и сейчас экспансия Китая  нацелена на юг. Еще в начале 90-х годов Китай, нормализовав отношения с Россией, решил «опереться на Север, стабилизировать Восток и Запад, а двигаться на Юг». И доктрина с тех пор не изменилась — Пекин неукоснительно ей следует.

Кроме того, основная масса китайских вооружений – либо российского производства, либо скопирована с российских образцов. При этом «руководство КНР прекрасно осведомлено о том, что нельзя закупать высокотехнологичное оружие у страны, с которой возможен конфликт, — отмечают «Аргументы неделi». — В ответственный момент оно может не заработать, как случилось с французской системой управления ПВО Ирака в 1991 году».

В военном отношении Китай нацелен на Тайвань, а поэтому основной угрозой для себя считает Соединенные Штаты. Памятует Пекин и об извечном враге — Японии. Поэтому и оружие закупает у России, а не на Западе.

Разумеется, это не означает, что мы можем полностью раскрыться для своего дружественного юго-восточного соседа. Так мы и не раскрываемся. Во всяком случае, в меру сил и способностей.

«Показательно, что наиболее активно тема «китайской угрозы» обсуждается не в российском, а в западном информационном пространстве, — отмечает «Голос России». — То в одной, то в другой статье ведущих зарубежных изданий проскальзывают мысли о том,  что «русские очень обеспокоены тем, что китайцы хлынут через общую границу и заселят ее безлюдные территории».

Чуете, откуда ветер дует? Ветер, гуляющий в головах наших западников и тех, кто все еще им доверяет.

«Баланс сил на мировой арене уже смещается… И  возможное укрепление сотрудничества Китая и России… не может не восприниматься как угроза на Западе, в первую очередь в США. В связи с этим возникает вопрос: не пытается ли Запад, понимающий, что Китай в будущем может стать военной и экономической сверхдержавой, конкурирующей с Америкой, усилить антикитайские настроения в России?»

В статье американского журнала Forbes, вышедшей после визита в Москву президента США, «Кто лучший союзник, Россия или Китай?» автор прямо говорит: «Как и Никсон до него, Обама видит, насколько важно разделить русских и китайцев. И если существует хоть какое-то оправдание президентскому набегу на Москву, отмеченному разглагольствованиями и дружескими жестами, то это надежда на то, что мы можем получить помощь Кремля в сдерживании Пекина». В этом смысле насаждение антикитайских настроений в России представляется очень выгодным Западу, поскольку противостояние Москвы и Пекина ослабит обе стороны.

Но нам-то нужно не ослабляться, а усиливаться, не правда ли? Вопреки интересам Запада, увы, но на всех не угодишь. Усиление же Китая не должно беспокоить Россию, если только она не собирается безнадежно отстать от него. А мы ведь не собираемся? Для чего и двигаемся рука об руку…