Начало года для многих из нас выдалось беспокойным. Первые же счета за коммунальные услуги повергли в шок. Выставленные к оплате суммы по целому ряду позиций в полтора­два раза превышали привычные.

И дело тут не в традиционном посленовогоднем росте тарифов. Те буквально терялись на фоне того, что людям предлагалось выплатить. Платить предлагалось не только за реально потребленный ресурс, но и существенно сверх того. Если судить по счетам, то одинокий старичок­пенсионер, еле­еле в реальности «нажигающий» 60 киловатт­часов электричества и не выбирающий даже социальной нормы по воде, превращался в румяного нового русского, днями напролет плещущегося в джакузи в лучах 500­свечовых ламп.

Все просто: в силу вступили поправочные коэффициенты, призванные учесть все расходы и потери поставщиков услуг, а также посредников в лице управляющих компаний. Они были предусмотрены постановлением правительства за номером 307 еще в 2006 году, определяющим порядок предоставления коммунальных услуг гражданам. И вот настал их час…

В принципе идеология этого постановления не вызывает возражений: все должно быть оплачено. Из этого и исходило  федеральное правительство. Не могут быть ничьими свет, горящий на лестничной клетке, и вода, вытекающая из  неплотного соединения во внутридомовой «рамке». Свет надо или гасить, или платить за него. То же самое и вода: не желаешь, чтобы она текла попусту — озаботься состоянием трубных соединений. Все стоит  денег, вопрос лишь в их количестве.

А вот оно, судя по последним счетам, упорно не желает оставаться в рамках приличий, стремясь «все выше, и выше, и выше». Создается впечатление, что в утвержденных высшей властью коэффициентах поставщики и управляющие компании увидели отличный способ решения своих финансовых проблем. Вот и раскидывают разницу между показаниями общедомовых  и внутриквартирных счетчиков между всеми жильцами. А то, что разница эта зачастую оказывается шокирующе велика, их уже не беспокоит. Главное, чтобы была оплачена. Естественно, из кармана потребителя, который платит за все. Из всех законов первобытного капитализма этот у нас усвоили, пожалуй, быстрее и лучше всего.

А нам говорят: энергосбережение, модернизация…  По чьей милости приходится нам платить кругленькие суммы за не потребленные нами свет, воду, тепло? Ответ может обескуражить, но, прежде всего, по нашей с вами собственной. У кого­то стоит счетчик, у кого­то его нет, и он предпочитает рассчитываться по социальной норме. Тем более что закон не настаивает на обязательной установке счетчиков. Вот только значится в домовой книге один жилец, а реально в квартире — целое общежитие. Льют воду и жгут свет, не жалея, а неизбежный перерасход оплачивает пресловутый старичок­-сосед из своей пенсии, благо достигла она, наконец, прожиточного минимума. Ну, и о фактах прямого воровства забывать не стоит. Воровали наши люди и продолжают воровать. Особенно электроэнергию.

Тормозят по-­всякому счетчики, монтируют «хитрые» розетки — там, где дело касается халявы, фантазия наших умельцев поистине неистощима… Остальным же остается лишь оплачивать все это техническое творчество. И, наконец, наша  с вами безалаберность. Не торопимся вовремя подать показания приборов учета. Свет может гореть в подъездах сутками, и это мало кого трогает. Десятилетиями приучали нас к тому, что общее — значит ничье. Вот и приучили. На нашу же голову.

Впрочем, от последней дурной привычки мы, похоже, избавляемся быстро. Уже подумываем о фотоэлементах на лестничных клетках, заменяем повсеместно «лампочки Ильича» на более экономичные люминисцентные. Ну, и организуемся, стремясь навести и поддерживать порядок хотя бы в одном отдельно взятом доме. Однако ясно, что в одиночку с непроизводительными тратами ресурсов не совладать. И здесь впору обернуться на скромно стоящие в стороне управляющие компании. Они ведь, что бы там ни утверждало коммунальное начальство, далеко не чужие на этом празднике экономии. Кому, как не им, следить за состоянием внутридомовых сетей? Кто способен навести порядок с учетом жильцов? Кто располагает, наконец, всеми техническими возможностями, чтобы поймать за руку расхитителей ресурсов? Развернутого ответа на эти вопросы не требуется — настолько все ясно.

Другое дело, что  управляющие компании совершенно не заинтересованы в том, чтобы ввязываться во все эти хлопотные дела. Да и зачем? Ведь деньги и так идут, и больше их  с наведением порядка не станет. Скорее всего, станет меньше. Так стоит ли огород городить? По такой примерно логике рассуждают коммунальщики. Вот и пускаются во все тяжкие: в одном из многоквартирных домов Батайска пресловутый коэффициент по электричеству достиг 10. Просто дух захватывает. А когда переведешь его, то начинаешь понимать, что такие цифры недвусмысленно говорят о низком качестве работы коммунальщиков и поставщиков услуг. Не случайно руководитель региональной службы по тарифам Вадим Павлов, выступая на страницах нашей газеты, призвал граждан тревожиться уже там, где коэффициент поднимается выше 1,2. А тут сразу 10…

Но власть словно взялась потакать коммунальщикам: уже упомянутое 307-­е постановление предусматривает ежегодную так называемую «корректировку» оплаты коммунальных ресурсов. Первая же такая корректировка повергла массы жильцов в уныние и панику, а в том же Батайске вызвала шквал возмущенных обращений в мэрию и тарифную комиссию. Понятно почему: очень многим пришлось выложить  за тепло и горячую воду тысячные суммы  плюсом к основной плате. Причем совершенно неясно, по какому принципу велась корректировка: методика определения доплаты допускает различные толкования. И не случайно в разных домах суммы разительно отличаются друг от друга. Словно люди потребляют не одну и ту же воду, не одно и то же тепло…

Налицо неявное повышение тарифов. Повышение многократное и произвольное. А способствует ему плохо продуманное постановление правительства. Оно содержит столько противоречий, что вполне заслуживает места в славном списке Великого Комбинатора, известном, как «400 сравнительно честных способов отъема денег у населения»…  Думается, место № 307 — по номеру документа, породившего систему коэффициентов и корректировок, ему там  в самый раз.

Ну как, скажите, реагировать на выставленные им счета жителям злополучного замерзающего дома в Батайске, о котором мы писали совсем недавно? Отопления у них фактически нет, зато присутствует плата за отопление. Да еще какая! На все недоуменные вопросы люди получают ответ, который иначе, как издевательским, не назовешь: «котельная­то работает, тепло подает, вот и платите…»

Но ведь это только кажется, что в результате всех этих игр в корректировки и коэффициенты отрасль получит столь необходимые ей средства. На самом деле такое реформирование способно окончательно угробить наш и без того не шибко богатырский коммунхоз, полностью лишив его стимула к развитию. Ну, а гражданам в условиях поставленной с ног на голову коммунальной экономики остается лишь приспосабливаться. Что они и делают, начиная отказываться от водяных счетчиков, — по социальной норме платить оказывается выгоднее, и никаких тебе коэффициентов. Не за горами, думается, и массовый переход на оплату «по среднему» и при расчетах за электроэнергию. А это означает неизбежный рост потребления ресурсов. Хотим мы того или нет, а при такой  форме оплаты стремления экономить ни у кого не возникает.