В принципе ничего неожиданного американцы нам не преподнесли. Варианты, подобные объявленным планам о размещении противоракет в Румынии, рассматривались нашими экспертами с высокой долей вероятности, если только не стопроцентной.

Неожиданность, пожалуй, лишь в той поспешности, с какой США раскрыли свои карты.

Да, Вашингтону удалось получить поддержку Москвы на афганском направлении. Склоняется Москва и к тому, чтобы поддержать Вашингтон в иранском вопросе (но тут скорее заслуга Тегерана с его явно недружественными к России выходками). Однако переговоры по СНВ-2 застопорились. Нас уверяли в технических проблемах утряски и согласования позиций, но если бы это было так, Белый дом уж как-нибудь попридержал Пентагон в его рвении. Вероятно, переговоры, которые оптимистично надеялись завершить еще в прошлом году, завязли надолго. Американцы разочарованно поняли, что времена их доброго Горби канули безвозвратно, и заставить Россию вновь разоружаться в одностороннем порядке не получится.

«Моя реакция на эти военные планы Вашингтона резко отрицательная, — заявил депутат Госдумы, директор Института стран СНГ Константин Затулин.  — Никакое желание «перезагрузки» отношений между Россией и Америкой не должно допускать попыток «ловчить» в этих отношениях».

Увы, кнопка «перезагрузки» оказалась ложной, работает кнопка «перегрузки». Видимо, и впрямь случайностей не бывает — и та забавная поначалу ошибка госдепа на самом деле продемонстрировала реальное направление американской политики.

«Заявления Белого дома о том, что США отказываются от размещения элементов глобальной системы противоракетной обороны в Европе до 2015 года, на поверку оказались фикцией… Прошло всего пять месяцев, и Вашингтон объявил о том, что он намерен разместить элементы ПРО в Румынии… Понятно, что Россия негативно отнеслась к намерениям Вашингтона. Москву, прежде всего, не устраивает то, что США договариваются о развертывании ПРО в Европе без консультаций с ней. И это понятно. Разговоры о мифической иранской угрозе — ничто иное, как отговорки. В России прекрасно понимают, против кого направлена в первую очередь система ПРО» («Ольвия-пресс», Молдавия).

Да нет, в первую очередь пока все-таки не против России. Если существует вообще какая-то очередь, то первым в ней пока, безусловно, Иран.

Иран сегодня наиболее яростно демонстрирует недовольство мировым порядком, сложившимся после Второй мировой войны (обиженные персы искренне считают несправедливым, что атомной бомбой могут владеть только избранные державы). Но разрушать этот миропорядок начал не Иран. А теперь Америка — главная виновница качнувшегося равновесия требует от России поддержки в укрощении взбунтовавшегося строптивца. Самой «единственной супердержаве», выходит, не по зубам.

Америку после смерти Рузвельта повели в сторону, противоположную его идеалам. Он мечтал задушить гонку вооружений в зародыше, но именно ее «ястребы» поставили во главу угла. Рузвельт надолго укротил либеральный разгул дикого рынка. Его выпустила на волю рейганомика. Рузвельт думал о равновесии мира «четырех полицейских» (США – Англия – Россия – Китай), но верх взяли идеи Черчилля об англосаксонском доминировании. И они даже одержали победу в «холодной войне», но еще не факт, что окончательную. Слишком рано упились триумфом. А теперь – первые признаки похмелья. Накренившийся театр геополитики угрожает смести США с авансцены. Но чем больше они прилагают усилий удержаться, карабкаясь вверх, тем вернее риск сорваться в пропасть.

В прошлом веке либералы-западники с пеной у рта доказывали нам, что нет на свете никого краше и сильнее Америки — и это уже навсегда. Но не прошло и двух десятилетий, как они уже растерянно доказывают, что нам же хуже будет, если Америка утратит свое поколебленное могущество.

Ну, будет ли нам хуже, уже мало от нас зависит. Показательно в этом смысле интервью на канале Russian Today с американским инакомыслящим.

Корр. RT: «Какая, на ваш взгляд, самая большая угроза Соединенным Штатам?»

Билл Эйерс, американский ученый: «Господи… Самая страшная угроза для Америки…. В некотором роде, я думаю, что мы сами себе самая большая угроза. Опасности, которые нам грозят в современном мире, — финансовый кризис, экономический, очень серьезные. Но это лишь поверхностные проблемы, если сравнить с распадом американской мощи. И в некотором роде это необратимо. Население США, менее 5 процентов от мирового, потребляет громадное количество мировой энергии, конечных продуктов, и это несоответствие не может длиться вечно. Так что в некотором смысле, я думаю, самые страшные угрозы — это наш милитаризм и что-то вроде духовного кризиса доверия — кем мы хотим быть? Куда мы хотим двигаться?»

Ответ дали новые планы развертывания американской ПРО в Европе. США не собираются сворачивать с курса на мировую гегемонию. Барак Обама с его гроссмейстерским IQ в 192 балла, похоже, слишком слаб, чтобы вернуть страну на рузвельтовские рельсы: шаг за шагом он уступает давлению своих оппонентов.

Америка не враждебна России. Америка, если рисовать ее крупными мазками, — простодушна и ограничена, а потому сосредоточена на самой себе. Враждебен нам американский истеблишмент, у которого надменная ограниченность трансформировалась в сосредоточенность на собственном пупе. Американский истеблишмент поэтому уверен, что на его пупе должен сосредоточиться и весь мир. А Россия этому противится. Значит, ее надо как минимум утихомирить.

Показателен в этом смысле отрывок из пронзительной статьи в американской The Christian Science Monitor по поводу разгона одной из демократических манифестаций в Москве:

«Игнорировать вопиющие злоупотребления и покрывать авторитарные методы — значит, предавать наших друзей в России — и ослаблять мировое лидерство Соединенных Штатов. Вопросы прав человека и гражданского общества должны оставаться частью двусторонних отношений».

Автор — хорошо известный у нас Ариэль Коэн для внутреннего употребления позволяет себе полную откровенность: демократия в России интересует Америку только с точки зрения «мирового лидерства».  Понятно, почему таких «демократов» власть в Москве не жалует. Но ясно также, что, на время оставив пресловутую тему «прав человека» в покое — ради «перезагрузки», администрация Обамы, продолжив политическое отступление, довольно скоро о ней вспомнит. Порукой тому — американские ракеты в Румынии (а не наши – на Кубе).

В ответ на массированные обвинения в том, что он — «мусульманин и родился за пределами США», теснимый Обама, «который вообще-то христианин и родился на Гавайях» (РБК) сказал, что американский политический истеблишмент «похож на Вавилонскую башню, в которой из-за гомона не слышно глас Божий». Однако тут же извинился за уже наделанные ошибки и выразил уверенность, что большинство конгрессменов – это «все-таки хорошие люди, которые работают не только на благо Америки, но и всего мира».

Американский «центропупизм», как видим, не обошел и самого Барака Обаму, а уж американский политический истеблишмент еще поработает «на благо всего мира» — они еще повоюют.

«Люди на самом деле не хотят этих войн, и при этом не могут их остановить. Каков смысл в избрании Обамы, к примеру? Ведь люди голосовали за мир! Разве не мира они просили? И получили ли мы его? Нет!» — огорчен Билл Эйерс.

Повод для огорчения есть. Америка, гордо неся свое бремя универсального демократизатора мира под себя,  неизбежно надорвется. И хорошо, если это не кончится большой катастрофой (недовольство миропорядком уже привело к двум мировым войнам), но трясти мир будет долго…

Незадолго до смерти классик мировой литературы Курт Воннегут написал горькие слова:

«Много лет назад я был настолько невежествен, что полагал, будто со временем мы, американцы, обретем человеческий разум, а с ним и человеческое подобие, о чем мечтало так много замечательных людей моего поколения. О такой Америке мы мечтали в годы Великой депрессии, когда у нас не было ни хлеба, ни работы. За эту мечту мы умирали в годы Второй мировой войны, когда весь мир оказался под угрозой. Однако теперь я уже понимаю, что у нас не осталось ни единого шанса на наше человеческое становление и наше разумное бытие на земле, которая именуется «Америкой».