Они сломили гребет гитлеровскому фашизму и спасли человечество. Они сражались за Родину и стояли насмерть, не щадя собственной жизни. Спустя 65 лет после Победы, на юбилейных торжествах, они прошли изрядно поредевшим строем.

Словно арьергард никем не побежденной армии. Возможно, в последний раз, поскольку средний возраст ветеранов большей частью уже приближается к цифре девяносто, а бег времени, как это ни горько, беспощаден даже к самым славным героям…

Владимир Семёнович Высоцкий называл своих ровесников поколением ребятишек, которым «хотелось под танки». За Отечество своё готовы были они на подвиг и самопожертвование. Так тогда их воспитывали, такой был в ту пору всеобщий патриотический настрой. Изрядная его доля досталась и моему послевоенному поколению мальчишек и девчонок, чьим будущим отцам судьба позволила вернуться с фронтов Великой Отечественной живыми. Можно считать, что нам невероятно повезло, иначе мы и на свет-то никогда бы не появились. Бывшие фронтовики, разумеется, стали для нас главными авторитетами и образцами для подражания. Себя я помню примерно с 1951 года. Отец мой, прошедший войну, как говорится, «от звонка до звонка», был к тому времени старшим офицером, заместителем командира артиллерийской части. В ней ещё служили тогда многие ветераны-победители. До конца жизни в памяти моей останется старшина, словно сошедший с красочных праздничных плакатов. Артиллеристы уважительно называли его Батей. Обладавший пшеничным чубом, пышными усами, широкоплечий, статный, с орденами и медалями на груди, Батя неизменно привечал гарнизонную детвору, приберегал для сопливой братии карамельные конфеты-подушечки из военторговской палатки, а то и простой «кусковой» сахар. По тем временам — отменные лакомства. Благодаря старшине в военном городке оборудовали детскую площадку спортивной ориентации — с перекладиной, брусьями, «шведской лестницей». Были и прогулки, им организованные, на расположенный поблизости полигон, и ознакомительные показы боевой артиллерийской техники. Конечно же, с ведома командиров и многочисленных мам. А «походы» в солдатскую столовую с ее изумительными борщами и кашами, а зимнее катание на санях?!

Прошли годы, и сегодня уже меня, случается, незнакомые люди называют на улицах Батей. Артиллерийского же того старшины, верно, уже давно нет на этом свете. В памяти моей, однако, он продолжает оставаться живым — заботливым и приветливым, навсегда оставившим в моей жизни добрый след. Остаются в ней живыми и все фронтовики-солдаты Великой Победы, неизменно бывшие для меня людьми высшей категории. Много лет посвятив военной журналистике, я сам теперь — ветеран боевых действий, но куда мне до тех, кто сражался за Родину и победил? Перед ними, живыми и уже ушедшими, считаю себя в неоплатном долгу. Вот и страна, словно спохватившись, поспешила сделать всё возможное для ныне здравствующих бывших фронтовиков к юбилею их Великой Победы. Праздник состоялся. Настоящий, всенародный. Со слезами на глазах. Он повзрослел на целый год, а ветераны ровно на столько же не помолодели…

Очень нужно, чтобы в наступивших буднях о них, как это бывает, не забыли до следующего праздника…