Один из зримых результатов широко объявленной армейской реформы: практически теряют самостоятельность газеты военных округов. Среди них и такое именитое, со славными традициями издание, как «Военный вестник Юга России» — газета Северо-Кавказского военного округа.

Не сегодня-завтра она превратится в скромную окружную вкладку в «Красной звезде» — печатном органе Министерства обороны. Так неожиданно и печально завершается биография, начавшаяся без малого век назад, в страшно далеком  1919-м, когда в Первой Конной армии появилась газета «Красный кавалерист». Потом газета СКВО выходила под названием «Красное знамя». В новой России ее знали уже как «Военный вестник Юга России».

Именно под таким именем или, как сейчас принято говорить, брендом, взяла окружная газета новую высоту, став своего рода  первооткрывателем темы чеченской войны и противостояния терроризму в отечественной печати. О войне на Кавказе читатели узнавали, что называется, из первых уст от журналистов «Военного вестника…», месяцами не покидавших передовой.

Впрочем, так было и все эти девять десятков лет, добрая треть которых пришлась на всякого рода войны. Правду о них — нередко горькую — в  разное время несли читателям Исаак Бабель, Виталий Закруткин, Савва Дангулов, Юрий Щекочихин — далеко не последние в писательском и журналистском сообществе величины… На страницах газеты увидели свет многие рассказы Шолохова. Константин Симонов публиковал в войну здесь свои стихи. «Тает снег в Ростове, тает в Таганроге…» — эти строки, ставшие гимном всех наших военных журналистов, впервые на страницах фронтового «Красного знамени» появились.

Ну, а в пору чеченских кампаний «Военный вестник …» приобрел еще и уникальный опыт работы в условиях современного боя. Насколько мне известно, такого ни у какой другой окружной газеты не было и нет. Да что там у окружной! — сама величавая «Красная звезда» вполне могла бы поучиться у «младших товарищей». И позавидовать их авторитету. Помню, как на празднование 80-летия газеты прямо из Чечни в Ростов примчались журналисты таких информационных китов, как «Пари-матч», «Фигаро», нашего не слишком-то жалующего армию телеканала НТВ. Не было лишь «Звездочки»…

И вот теперь все наработанное, весь опыт, вся история с ее славными именами, выходит, никому не нужны. В нынешнюю «модернизацию-гуманизацию» армии образ солдата с газетой, получается, никак не вписывается.  Для  сегодняшней госкорпорации по прозванию «армия» газета — это всего лишь один из «непрофильных активов», от которых следует без промедления избавиться. Замыслы творцов армейской реформы определенно не вмещают в себя такое понятие, как «культура». Ну, или трактуется оно реформаторами своеобразно, коль скоро в их схемах не находится место для газеты с 90-летней историей, с авторитетом и богатейшим опытом. Для настоящего явления культуры…  Я уже не говорю о таких новациях, как перевод в категорию вольнонаемных служащих журналистов (в армии это получило меткое определение «распогонивание»), принявшие массовый характер увольнения. Такое бывало в нашей истории уже не раз — и неизменно потом  в трудный час приходилось собирать разогнанных было профессионалов.

И хотя все происходящее сегодня с «Военным вестником…» плохо вяжется со здравым смыслом, одно более-менее логичное объяснение напрашивается. Похоже, что, помимо всего прочего, таким образом газете припомнили смелые публикации на кавказские темы. Многие из тех материалов журналистов «Военного вестника…» хорошо знакомы и читателям «Нашего времени». То, о чем говорилось в таких очерках, как «Война и водка» (о пьянстве в Чечне), «Война и трофеи» (о мародерстве), «Война и награды» (о несправедливости при оценке ратного труда людей), «Война и право» (об условиях, породивших дело Буданова и ему подобные дела), «Война и металлолом» (о махинациях с разбитой боевой техникой в Чечне),  смелые политические портреты лидеров сепаратистов — все это в столице встречалось более чем настороженно. При легендарном генерале Трошеве такие материалы на «ура» шли на страницах окружной газеты. Геннадий Николаевич, как мало кто из военачальников, знал цену печатному слову, неизменно поддерживая журналистов. Публикации «Военного вестника…» приносили газете, с одной стороны, читательский интерес и уважение простых «рабочих войны», а с другой — вызывали определенную ревность коллег из «вышестоящих» изданий и глухое недовольство в кабинетах на Арбатской площади. Так что  не случайно, видно, не почтила «Красная звезда» своими приветствиями и присутствием юбилей «Военного вестника…».

Когда нельзя, но очень хочется, то можно… Пора приспела — и под шум реформ излишне смелое издание решили окоротить. Благо, окорачивание это так изящно легло на реформаторские идеи. Сначала раз за разом урезали финансирование. А затем случилось то, что случилось. Не в меру лихого «Красного кавалериста» спустя 90 лет остановили-таки на полном скаку.