Когда наступающий завтра праздник еще пытались звать Днем независимости, люди недоумевали, да от кого же эта независимость?! Россия не была вроде ни под чьей пятой — не считать же, в самом деле, что мы были под игом Советского Союза. Который на Западе всегда знали как Россию.

Отделяться от самих себя чем-то напоминало шизофрению. Но только теперь становится яснее, что день принятия Декларации о государственном суверенитете призван хранить независимость России не от прошлого, а на будущее. И хранить есть от чего.

К новому Дню России страна подошла в не очень радужном настроении. Откровенно говоря, радоваться нечему. Социологи отмечают рост пессимизма и апатии. Заодно с критическим отношением к власти. Это еще не настроения большинства, но они нарастают. А это значит, что кредит доверия, щедро отпущенный «послеельцинскому» курсу, заметно тает.

Кремль и Дом правительства по-прежнему излучают бодрость, решая стоящие перед страной задачи, но это все больше напоминает энергичный бег на месте. Борьба с коррупцией знаменуется ее тотальным ростом. Реформирование МВД сводится к попытке пересадить тех же музыкантов в оркестре, давно играющим жуткую какофонию, но грозя при этом передавить последние еще настроенные инструменты.  Малый бизнес стонет. Армия держится на честном слове (насколько его еще хватает — честного). Бюрократия назло всем растет и крепнет по мере того, как снижается эффективность управленческого аппарата…

Нельзя сказать, что властный тандем опускает руки. Нет. В данный момент президент Медведев предпринимает очередную попытку сократить аппарат на 20 процентов на основе новых предложений Минфина. Тем не менее, встречена и эта кампания с большим скептицизмом: ни одно сокращение не дало еще результатов. Стоило бы возразить, что без такой регулярной стрижки кустов наш бюрократический парк давно бы зарос до состояния непролазной чащобы. Но тогда это всего лишь плановая обрезка — и ничего кардинального.

«Российский бюрократический аппарат, печально известный своей малоэффективностью и коррумпированностью, кроме всего прочего, является привлекательной политической целью для Медведева, стремящегося набрать популистские очки в попытке улучшить свой политический профиль перед президентскими выборами 2012 года», — утверждает по этому поводу The Financial Times. Возможно. Если только будет хоть какой-то результат. А в это верится все меньше по мере приближения 2012 года.

В то же время сообщается, что «Следственный комитет при прокуратуре, Федеральная служба судебных приставов, Федеральная миграционная служба, Министерство по чрезвычайным ситуациям и Генпрокуратура уже обратились в правительство с просьбой увеличить им штаты в общей сложности почти на 24 тысячи сотрудников» (LENTA.RU).

Ну что ж, может быть, отдельным ведомствам, вроде Следственного комитета, и стоит пойти навстречу, если они помогут сократить остальные — по своему профилю. А если они не собираются всерьез заниматься коррупцией, то еще большее укрепление очень скоро понадобится МЧС — не ровен час еще какую-нибудь плотину прорвет на ГЭС, у которой все гладко на бумаге.

Однако более взрывоопасной выглядит ситуация с МВД. Дошло уже до того, что не только в Дагестане или Кабардино-Балкарии, но и на Дальнем Востоке в работников милиции стреляют, прикрываясь масками народных мстителей (в Приморье говорят о «банде партизан»!). Пора бы власти понять, что даже полумерами ситуацию не исправить, не говоря уж об откровенной имитации кипучего реформирования.

Нужны действительно решительные преобразования и решительно во всем. Потому что ситуация все больше напоминает сценарий Горбачевской перестройки, когда на фоне широченной гласности все более отчетливо вырисовывалось бездействие/бессилие государственной власти. Да, если смотреть только телевизор, картина рисуется если не оптимистическая, то уж вполне терпимая: проблемы есть — как не быть?! — но они решаются, идет планомерная борьба со всякими негативными проявлениями. От чтения прессы можно уже слегка нахмуриться, но то, что накатывает в Интернете, заставляет просто мрачнеть. Здесь ничего нельзя завуалировать, затушевать — полная информационная обнаженность. И, несмотря на порывы время от времени ограничить интернет-свободу, процесс этот всерьез не остановить. Единственный способ «заткнуть рты» — проводить действительные преобразования, чтобы слова не расходились с делами, действовать в интересах всего народа, а не одной только элиты, в интересах России.

Оппозиционного бухтения это, конечно, не прекратит, но сделает бухтящих маргиналами, которыми будут интересоваться только ради экзотики. Например, такими, как борцы с «русским империализмом» под знаменем одной  из разновидностей «русского национализма»:

«Если бы не многовековые усилия централистского супергосударства, русский народ уже давно представлял бы собой целый ряд современных наций с собственными идентичностями, — декларирует в своем блоге Алексей Широпаев. — Итак, единственная альтернатива кремлевской «новой российской идентичности» — это становление новых русских идентичностей на регионально-субэтнической основе. Очевидно, что эти идентичности будут носить антиколониальный, национально-освободительный и демократический характер. Их зарождение и будет концом империи-паразита, которая нужна Кавказу, но не русским».

Итак, чтобы не содержать паразитирующий на русских Кавказ, нам самим, русским, следует разделиться: «Процесс уже пошел. Не так давно общественность Ставрополья заявила о необходимости создания Ставропольской русской республики. Уже более двух лет разрабатывается проект «Республика Залесская Русь», предполагающий создание русской республики в центральном регионе… Рождение наций — вот путь освобождения русских в России».

Если вы еще не поняли, имеются в виду русские нации: прощай, единая и неделимая! Авторов этого пока еще маргинального бреда нисколько не беспокоит, что, оставшись поодиночке, русские республики вынуждены будут противостоять своим далеко не декларативно европейским соседям. Та же Ставропольская республика останется один на один с тут же образующимся Исламским халифатом кавказских республик. Впрочем, ей хватит и простых разорительных набегов, которые успело познать наше приграничье в краткий период независимой Ичкерии. Можно было бы подивиться, какая короткая у людей память, да только дивиться тут нечему: теоретики подобных разработок живут в лучшем случае в самом Ставрополе (если только не в Москве или еще подальше от России) — их граница за пятки не кусает, они на борьбе с «имперской бюрократией» сосредоточены.

Разумеется, мне пафосно ответят, что братские русские республики не бросят друг друга в беде. Знаем, проходили — «феодальная раздробленность» это называлось в канун монгольского нашествия, теперь можно будет громко назвать демократической. Неужели вы думаете, что у русских где-нибудь в Карельской республике не будет других забот, кроме как воевать за далеких от них ставропольских братьев или отбивать от китайцев Дальневосточную республику? Ну, попереживают маленько, гуманитарку соберут — и займутся дальше своим европейским бизнесом. Из Залесья придет отряд лихих добровольцев. Московия пришлет ржавый бомбардировщик и десяток списанных танков. И все — живите, как хотите: за что боролись?!

Теперь либералы-западники — эти хотели бы жить в единой демократической Европе со столицей в Брюсселе или даже в Вашингтоне, не важно. Хорошо это или плохо, вопрос отдельный, но это невозможно. Зато возможно другое — и по этому пути мы быстро двигались в 90-е годы — сделать Россию протекторатом Запада. Вольно или невольно, но стремятся они именно к этому.

На днях The Washington Post предложила снова поставить отношения Запада с Россией «в зависимость от соблюдения прав человека». Но если вчитаться в суть, то под «правами человека» понимаются исключительно права  Ходорковского: «Цель текущего процесса в том, чтобы в будущем году Ходорковский, отсидев первый срок, не вышел на свободу».

Проще говоря, нам предлагают выставить ультиматум: свобода Ходорковскому или новая холодная война. Творцы цветных революций очень рассчитывают, что, выйдя на волю, он станет вождем, вокруг которого консолидируется наша непримиримая оппозиция, и дело наконец пойдет — Россию вернут на путь подопечной  территории. Как показывает опыт «оранжевой революции», на коррупции и казнокрадстве это не отразится — по крайней мере, в лучшую сторону.

«Можно, конечно, помечтать о том, чтобы наша страна стала маленькой и скромной и забыла о борьбе за сферы влияния, но тогда это будет не Россия, а какой-нибудь Лихтенштейн. В мире не так много наций, умеющих мыслить глобально, равно как и государств, способных развивать фундаментальную науку. И как бы мы ни сопротивлялись…  от своего места в истории, кстати, большого и весьма почётного, Россия никуда не убежит», — рассуждает Наталья Быкова на сайте «Наука и технологии России — STRF.ru». Увы, Россия-то «не убежит», но может остаться в истории, рядом с Советским Союзом.

Нам есть над чем поразмыслить в День России, пока еще — слава Богу — независимой, единой и неделимой…