Почему народ не любит гаишников? Анекдоты про них нехорошие сочиняет? Ясное дело, потому что мзду с водителей берут. Хотя помните, как у классика? Над кем смеетесь? Над собой смеетесь!

В «не берущих» теперь никто не верит. Так же по пальцам можно пересчитать и «не дающих взятки» водителей: одни даже правила не удосужились выучить, и не знают сами, что они нарушили. Другие просто нарушают, и все, потому что за свои шалости могут заплатить.  А о том, что для кого­то такое поведение на дорогах бедой может обернуться, кто думает?

И в этой «автодорожной» плоскости своя нравственная субкультура сформировалась, там свои понятия, не совместимые с честностью и порядочностью. Причем — и с той, и с другой стороны. Получается, что люди, надевшие форму и получившие над нами власть на дороге, нами же, в свою очередь,  воспитаны, взлелеяны. Эдакое взаимное «проникновение». И, что самое страшное, именно такими они нам и нужны. И если вдруг они все поголовно перестанут идти нам «навстречу» и начнут лишать прав за наличие в крови остатков алкоголя, полстраны взвоет!

Что интересно, таких сфер, где и с той, и с другой стороны прочно укоренились «другие нравы», не так уж и мало.

Вот недавно Федеральная налоговая служба в непримиримой борьбе с коррупцией в своих рядах решила ввести обязательные отчеты сотрудников на случай попытки их подкупа. Регламент будет распространяться на сотрудников центрального аппарата, заместителей руководителей региональных управлений и начальников инспекций.

Чиновнику, отказавшемуся от взятки, но скрывшему этот факт, грозит наказание — от выговора до увольнения.

По исследованию, проведенному в 2005 году, налоговое ведомство оказалось лидером по уровню коррупционной нагрузки на бизнес. В среднем 700 опрошенным компаниям приходилось платить его представителям 3,3 взятки в год. Растет постоянно и средний размер взяток. Тоже налоговики одни виноваты?

Недавно разговаривала с предпринимателем, работающим «по белому»: то есть показывает доходы и регулярно исправно сообщает налоговым органам о прибыли. Так он объяснил, что дураком себя уже пару лет чувствует.

— Очень легко и просто у нас жить тем предпринимателям, кто не хочет платить налогов и уходит в тень. Я в год 7,5 миллиона на это дело отстегиваю. А у тех, кто доходы скрывает, деньги целы. Ну, найдет нарушения налоговая проверка, так взятка дешевле обойдется! И к таким дельцам ходят не так часто. А к тем, кто прибыль показывает, по максимуму…

Наверное, наши читатели «из гущи жизни» еще бы примеров подбросили. Но не моя задача все сферы применения иных нравов обнаружить. А предупредить: это без последствий не проходит.

Все знают, что раньше не только небо было чище, а трава зеленее, но и в лесах обитало множество животных, а в реках и морях — огромное количество рыбы. Ни для кого не секрет, что множество видов животных и растений исчезло с лица земли в последние полвека, но человечество отказывается признать тот факт, что экологическая катастрофа уже произошла. Этому нашли ученые простое объяснение, оно лежит в сфере возрастной психологии. Каждый человек идеализирует своё раннее детство и всё, что происходит в дальнейшей жизни, соотносит с тем периодом. Следовательно, та экологическая обстановка и то видовое разнообразие, которые каждый из нас видел в раннем детстве, воспринимаются как норма. Рассказы старших о биологическом разнообразии и экологической обстановке времён их детства не имеют значения, так как не относятся к нашему личному опыту.

Каждое следующее поколение считает нормальным то, что предыдущими поколениями воспринималось бы как глобальная катастрофа. Этот синдром получил название «эко­социальная амнезия». Так ведь и в области нравственности в обществе в целом то же самое происходит! Это для нашего поколения, для людей нашего времени реклама, от которой у людей еще лет 50 назад волосы бы дыбом встали, — норма. Типа — «хотите знать, что о вас говорят сослуживцы? Хотите знать, как к вам на самом деле относится ваша жена? Друг? Покупайте наши ручки!» Чем же эти рекламируемые канцелярские изделия так замечательны? Да тем, что в них вмонтированы записывающие устройства — от звука до видео. И спрос растет! Как­то в разгар первой волны кризиса зашла в крупный магазин, продающий бытовую технику, срочно понадобился новый диктофон. Для нашей профессии он — необходимость. Нет диктофонов! Даже место на витрине пустует.

— В чем дело? — у продавца спрашиваю. Понятно, когда в жару разбирают сплит­системы и вентиляторы. Но чтобы диктофоны были в дефиците?!

— Так сейчас кризис, всех увольняют, а народ компромат друг на друга записывает, — как маленькой пояснил мне продавец.

Вот мы и приехали: взятка в массовом порядке у нас как бы и не взятка вовсе, омерзительное массовое подслушивание — способ самозащиты. Вот уже несколько «планок» безнравственности обществом взято. Какая же планка будет следующей?