На одной из редакционных планерок разгорелась дискуссия по поводу публикации в молодежном выпуске «АМА­ПРЕСС». Спор шел о материале на тему обучения школьников. Коллеги удивлялись, в частности, незнанию старшеклассниками истории.

Упрекали в этом педагогов: «Это что за знания у  самого учителя, если его ученики уверенно заявляют, что Кутузов — герой Великой Отечественной войны, а Ленин — бывший президент не то России, не то Украины, не то СССР?! Можно не помнить исторические детали, но знать имена известных людей, события, с ними связанные, все­-таки надо», — утверждали одни. Другие говорили, что сегодня сами дети не очень­то стремятся к знаниям. Не увлекают их, знаете ли, ни литература, ни история… Почему?

Некоторое время назад под редакцией член­корреспондента РАН А.Н. Сахарова был издан учебник отечественной истории для учащихся десятых классов. Достаточно его перелистать, чтобы задаться вопросом: учебник ли это или большой, и к тому же скучный публицистический труд? В первом разделе «Введения» под названием «Почему мы изучаем историю» авторы пишут: «Знакомясь с историей вообще и с историей Отечества, в частности, вы очень быстро обнаружите, что многое из того, что вы видите и слышите, читаете сегодня, над чем задумываетесь, уже было, и не раз, в нашей истории». После прочитанного складывается впечатление, что авторы обращаются не к старшеклассникам, а «открывают» историю пятиклассникам. Может ли такой текст вообще кого­то заинтересовать? Читаем дальше: «Прошедшие поколения незримо протягивают к нам свои руки. Они передают нам не только свои трудовые навыки, опыт, достижения, свои приобретения, успехи — материальные и духовные, культурные, но и свои промахи, просчеты, неудачи, беды и горести. Все это оставило свой след в истории и досталось в наследство ныне живущим людям. А мы, что­-то приняв из прошлого и что­то отвергнув, сами оставляем в наследство будущим поколениям и свои достижения, и свои ошибки и недостатки». В журналистике подобное занудство называется двумя словами — «гнать строку». Как правило, такие публикации ничем не запоминаются. Что уж говорить об учебнике истории, в котором факты, живые примеры подменяются эмоциями? Или вот: «История одновременно и светлая, прекрасная, и жестокая, страшная наука. Она призвана показать жизнь во всем ее многообразии — величии и падениях, замечательных делах, удивительных изобретениях, прекрасных движениях человеческих душ и низких страстях, зависти, злобе, предательстве; в поддержке людей друг другом, во взаимопомощи и взаимовыручке, в насилии над личностью человека и целыми народами». Какие новые знания несет этот текст учащимся? 

«Если бы ученик так отвечал на экзамене, — пишет по этому поводу в одной из своих статей доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка Московского государственного педагогического университета Алексей Шмелев, — то, боюсь, у экзаменатора были бы все основания предположить, что поток слов скрывает неспособность экзаменующегося что­либо сказать по существу». Изучая историю по составленным таким образом учебникам, сказать что­либо по существу практически невозможно. Было бы простительно, если бы учебник написали далекие от истории люди. Но его авторы — ученые с научными степенями. И к изданию он был рекомендован не какой­нибудь негосударственной организацией, а Министерством образования и науки РФ. Впрочем, это же министерство рекомендует к изданию не один, а десятки учебников истории. Вроде бы так демократично, у школ есть право выбора… Но количество — не значит качество… Тем более что каждый составитель подходит к изложению истории, исходя из собственных знаний, опыта и, чего скрывать, симпатий. Один считает для себя необходимым события Великой Отечественной раскрыть в пяти параграфах, другой ограничивается двумя­тремя, зато «увеличивает» довоенный период, связанный со сталинскими репрессиями, и «сокращает» хрущевскую «оттепель» в пользу «брежневского застоя». Такой, скажем, избирательный подход, а зачастую и субъективизм авторов в изложении исторического материала приводит в целом к искажению знаний отечественной истории у учеников. Поэтому не кто иной как Ленин «лично расстрелял царскую семью, за что и был отравлен Сталиным», а «Павлик Морозов был героем Великой Отечественной», и вообще «войну мы выиграли благодаря американцам».

Многие родители нынешних старшеклассников помнят вошедший в «золотой» фонд кинематографа фильм «Доживем до понедельника». И, в частности, эпизод, когда герой актера Игоря Старыгина, рассказав на уроке истории о морском офицере О.Ю. Шмидте, удивился реакции учителя на то, что он недостаточно о нем знает. Что он мог рассказать больше, если в учебнике о Шмидте — «всего шестнадцать строк»… Тогда учитель объяснил самоуверенному ученику, какая трагичная судьба была у Шмидта, о котором в учебнике — всего­-то ничего. Сейчас, как и в 60-­е годы прошлого века (когда был снят фильм), отдаленные исторические события воспринимаются школьниками как нечто лишнее, необязательное. Кто для героя Старыгина — Шмидт?.. Кто для современных учеников полководец Жуков?.. «Малоизвестные дядьки из прошлого». Случится ли в жизни нынешних учеников учитель, который знает больше, чем написано в учебнике?

Впрочем, не будем «передергивать». В «Доживем до понедельника» учитель, сыгранный Вячеславом Тихоновым, резко выделялся на фоне своих коллег — увы, не блещущих интеллектом…