Вспомним, о ком говорили в последние месяцы и недели. Само собой, в центре внимания были низвергнутый московский мэр Лужков и ликвидация последствий его правления в виде памятника царю Петру. Но эта тема настолько приелась, что уже и повторяться неохота.

А до того вся страна озабоченно обсуждала состояние здоровья некоего Деда Хасана — воровского авторитета Усояна, которого подстрелили в столице, так сказать, коллеги по цеху. Попутно говорили о самолете, который чудом удалось посадить где-то в Коми буквально посреди тайги. Так уж вышло, что оба инцидента — в Москве и в Коми — случились едва ли не день в день.

И вот что интересно. О подраненном Деде Хасане молчали разве что рыбы в окрестных морях-океанах — и то по причине природной немоты. Имя авторитета и подробности его биографии с пол-оборота мог выдать чуть ли не каждый второй житель одной шестой части суши. А на место перестрелки немедля примчался сам начальник московской милиции. В то же время о потерпевшем бедствие в небе над Коми и спасенном усилиями экипажа пассажирском самолете знало куда меньше народу. И говорилось об этом со значительно меньшим пафосом. Нет, СМИ и власти на эпитеты не скупились, но все звучало как-то обезличенно: экипаж, летчики… А что до имен тех, кто, посадив Ту-154 с семью десятками пассажиров на борту в таежной глуши, совершил чудо, или, если хотите, подвиг, то их, если и вспоминали, то проговаривали вскользь, что называется, «через запятую». Так что, держу пари: фамилии летчиков Андрея Ламанова, Евгения Новоселова, штурмана Сергея Талалаева, будучи названными мною, вам и сейчас мало что скажут. Ну, посадили самолет в экстремальной ситуации, ну, обошлось без жертв, ну, сам президент сказал пару теплых слов… А ведь, кроме этих трех героев, за самолет и жизни пассажиров боролись еще шесть членов экипажа. Их фамилии мне, как ни старался, отыскать не удалось. Ни на страницах газет, ни в информационной пучине Интернета.

А кто знает имена ребят, выгнавших БМП наперерез начиненной взрывчаткой машине террористов в Буйнакске и спасших таким образом целый учебный центр и своих товарищей? Их-то хоть наградили? Несмотря на то, что этот инцидент — тоже из недавних, о нем уже вообще не говорят.

Подобную ситуацию я б назвал чисто российской. В любой другой нормальной стране она невозможна. В тех же США, где в аналогичной ситуации экипаж самолета благополучно усадил терпящий бедствие лайнер на воды Гудзона, инцидент породил целую волну телепрограмм и газетных статей, написанных лучшими журналистами. А в Голливуде запустили в работу сценарий блокбастера. Другой блокбастер, рассказывающий о подвиге пожарных 11 сентября 2001 года — в день террористической атаки на США, — уже давно в прокате и с успехом прошел по экранам мира.

Конечно, гангстеров своих в Америке тоже хватает, их знают, о них пишут и снимают настоящие саги. Но только место, которое американцы определяют таким антигероям, одно: тюрьма. В полном соответствии с рецептом нашего незабвенного Глеба Жеглова. У нас же, несмотря на российское происхождение упомянутого рецепта, перед криминальными подвигами процветает преклонение. Герой уже вроде как и не герой, если поступает по закону, а не по понятиям. Телеэфир давно превратился в один бесконечный детектив, где «полицейские» и «воры» без устали соревнуются в искусстве обхода статей Уголовного кодекса. И кто благороднее, еще неизвестно.

Сейчас в Ростове готовятся снимать фильм о банде Толстопятовых, терроризировавших город в начале 70-х годов. Трудно сказать, какую интерпретацию получат события сорокалетней давности. Но что касается сегодняшних реалий, то, увы, на слуху потомков остались только фамилии бандитов-«фантомасов». Тогда как о задержавших их милицейском сержанте Алексее Русове, офицере противопожарной службы Викторе Салютине, о преградившем дорогу преступникам и ставшем их последней жертвой грузчике Владимире Мартовицком помнят единицы. О последнем, вообще, говорят с пренебрежительным сочувствием: мол, хватил грузчик с утра лишку, вот и поплатился жизнью. А именем этого человека, между прочим, названа одна из ростовских улиц. Вот и про экипаж Ту-154 развели дискуссию: а такие ли уж они герои? Может, просто нарушили режим полета…

Ну откуда в наших людях такое стремление старательно преуменьшать то, что следует возвеличивать и, наоборот, возвышать низкое? Может, лагерное прошлое великой страны сказывается, может, еще что… Только очевидно: пока Дед Хасан и разные другие Япончики будут пользоваться трепетным вниманием общественности и вызывать интерес в отличие от тех, кто его вызывать действительно должен, ничего в нашем Отечестве к лучшему меняться не будет.

Такое ощущение, что славным делам у нас столь мало удивляются оттого, что привыкли жить в стране, где всегда находилось место подвигу. Даже песню в свое время сложили: «Когда страна прикажет быть героем, у нас героем становится любой». Весь вопрос — кому прикажут. А какие герои, такая и страна. В данный момент в явных героях все больше оказываются, сами знаете, кто…

Ну а с теми, кто хотел бы действительно прославить страну — без всякого на то приказа — разговор короткий. «Иных уж нет, а те далече»… Как нынешние нобелевские лауреаты по физике Андрей Гейм и Константин Новоселов — в прошлом российские ученые, а сегодня работающие в Англии и имеющие британское и голландское гражданство. По случаю присуждения Нобелевской премии двум выходцам из России во власти наблюдается приступ гордости: знай, мол, наших. Хотя и «наши» давно не наши, и сам факт присуждения «Нобеля» должен не к ликованию побуждать, а на невеселые размышления наводить. Мы, оказывается, уже разучились выращивать собственных героев. Создавать им унизительные условия — это легко… А если стране такие не нужны, их места неизбежно занимают соответствующие персонажи.

P.S. В последний момент появился-таки Указ президента: летчики Ту-154 стали Героями России. И фамилии всех членов экипажа, наконец, прозвучали в полную силу. Неужто все-таки становится жизнь наша с головы на ноги?