Один из прадедов моего мужа, грузин из Владикавказа, в годы Первой мировой войны храбро и отчаянно воевал в составе некогда знаменитой «Дикой дивизии», за что и был награжден то ли двумя, то ли тремя серебряными Георгиевскими крестами. Родня до сих пор гордится этим отважным предком, сделавшим блестящую военную карьеру, хотя сегодня и трудно объяснить непосвященному, чем была для России и Кавказа «Дикая дивизия».

А вспомнила я об этом, когда услышала, что Генштаб Вооруженных сил России решился на эксперимент — бороться с дедовщиной в армии  с помощью создания в воинских частях формирований по типу «Дикой дивизии», где служили бы только кавказцы, земляки и единоверцы.

Продиктовано это участившимися случаями дедовщины на почве межнациональных отношений среди солдат-срочников. Терроризируют сослуживцев-славян, как правило, выходцы из северокавказских республик. Доходит до дикости…

Наверное, самая громкая из таких историй — прошлогодний случай на Балтийском флоте, когда 7 дагестанцев выложили из тел 15 сослуживцев слово KAVKAZ, жестоко избив перед этим для устрашения одного из солдат. За год до этого в части Самарской области опять же 20 дагестанцев ворвались в казарму разведывательной роты в военном городке, где избили 18 солдат, которые не смогли защитить себя. Нынешним летом в танковой части под Наро-Фоминском произошла очередная массовая драка между танкистами из Дагестана и разведчиками срочной службы из других регионов. А совсем недавно случился  конфликт на авиационной базе «Сокол» в Пермском крае, где более ста призывников с Кавказа отказались подчиняться офицерам. Сколотив «боевые микроколлективы», они вымогали у сослуживцев деньги, сотовые телефоны, плееры,  вынуждали солдат-славян выполнять за себя всю работу. Командование части вынуждено было обратиться за помощью в наведении порядка  к мусульманским духовным наставникам… 

По каждому такому факту возбуждаются десятки уголовных дел, виновные получают вполне реальные наказания. Но избитым и искалеченным от этого не легче. Да и испугаешь ли джигита  тюрьмой, если противодействие любым властям  до сих пор считается среди горских народов подвигом своего рода? Недаром Шамиль Басаев для многих молодых кавказцев — едва ли не национальный герой…

В Генштабе начали искать рецепт от межнациональных «разборок» и вспомнили о «Дикой дивизии», в которой со времен Первой мировой войны геройски воевали выходцы с Кавказа. Это их конница наводила страх на кайзеровские войска, противостоявшие тогда русской армии, да и с единоверцами из Османской империи воевали весьма успешно, защищая интересы России. Формировались полки дивизии из людей одной национальности и веры.

По сообщению «Независимой газеты», в ближайшее время в армии будет «…проведен эксперимент по формированию в некоторых воинских частях объединенных стратегических командований моноэтнических и моноконфессиональных подразделений наподобие действующих батальонов «Восток» и «Запад» в Чечне», прообразом для которых и стала «Дикая дивизия».

Однако  нашлись и противники такого подхода к проблеме. Эксперты напоминают, что в годы Первой мировой войны такие мононациональные полки создавались лишь потому, что подавляющее большинство жителей Кавказа не знало русского языка, а фронт постоянно требовал пополнения. Сегодня такой подход невозможен, заявляют эксперты, а армия должна быть демократической и многонациональной, как и само Российское государство. Существует и опасность другого рода — страна уже пережила ее в 1941 году, когда целые кавказские батальоны, сформированные из земляков-единоверцев Северного Кавказа, отказались подчиняться советскому командованию, а Гитлер наступал…

Нельзя сбрасывать со счета и тот факт, что сегодня в армию из северокавказских республик призываются те, кто вырос во времена проведения двух кровавых чеченских кампаний — периода  полного политического, идеологического и социального хаоса в одних республиках и  дестабилизации — в других.  Зачастую настрой этих малограмотных и плохо говорящих по-русски горских мальчиков отнюдь не пророссийский. К тому же они откровенно не понимают, что полезного для себя могут вынести из службы в армии, тогда как для их предков служба в «Дикой дивизии» была почетным шансом отличиться и вырваться из родного аула, сделав военную карьеру в России — за пределами Кавказа.

…Когда слышишь и читаешь о том, что творится в частях, поражаешься одному: откуда у солдат столько свободного времени? Складывается впечатление, что они просто изнывают от безделья, не зная, чем бы таким себя занять — лишь бы поразвлечься.  Быть может, если бы сегодня солдаты-срочники занимались не покраской выгоревших на солнце газонов, не копанием ям или перетаскиванием грузов, что не имеет ничего общего с получением военной специальности, а настоящим делом, тогда и приоритеты службы были бы иные? И времени бы на жестокие и унизительные глупости — типа выложить из тел сослуживцев слово «Кавказ» — не оставалось бы? А пока этого нет, иерархия среди солдат строится по тому же принципу, что и на зоне, а армейские «авторитеты» мало чем  отличаются от уголовных.

А потому идея изолировать кавказцев в отдельные части хоть и выглядит привлекательно — хотя бы с точки зрения безопасности для остальных служащих, но едва ли является эффективным способом для решения армейских проблем. И даже если дедовщина при этом сократиться, вылезет другое «страшилище». При нынешнем менталитете кавказской молодежи мы можем получить хорошо вооруженные, сплоченные и  абсолютно не управляемые формирования, которым плевать и на устав, и на закон. И что тогда?..