Разбираю редакционную почту. «Здравствуйте, уважаемый Саша! — пишет мне Ольга Савельевна Слюсарева. — С некоторого времени нашу семью заинтересовала рубрика о детках, ждущих маму свою… Хотелось бы, чтобы услышали меня люди и задумались: «А не взять ли ребеночка, воспитать, вырастить хорошего человека?»

Ольга Савельевна впервые увидела детей из детских домов на одной благотворительной встрече. Но приехала туда вместе с семьей уже подготовленной — с документами, необходимыми для усыновления. «…считали, увидим мальчика, узнаем всё о нем и возьмем домой. К нам подошел наш мальчик и бросил мячик мне, а потом и будущей маме… Мы только его увидели и почувствовали: что-то екнуло в душе, близкое и родное… У нас в семье две девочки, а теперь скоро появится и мальчик…» В конце письма Ольга Савельевна сетует: «Сегодня мы звонили за волокиту, что долго не можем взять нашего мальчика. Но об этом не надо писать, не надо людей отталкивать от добрых дел…»

А вот еще один случай.

— Вы опубликовали фото малыша, позвонила по указанному телефону и — ничего конкретного не получила! — жалуется на чиновников читательница.

Говорю, что этого не может быть и даю ей координаты аппарата уполномоченного по правам ребенка. Через пару дней женщина звонит и благодарит: «Если бы не ваш «пинок», руки бы опустились…» Еще через сравнительно короткое время она забрала девочку из Дома ребенка. Ее помогли найти люди, работающие в аппарате уполномоченного по правам ребенка…

Радуюсь за читательницу и думаю о том, сколько людей так и не дошли до конечной цели, до последнего звена в цепочке… Возможной преградой на их пути стала пресловутая «чиновничья волокита»… Но так ли это на самом деле? Действительно, чтобы взять под опеку или усыновить ребенка, нужны документы. И, уж простите, работа чиновников — их досконально проверить, чтобы потом хуже не было. Чтобы не кричали о диких случаях возврата детей из приемных семей обратно в детские дома. Чтобы у ребенка, когда он окажется у новых родителей, все условия были. Одной любви, которой проникаются потенциальные усыновители к будущему чаду, увы, недостаточно… Наверно, прозвучит это негуманно, но хватит уже «плодить нищету». В каждом детском доме или Доме ребенка условия созданы для детей самые лучшие. Любви папы с мамой только не хватает… А бывает и наоборот. Любовь вроде и есть, условий для жизни недостает. Об одной такой истории мы рассказывали на страницах газеты. Органы опеки не давали добро на то, чтобы родная мать, когда-то лишенная родительских прав, забрала своего сына. Причина — неясные перспективы материального положения ее мужа… Они собирались жить в крохотной квартире его матери. Притом, что у женщины уже было на тот момент двое детей…

Дети — будущее. А какое будущее мы готовы обеспечить им? Особенно тем, кого бросили? Ведь малыши, живущие в домах ребенка и детдомах, иной раз, сами того не осознавая, ждут лучшую жизнь, чем та, которая была… Только бы взрослые не подвели и смогли ее обеспечить!.. В том, что это возможно, не стоит сомневаться. Все преграды преодолеть можно, было бы желание… Пример — читатели «Нашего времени», которые взяли под опеку малышей после публикации их фото в рубрике «Мне нужна мама». Сильные и ответственные люди. Они из тех, кто дошел до конца. Смогли. Сделали так, что брошенных детишек в домах ребенка и детдомах стало меньше. Волокиты при этом, вероятно, и не было никакой. Детдома и дома ребенка, увы, не испытывают недостатка в контингенте. Государство заинтересовано в том, чтобы каждый ребенок жил в семье — нынче такая политика. Однако, пока не перевелись на свете матери-кукушки, государственные учреждения семьи и детства будут жить. Вот только если каждый поставит цель — взять по ребенку в семью, их, наверно, не будет… Кто «за»?