О цикличности истории говорят у нас давно. И хотя некоторым кажется, что они нащупали-таки железную закономерность, различая большие (144 года, например) и малые циклы (8 лет, 12, есть даже 29), и еще средние (36 лет, скажем, или 48), многие подогнанные под это дело даты кажутся сильно притянутыми за уши.

Что-то ведь всегда происходит — ну хоть что-то, а коли ничего особенно значимого не найдено, можно придать пущей важности тому, что есть. Даже оригинально получается: народ изумляется, как же он раньше этому значения не придавал?! От манифеста о вольности дворянства до Салтычихи, в разгар крепостничества брошенной в темницу за зверства над дворовыми. В общем, не кромсать же из-за одного несоответствия целую стройную теорию, в которой так ладно выстроены циклы!

Однако, думаю, хоть и есть достаточно четко выраженные периоды, важнее обращать внимание не на даты, а на вехи. И главные из них в нашей истории — там, где Русь гибнет, чтобы, как птица Феникс, возродиться из пепла.

Киевская Русь простояла более 350 лет (около 380) и пала под копытами монгольской конницы. Иго. Но уже где-то в его темной глубине начинается возрождение — рождение и становление Московской Руси Рюриковичей. Она тоже погибла — в 1591 году со смертью царевича Дмитрия, но наступление Смутного времени еще некоторое время тормозилось, пока правил Борис Годунов. Любопытно, что между этим отрезком и гибелью Киевской Руси также пролегли три с половиной столетия. Так что полный разрыв между циклами на самом деле исчезающе мал.

Эпохальная прослойка между вторым и третьим циклами — Смутное время, на этот раз уже более фиксированная. Третий цикл точно начался в 1613 году с воцарением династии Романовых. Российская империя от истоков просуществовала в итоге 300 с лишним лет. Ее смела революция.

И сам собою напрашивается ряд — назовем его историческими цунами — орда, смута, революция — эпохальные или циклические «прокладки». Орда хозяйничала на Руси два с половиной века, постепенно, медленно, но неуклонно сходя на нет и уступая место возрождающейся России. Смута лютовала гораздо меньше, но уже в более четко ограниченном диапазоне — около 20 лет. И совсем четкие даты жизни у красной эпохи (1917 — 1991). И где-то в теле уже умирающего Советского Союза накаляется огонек нового Феникса.

Что я хочу сказать? Границы исторических цунами размыты — нельзя сказать, сколько они продлятся, но далее закономерно грядет новый большой — 300-350-летний цикл.

Обратим теперь внимание на  два ярких совпадения. 1591 год и 1991 год. И два Бориса на переломе. Борис Годунов не удержал и обрушил страну в пропасть — и, как нам теперь кажется, Борис Ельцин тоже хорошо поработал в этом направлении. Тем более что есть и другие нехорошие совпадения. В ту — первую смуту — московские бояре потели, как бы повыгоднее сбыть оставшееся без присмотра царство. И в наше время значительная часть новоявленной знати явно озабочена тем же самым.

Программа «Дело принципа» на ТВЦ недавно обсуждала идею подключения России к НАТО. В том числе и то, почему она возникла именно теперь? Это хорошо объяснил вице-президент Центра политических технологий Сергей Михеев:

— Одна из причин в том, что в России активизировались либералы, либеральная элита, которая правила бал в 90-е, потом была отодвинута при Путине, а сейчас пытается реализовать в стране проект «Перестройка-2». И во внешней политике этот проект провозглашает очень простую вещь: Россия на самостоятельное развитие не способна и ее единственный шанс на будущее стать в значительной степени придатком Запада… Достаточно простая концепция — в экспертных кругах она широко и откровенно обсуждается… Эти люди считают, что сейчас наступил благоприятный момент для ее практической реализации.

Ну, не только «эти люди», ведь они регулярно наведываются на Запад, где плодотворно консультируются.

— Что касается Запада, то ему, несомненно, было бы удобно использовать нас в ряде своих внешнеполитических проектов, например, для выполнения грязной работы… — добавляет Михеев.

По его мнению, Запад готов на улучшения отношений с Россией только по мере ее постепенного отказа от своего суверенитета. Но это «улучшение» не даст нам ничего, повторим, кроме «грязной работы». И кроме окончательного закрытия самостоятельного цивилизационного проекта России. Против попытки подобного же закрытия народ поднялся в 1612 году, изгнав цивилизаторов с католического Запада. И начав новый цикл истории нашего вновь возрожденного государства.

Как мы уже заметили, перерывы между циклами были незначительными. А как же тогда почти 75 лет Советской власти? Есть у меня на этот счет одна гипотеза.

На мой взгляд, это была попытка изменить ход эволюции — и настолько грандиозная (в этом смысле Октябрьский переворот — единственная подлинная революция), что связь времен действительно распалась. На какое-то время. Пока разрыв не стал затягиваться под давлением естественного хода времени. Революционные изменения становились все призрачнее, пока мы не увидели со всей очевидностью, что оказались у «разбитого корыта» все того же дореволюционного капитализма. История бумерангом вернула нас назад — и даже с некоторым перелетом. А весь мир вернулся в состояние, когда «коммунистической угрозы» еще/уже не существует.

Недавно у меня возникла небольшая дискуссия в Интернете с человеком, который хотел понять, каким образом на Западе шло развитие, в то время как в СССР оно в конце концов остановилось. На мой взгляд, это очевидно. Капитализм очень хотел выжить в смертельном соревновании двух систем — именно это и заставило его развиваться. В первую очередь на полную мощность включился потенциал конкурентной экономики (попытка противопоставить ей «социалистическое соревнование» показала его низкокачественную суррогатность). Но как только СССР рухнул, исчезла суперконкуренция, поддерживавшая в спортивной форме рыночную конкуренцию. Это пока еще не всем заметно в силу инерционного развития, но капитализм все быстрее возвращает себе свои худшие черты, которые базируются на погоне за прибылью любой ценой. Но если капитализм на Западе по сути только теперь начинает загнивать (то есть ОПЯТЬ начал или продолжил прерванное красным взрывом нормальное загнивание), то у нас он и возродился в своем естественном уже гнилом виде. В этом смысле мы Запад, можно сказать, опережаем. И опять впереди замаячило нечто вроде классовой борьбы. Вот такая спираль истории.

Но если великий советский эксперимент действительно разорвал ход времен, мистическое совпадение двух 91-х годов, царей Борисов (Годунов и Ельцин) и бандитских смут на переломе циклов приобретает знаковое значение. И тогда что-то серьезное должно произойти в 2012-2013 годах (удивительно, но на это же время указывают и разработчики других циклических гипотез).

Хотя может и не произойти. Все-таки сейчас не то Смутное время, которое случилось 400 лет назад, — наше «время безвременья» лишь напоминает о нем в очень смягченном виде. Поэтому, возможно, мы даже не заметим этого перехода или не сразу заметим, далеко не сразу… Как знать. Но циклы, кажется, возвращаются в свое русло и на смену погибшей царской империи, минуя исторический разрыв, идет новая трехсотлетняя Россия. Поймите правильно: новое — не синоним лучшего, лучшее еще надо заслужить, за лучшее придется бороться…