Будем считать, что сообщил вам новость. А что? Для очень многих из наших читателей это, действительно, может оказаться новостью. Потому как признаки избирательной кампании на дворе сегодня еще менее робки, чем приметы весны.

А у нас снова выборы.

Что там электорат, который уже давно заболел аполитичностью, — в бой не рвется даже «передовой авангард» в лице политических партий. И прежде всего, оппозиционных. «Единороссы», хоть и не явили на старте кампании выдающейся активности, везде, где надо, в конце концов, кандидатский балл набрали и своих людей выдвинули. Зато их политических близнецов из «Справедливой России», похоже, пришлось увещевать, упирая на ответственность и сознательность. Только после специального обращения председателя облизбиркома Сергея Юсова в территориальных списках стали появляться редкие фамилии выдвиженцев «Справедливой России».

Ненамного активнее вели себя коммунисты. Хотя и здесь после призыва облизбиркома число кандидатов КПРФ заметно увеличилось. Ну а третья парламентская партия — ЛДПР решила из тени не выходить, составив компанию изрядно поблекшим правым силам и так называемой «несистемной» оппозиции. Хотя в чем несистемность последней, даже искушенный политолог вряд ли вам объяснит. Впрочем, «системная» ли, «несистемная», а оппозиция умами и сердцами масс у нас никак не овладеет. Даже при том, что и к партии власти у наших людей отношение вполне сдержанное.

Не скажу, что оппозиционных лидеров это не волнует. В той же компартии нет недостатка в желании заявить о своей позиции по-маяковски, «во весь голос»… Это, если судить по градусу речей лидеров ее фракции в донском парламенте и участившимся набегам нештатных агитаторов на предприятия. Другое дело, что умение слабовато. Да и позиции, по большому счету, не наблюдается. Не станешь же, в самом деле, считать за позицию формулу «чем хуже, тем лучше». Когда я слышу, как закрепленный за нашей редакцией агитатор с ликованием в голосе толкует мне про очередную печаль типа повышения цен, желания немедленно строить баррикады не возникает. А вот раздражение налицо. В самом деле, чего радоваться-то? Если промахам «антинародного режима», то ему от того ни холодно, ни жарко. А радость по поводу горькой чаши дороговизны, не миновавшей и самого «агитатора-горлана», как-то странно выглядит…

Честное слово: чем ходить по рабочим местам с такой вот, с позволения сказать агитацией, лучше уж в Интернет пойти. Предварительно, конечно, овладев организационными возможностями Сети. Хотя вот правые эти возможности до последнего клика «мышкой» знают, а что толку? Интернет только высветил пустоту их портфелей, где нет ничего, что можно было бы сегодня предложить людям в качестве внятной программы движения к лучшей жизни. За что бороться-то? За возвращение выборности губернаторов? За свободу шествий? Уж простите, но, что называется, не зажигает. А привлекательного, яркого, берущего за душу образа будущего нет. Того, что в прежние времена звалось идеалом. Плохи или хороши были большевики, но такой идеал у них был. Оттого и победили в 17-м году. А вот правые, победив в 91-м, удержать победу не смогли. Оказалось — нечем…

То, что сегодняшние оппозиционеры выдают за идеалы, целиком направлено в прошлое. Советский образ жизни — у коммунистов, либеральные идеи 90-х годов — у правых. И ни одного образа будущего. Ориентир наших либералов — сегодняшняя западная действительность — ускоренно меняется, бесповоротно становясь для тамошних народов вчерашним днем. Во что же эта модель превратится, пока будет скопирована у нас? Не говоря уже о том, что пока мы будем копировать отживающие свое рыночные шаблоны, жизнь на Западе уйдет далеко — причем не известно еще, в каком направлении.

Нашей оппозиции не выжить без четкого образа будущего, соответствующего мировым тенденциям развития, а главное — существующей сейчас в обществе потребности в справедливости и равенстве. А поскольку в основе всего — экономические процессы, то почему не сосредоточиться хотя бы на возвращении природных ресурсов в общенародную собственность? Право же, два последних десятилетия убедительно доказали неэффективность и опасность присвоения природных богатств страны взращенными либеральной идеей олигархами и обслуживающим их чиновничеством. Здесь не место говорить о механизме такого возвращения. Но конструкция его очевидна. Хотя бы потому, что не нова. Вот ее совсем не зазорно скопировать. И отобрав ресурсы страны у олигархов и коррумпированных чиновников, заставить их работать в интересах всего общества. Тогда и идеалы прямой демократии зазвучат в полный голос, нанося по всевластию бюрократии один сокрушительный удар за другим. Почему бы оппозиции не попробовать себя в таком дельном качестве, добиваясь достижения целей, которые будут приняты и поняты всем обществом? Если нашим «системным» и «несистемным» достанет воли и разума стать на такой путь, это будет означать появление в стране серьезной силы: конструктивной и ответственной оппозиции, без которой не способно обойтись ни одно цивилизованное общество.