Представьте ситуацию. К вам приезжает ваш друг из северокавказской республики. Встречаете его с дорогим сердцем, ваша жена  накрывает стол — никакой свинины, избави боже, чтобы не обидеть гостя! Рассаживаетесь — и тут ваш кавказский друг заявляет: «А у нас не принято, чтобы женщина сидела за одним столом с мужчинами»…  И как тут быть дальше?

Ответить на этот непростой вопрос недавно пытались студенты ЮФУ, анализируя проблему — поведение в российской глубинке приезжих  из Северного Кавказа, которое вызывает все больше беспокойства. Все это — в рамках разговора о мультикультурализме, от которого «голова болит» не только у европейцев.

Говорят, кстати, в Европе он провалился.  Известный подход — «живите, как хотите» — к представителям других национальностей, вероисповеданий и культур, «понаехавших» в Европу, не оправдал себя. Мусульманские этнические анклавы имеют очень сильные традиции — в отличие от европейцев, проживающих в больших городах.  В этом и беда: приезжие из стран Ближнего Востока и Африки настолько освоились, что начали переносить свою этничность на французов и голландцев, немцев и англичан. Другими словами, гости требуют, чтобы хозяева жили  по правилам, привезенными издалека. Россия только подходит к этому рубежу, предупреждают эксперты, так стоит ли повторять провальный путь?

Отток безработной кавказской молодежи в глубь России не может не тревожить. Особую тревогу вызывают малограмотные и едва говорящие по–русски. Приходится признать, что с собой они нередко везут ярый национализм, присутствующий в республиках. И удивляться тут нечему — всего двадцати  лет оказалось  достаточно, чтобы культура  общения  между представителями разных регионов  и наций была утрачена.

Государственный контроль над интеграцией приезжих из северокавказских республик отсутствует. Чем не европейский мультикультурализм: как хотите — так живите? Вот и  живут!  Танцуют лезгинку на улицах. Режут баранов под окнами соседей, обалдевших от таких сцен.  Под вызывающе громкую национальную музыку демонстративно катаются по улицам городов на иномарках, из окон которых гордо развеваются национальные флаги горских республик. Поведение, что и говорить, не только вызывающее, но и провоцирующее. Но это, как говорится, цветочки.

Зреют и ягодки. Недавно в Большом Логе Аксайского района задержали двух милиционеров из братской северокавказской республики, приняв их  за… обыкновенных бандитов. И немудрено: отдыхая в одном из ресторанов Старочеркасска, они потребовали от официантки подбросить некие таблетки в бокалы понравившихся им девушек за соседним столиком. За отказ стали угрожать официантке убийством, не шутя приставив пистолет к ее голове. Уходя на автомобиле от погони сотрудников местного ОВД, сбили одного из них. И лишь после задержания стало ясно, что никакие это не бандиты, а милицейские коллеги, но с такой вот «национальной окраской»…

Понятно, что долго так продолжаться не может. Недавний «Русский марш» в Ростове — подтверждение тому. И тревожит он намного больше, чем аналогичный протест москвичей на Манежной площади. И вот почему. В Ростове русские испокон веков мирно уживаются с греками и армянами, украинцами и евреями, корейцами и ассирийцами, и с представителями еще десятков национальностей, включая кавказцев. Но когда на улицы в знак протеста выходит тысячная толпа еще вчера толерантных ростовчан, значит, терпению приходит конец — перегибают гости палку.

Специалисты по проблемам Северного Кавказа трезво оценивают ситуацию и  предлагают готовые рецепты. Приезжих необходимо не просто интегрировать, но русифицировать, считают они. Выходец из северокавказской республики, решивший уехать из родного аула, обязан не только хорошо владеть русским языком, но и соблюдать основные правила поведения в обществе. Этому надо учить. А те, кто не хочет русифицироваться, пусть остаются в своем родном ландшафте 90–х, — мы уже потеряли. Но следующие можно и нужно воспитывать.

Другого пути для гармонизации межэтнических отношений сегодня нет, убеждены исследователи. Не поступившись своей национальной идентичностью, невозможно «вписаться» в современную жизнь. В противном случае, предупреждают специалисты, этнические компактно проживающие группы, имеющие сильные традиции, будут представлять опасность для отдельных горожан. История  Максима Сычева, жившего в одной комнате общежития РГСУ с тремя кавказскими студентами, — тому пример.

Но это только часть проблемы, причем не главная, предупреждают эксперты. Мировая практика показывает: из 100% мусульман примерно 1% — радикалы. В Великобритании, в свое время широко распахнувшей дверь всем желающим, сегодня проживают 2 млн. мусульман, из них 20 000 — потенциальные террористы. Кто возьмет на себя смелость утверждать, что эта тенденция не имеет никакого отношения к России, и что отдельные национальные анклавы постепенно не перерождаются в исламские?

Так стоит ли государству медлить? Начать стоило еще вчера…