— К вам Виктор Сергеевич, — очень испуганно доложила секретарша. — Я сказала, что вы заняты, но…

— В окно сигануть, что ли? — тоскливо протянул районный чиновник. — Вы, кстати, с Виктором Сергеевичем незнакомы? Как так, это серьезное упущение…

Эти слова мне не понравились. Но еще сильнее мне не понравилась первая же фраза стремительно зашедшего в кабинет человека: «А, и пресса здесь! Как кстати, страна должна знать своих героев».

Далее — очень долгий и спутанный монолог на тему «все вокруг воры,  стрелять надо через одного». Причем по тексту следовало, что стрелять должна именно я, ибо «зачем тогда вы вообще нужны?», а карательную операцию обязана начать с этого кабинета и далее по вертикали — до Кремля.

Виктор Сергеевич потрясал квитанцией за квартплату и требовал лично от меня, Мельниковой Людмилы Федоровны, «громкого судебного процесса». Мои попытки объяснить, что сотрудник редакции газеты, пусть даже «губернаторской», не уполномочен возбуждать уголовного дела и даже подавать от своего имени судебный иск в защиту незнакомого мне круга лиц, услышаны не были. А лишь убедили Виктора Сергеевича в моем нежелании «выполнять свои обязанности». «А что, я этим должен заниматься?! У меня времени нет!» — с непоколебимой уверенностью отрезал он.

Возмущение этого человека понятно: цифры в квитанции были действительно запредельные. Но буквально неделю назад в «Нашем времени» вышла публикация по аналогичной ситуации, в которой рассказывалось об основных причинах и о способах решения проблемы. Но: «когда реально мне поможете, тогда и буду вас читать. А пока — не за что». Высказав все, что думает о нашей «шайке», Виктор Сергеевич удалился, пообещав вернуться через неделю.

… Придя в редакцию, я застала в своем кабинете собрата Виктора Сергеевича. Тот в ультимативной форме (!) потребовал от меня подробнейшего письменного отчета о работе, проделанной по его письму.

Потом позвонила наша читательница из одного райцентра с требованием написать от имени редакции «официальное письмо» руководителю обслуживающей ее дом организации, где бы мы подтвердили, что описанный в публикации комментарий  специалиста «правдивый и обязательный к исполнению». 

Сталкиваясь с проблемой, такие люди начинают очень активно (и агрессивно) обращаться во все возможные инстанции, не обращая особого внимания на полномочия и направленность той или иной организации. Их способ разрешения ситуации: не по закону, а по принципу «Я вас так достану, что вы сделаете все, чтобы больше меня не увидеть». И «достают» же — до такой степени, что прокуратура пачками выдает чиновникам предписания о превышении полномочий и нарушении ФЗ № 294 «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». К сожалению, часто проблемы таких людей решаются не восстановлением законности, а покрываются за счет более тихих граждан: передвигается очередь дома на капремонт, перекраиваются бюджеты, меняются назначенные планы. Последние убеждаются: «Закона нет, а правда — за наглостью» и требуют «положенного» вопреки всему — круг замкнулся.

Абсурд ситуации еще и в том, что вместо выполнения своих прямых обязанностей чиновники тратят львиную долю времени на бессмысленную переписку. Так, жалобы на протекающую крышу одновременно оказываются в районной администрации, мэрии, приемной губернатора и премьер-министра, а на следующий день — в личном блоге Медведева. Из приемной президента или премьер-министра жалоба в 99,99% отправляется по нисходящей к конкретному специалисту. Который вместо выхода на место и контроля работы управленцев составляет десятки ответов для всех вышестоящих инстанций — субординация требует. А крыша все течет… Более того: во всей этой бумажной волоките застаиваются адресные обращения именно к этому чиновнику, требующие его немедленного реагирования.

У граждан России множество прав, которые часто действительно нарушаются. Но самому гражданину стоило бы лично поучаствовать в их защите. Для начала хотя бы разобраться в причинах произошедшего и определить уполномоченного на решение этой проблемы лица. Ведь зачастую этим лицом являетесь … вы сами.

… «Эта ситуация решается так, — обречено втолковываю я очередному посетителю, хотя персональное консультирование граждан по вопросам ЖКХ не входит в список моих должностных обязанностей. — На общем собрании  жильцов вы должны принять решение и занести его в протокол. Этот документ — закон для вашей управляющей компании. Не подействует — направляйте коллективную жалобу на некачественное исполнение коммунальных услуг в жилинспекцию, а лучше — сразу в суд».

Но моему собеседнику это уже неинтересно: собрать в одном месте собственников 12 квартир в его доме, а тем более судиться — куда сложнее, чем отправить лично губернатору очередное десятистраничное письмо о беспределе управляющей компании. «Если не поможет, будем Путина звать, пусть приедет и наведет порядок, — делится планами мой собеседник. — Он же обязан защищать наши права». Я представила, как Владимир Владимирович будет лично штукатурить стены в подъезде старого дома, а потом распекать нерадивого управленца. И правда, почему бы и нет, ему ж все равно заняться нечем…