— Мне нужен Ваш пример, Галина. Вы же долго искали работу. И возраст себе занижали, и про образование врали работодателям, и про семейное положение. Работу не нашли, зато ателье открыли. Выстояли, в общем.

— В прошлом году ателье я закрыла. Кризис. Сейчас шью дома на заказ. А Вам зачем моя история?

И я стала рассказывать, что готовлю материал про безработных. Познакомилась в центре занятости с людьми, некоторые около года работу найти не могут. Они пришли в центр на трехдневные занятия. Их резюме учили составлять, отвечать на вопросы работодателей правильно, определяли склонность к различным видам деятельности, а главное, они там общались друг с другом. Специалист специально провоцировала их общение. Большинство сначала упиралось, мол, зачем нужна эта «говорильня», а когда уходили — благодарили, потому что выговорились, поняли, что не одиноки в своей беде.

— Я-то и материал решила писать, потому что те, кто пришел на занятия, безработицу как беду воспринимают, как явление постоянное, а не временное. Депрессивное настроение у них доминировало. И их можно понять: звонят по десяткам объявлений, ходят на встречи с потенциальными работодателями, и уже который месяц — ничего… Я хотела психолога подключить.

— Да, без работы непросто. Но Вы же знаете: «И это пройдет».

Мне казалось, что некоторые безработные тоже так думают. В первый день треть пришедших на занятия находили даже плюсы в безработице. Говорили, что можно больше времени уделять семье, самообразованию, выспаться, наконец. Но в конце признались, что все «блага» безработицы возможны только в том случае, если есть хоть какие-то деньги, а нет работы — нет и денег.

Пришедших условно можно было разделить на три группы: молодежь без опыта работы, мужчины около 35 лет и женщины предпенсионного возраста. У каждой группы, что называется, своя беда. Парни и девушки вообще пребывали в каком-то замешательстве. Говорили, их без опыта работы только объявления берут развешивать или «втюхивать» книги, фильтры, духи. Мужчины постарше не соглашаются на работу, где меньше 20-25 тысяч предлагают. Дело в том, что у большинства из них есть побочный заработок, плюс пособие по безработице — выходит почти столько же, сколько работодатели предлагают. «Так зачем же идти на целый день куда-то, где тобой еще и командовать будут?» — логично рассуждают они, но… Признались, что хотят напиться и забыться, потому что обеспечить семье соответствующий доход не могут. Эта проблема накладывает отпечаток на отношения дома. В общем, безнадега какая-то.

Но особенно мне стало жаль женщин предпенсионного возраста. Во-первых, пять из семи оказались одинокими. Во-вторых, если молодые мужчины работой, можно сказать, перебирают, то здесь некоторые и уборщицами устроиться не могут. «Юг Руси» ищет уборщицу с приятной внешностью до 35 лет», — показывает объявление в газете одна из женщин. — Это не сатирическая заметка, сейчас ведь везде так!» Какой бы вопрос ни задавался группе, эти женщины начинали отвечать на него, обозначая свой возраст, настолько они на нем зациклены. («Вы уверенно пользуетесь компьютером?» — «Мне 52 года»). В общем, опять беда.

— Что же психолог сказал? — спрашивает Галина.

— Я надеялась, что он какой-то совет даст, чтоб хотя бы словом безработных поддержать, а он констатировал все ту же «безнадегу». Конечно, говорит, с каждым нужно работать индивидуально. Но, в общем, в обществе после кризиса отмечен упаднический настрой. Говорит, люди словно ждали-ждали, что будет лучше, а на деле…

Психолог отметил, что особенно ему жаль молодежь, которая только начинает жить, и при этом не может реализовать себя должным образом: «Человек должен созидать, а он вынужден сегодня думать только о деньгах». Однако, по мнению специалиста, именно у молодежи больше шансов найти работу. У них еще много энергии. Они готовы пробовать, работать за копейки, ввязываться в дела, которые людям постарше кажутся авантюрными или бесперспективными, и такое поведение может дать свои положительные результаты. Мужчины в 30-35 лет сами по себе склонны к выпивке, изменам. Отсутствие работы только усугубляет развитие таких наклонностей. Однако именно этой категории, считает психолог, стоит напомнить о мудрости: «Спасение утопающего — дело рук самого утопающего». Женщинам постарше посоветовал браться за любую предложенную работу, не перебирать, ведь шансы найти место у них мизерные.

Я попыталась обратиться к другому психологу, но и он мне сказал то же самое: людям при нынешнем бардаке тяжело. Однако подчеркнул: от человека многое зависит.

— Вот я и хотела, Галина, Вас в пример привести. Как бы тяжело ни было, но Вы пробились. А Вас, оказывается, кризис тоже задушил.

— Я ателье закрыла, а задушить меня невозможно. У меня скоро внук родится. Детям помогать нужно. В свое время стать предпринимателем мне помог сын. Когда он был в девятом классе, у меня не было ни мужа, ни копейки за душой, а мальчика нужно было выучить. О депрессии не могло быть и речи, я должна была срочно зарабатывать деньги. Думаю, безработным прежде всего нужно задумаются, зачем им нужна работа, а значит, и доход. Тогда все получится. В этот раз меня спасет внук.